Самозащита по семейному праву (33309)

Посмотреть архив целиком

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ



КАФЕДРА ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА





Контрольная работа


Дисциплина: Семейное право


САМОЗАЩИТА ПО СЕМЕЙНОМУ ПРАВУ
















Уссурийск

2009


План


§1.Понятие "самозащита"

§2.Самозащита и права несовершеннолетних


Понятие "самозащита"


Понятие "самозащита" относится к числу универсальных, имеющих глубокие исторические корни. Государство любой формации не могло защитить каждого человека и гражданина, а он не мог быть совсем беззащитным. Однако самозащита в разные времена понималась различно. В исторически сравнительно недалеком прошлом самозащиту связывали с самоуправством и самообороной. Главное составляла физическая неюрисдикционная форма защиты человека, который еще не фигурировал как личность, субъект права. Позднее появилось еще одно понимание самозащиты как естественной потребности человека, основанной на инстинкте самосохранения, а самозащиту трактовали как естественное и неотчуждаемое право человека и гражданина наряду с правом на жизнь и свободу.

В наше время, когда отношение к личности стало иным, основанным на ч. 2 ст. 17 Конституции Российской Федерации, когда сфера гражданско-правового регулирования стала шире, сложнее, в центре внимания специалистов, прежде всего, в области гражданского права оказалось множество признаков самозащиты, свойственных данной отрасли. Но, чтобы составить представление о самозащите в семейно-правовой сфере, необходимо рассмотреть данное понятие сквозь призму общетеоретических позиций, обратить внимание на некоторые ее принципиально важные особенности. Тем более что по общему признанию самозащита относится к родовым понятиям, сочетающим в себе множество признаков. Один из них, наиболее важный, заключается в выполнении ею функций защиты, поскольку именно защита - ядро рассматриваемой дефиниции, определяющее ее назначение. Отсюда понятный вывод: "структурная обособленность самозащиты и наличие у нее собственных способов реализации позволяют поставить ее в один ряд с другими формами защиты". Вместе с тем самозащита рассматривается и как "резервный" механизм защиты. Причем речь идет о защите принадлежащего субъекту права. Если такого права не существует, то, на наш взгляд, говорить о самозащите не приходится. Налицо самоуправство, т.е. неправомерное действие. Что же касается понимания самозащиты как действия, направленного исключительно на пресечение нарушения собственного права, как способа предупреждения или пресечения нарушения собственных прав, то представляется, что все-таки самозащита имеет место при состоявшемся правонарушении.

Следует согласиться с М.И. Брагинским, что при самозащите имеется в виду защита своего действительного, а не предполагаемого права. И, добавим, во-первых, нарушенного права, а не угрозы его нарушения, во-вторых, совершенного путем действий, не связанных с физическим насилием, когда имеет место, например, самооборона. Именно действий, а не бездействия, которое, на наш взгляд, не свойственно самозащите. Трудно себе представить, как, бездействуя, физическое лицо защищает свое право. Самозащиту нередко связывают с охраной права. Между тем понятия "защита" и "охрана" не совпадают. Не случайно поэтому нет такого термина, как "самоохрана".

В юридической литературе существует еще одна позиция, обосновывающая тесную связь самозащиты с ответственностью, с чем также трудно согласиться. Ответственность, как известно, есть неблагоприятные правовые последствия правонарушения вместе с дополнительным обременением, которое может быть предусмотрено различными отраслями законодательства.

Само по себе словосочетание самозащита облегчает определение других ее главных признаков, поскольку здесь на первом месте фигурирует так называемая самость - привычный психоаналитический термин. А словарное академическое его толкование таково: "самозащита - защита самого себя от опасности, нападения, враждебных действий, защита собственными силами. Вот почему самозащита, в частности, гражданских прав, имеет своей целью охрану личности гражданина.... Поэтому самозащита тесно связана с самосознанием, самоутверждением, волеизъявлением именно физического лица.

Юридические, а также третьи лица, с каким бы интересом они не относились к защите прав другого субъекта, вправе, на наш взгляд, прибегать в случае необходимости к другим способам защиты, которых кроме самозащиты предостаточно. Коллективные действия применительно к самозащите как самостоятельному правовому институту в данном случае неуместны. Трудно согласиться и с точкой зрения, что самозащита может реализовываться как лицом, чьи права нарушены, так и другими лицами посредством так называемой товарищеской взаимопомощи, действия чужом интересе без поручения, или объединяясь с другими гражданами для отстаивания своих прав и законных интересов. По тем же соображениям, на наш взгляд, не может пользоваться самозащитой государство, Федерация в целом, субъект Федерации.

