Правовое государство и гражданское общество (31734)

Посмотреть архив целиком

  • Характерные черты правового государства и гражданского общества. Соотношение понятий государство, правовое государство и гражданское общество


    Ответ:

    Гражданское общество — система негосударственных организаций, объединений, учреждений, институтов, политических партий, профессиональных и иных союзов, других неправительственных структур, взаимодействующих с официальной властью на равноправной основе. В идеале государство должно находиться под контролем гражданского общества, служить ему, а не наоборот. В России сегодня насчитывается свыше 300 тыс. различных самодеятельных, относительно автономных организаций, объединяющих 2,5 млн. наиболее активных граждан. Плюс многочисленные коммерческие образования, корпорации собственников, предпринимателей, субъектов рынка. Между властью и бизнес-сообществом налаживается конструктивный диалог — они не антиподы.

    Россия провозгласила цель построения гражданского общества и правового государства. Следовательно, их пока еще нет. Однако общие контуры возводимого здания ясны, известны основные элементы (узлы, блоки, несущие конструкции). Но одно дело — проект, другое — его реальное воплощение в жизнь. Сложился пока только некий идеальный образ гражданского общества, требующий глубокого научного осмысления. К тому же реализация замысла осуществляется в труднейших условиях российской действительности.

    Сущность гражданского общества состоит в том, что оно объединяет и выражает прежде всего интересы граждан, их чаяния, свободу, запросы, потребности, а не волю правящих элит, власти, государства. Последнее (государство) призвано выступать лишь слугой общества, его доверенным представителем. Государство для общества, а не общество для государства. В то же время антагонизма между ними не должно быть.

    Можно указать ряд наиболее общих идей и принципов, лежащих в основе любого гражданского общества, независимо от специфики той или иной страны. К ним относятся:

    1) экономическая свобода, многообразие форм собственности, рыночные отношения;

    2) безусловное признание и защита естественных прав человека и гражданина;

    3) легитимность и демократический характер власти;

    4) равенство всех перед законом и правосудием, надежная юридическая защищенность личности;

    5) правовое государство, основанное на принципе разделения и взаимодействия властей;

    6) политический и идеологический плюрализм, наличие легальной оппозиции, многопартийности;

    7) свобода мнений, слова и печати, независимость средств массовой информации;

    8) невмешательство государства в частную жизнь граждан, их взаимные обязанности и ответственность;

    9) классовый мир, партнерство и национальное согласие;

    10) эффективная социальная политика, обеспечивающая достойный уровень жизни людей.

    Гражданское общество — не государственно-политическая, а главным образом экономическая и личная, частная сфера жизнедеятельности людей, реально складывающиеся отношения между ними. Это свободное демократическое правовое цивилизованное общество, где нет места режиму личной власти, волюнтаристским методам правления, классовой ненависти, тоталитаризму, насилию над людьми, где