В число, казалось бы, бесспорных признаков самозащиты включают понятия, определяющие ее направления, цели. Так, самозащита гражданских прав понимается как "допускаемые законом или договором действия управомоченного лица, направленные на обеспечение неприкосновенности права, пресечение нарушения и ликвидацию последствий такого нарушения. Сюда же добавляется требование соблюдения или совершения определенного рода действий другой стороны. Тем самым, на наш взгляд, расширяются границы понятия "самозащита". А широкое определение самозащиты как родового понятия, включающего и стадии ее реализации, не позволяет четко определить суть самозащиты, которая заключается в совершении субъектом права волевого акта, свидетельствующего, что он сам намерен себя защищать. Такова главная идея, заложенная в понятие "самозащита", представляющее своеобразную реакцию индивидуума на нарушение своих прав.

С момента претворения в действительность этой идеи в виде акта обращения за защитой берет начало сам процесс защиты. И возможность совершить такой акт предоставляет государство. Иными словами, речь идет о своеобразном крайне важном для субъекта праве, нуждающемся в самостоятельном законодательном закреплении. Отсюда позволителен вывод, что самозащита по своему характеру близка правоспособности, есть одно из ее проявлений. А правоспособность, сама по себе будучи абстрактной, но стержневой правовой категорией, не нуждается в описании прав, которыми способен обладать субъект.

Заслуживает внимания и мнение, что самозащиту следует выделить в особую группу юридических фактов, с чем трудно согласиться. Всякого рода юридические факты нуждаются, как известно, в подтверждении, чего нельзя сказать о самозащите. Она, как всякое другое право, есть предоставленная государством возможность действовать определенным образом. Поэтому ее существование в доказательствах не нуждается.

Таким образом, самозащита как таковая со всеми присущими ей признаками служит своеобразным "ключом", который приводит в движение весь механизм правового регулирования, подчиняется своим правилам, зависящим от компетенции, прав и обязанностей юридического лица, призванного реагировать на акт самозащиты; физического лица, у которого появляются обязанности реализовать (не реализовать) просьбу того, кто сам себя защищает. Именно такое понимание самозащиты способно превратить ее в проявление свободы личности, признак ее независимости и в сфере правоприменения, в полезный и нужный правовой инструмент, а не абстрактную нежизнеспособную правовую категорию.

Рассматривая самозащиту только как акт свободного проявления намерений самого субъекта, чьи права нарушены, имеет смысл несколько подробнее остановиться на самозащите как волевом действии. Воля должна быть выражена четко полностью дееспособным лицом. Во-вторых, реализующему свое право субъекту следует четко обозначить, какое именно его право нарушено. Не исключено, что при этом он может ошибаться, поскольку такого права не существует. Иллюзии на этот счет станут предметом рассмотрения органов, куда направлено обращение защищающего себя субъекта. Конечно, отсутствие четкого обозначения нарушенного права затрудняет дальнейшую защиту права. Но само по себе право на самозащиту от этого не исчезает. Не пропадает оно и тогда, когда личное, индивидуальное обращение за защитой (самозащита) не увенчалось успехом. Вместе с тем знание, какое именно право было нарушено, облегчит поиск средств самозащиты, разбирательство существа обращения за защитой.

Существует мнение, что самозащита может быть обращена к другому физическому лицу с целью примирения, достижения обоюдовыгодного компромисса. И если такое обращение действительно способно послужить правовой основой самозащиты, то почему бы его не допустить.

Говоря об обращении как способе реализации права на самозащиту, надо сказать, что термин "обращение" трактуется как призыв, речь, воззвание, что, казалось бы, к самозащите как юридической категории прямого отношения не имеет. Однако нередко общепринятые слова и выражения приобретают со временем способность, во-первых, к обретению иного смысла. Во-вторых, иногда просто трудно найти им подходящую замену. Вот почему именно термин "обращение" фигурирует в ст. 33 Конституции РФ, ст. 4 Федерального закона "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации" от 2 мая 2006 г., ст. 32 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" от 6 октября 2003 г.


Случайные файлы

Файл
30292.rtf
133114.rtf
106744.rtf
130718.rtf
27338-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.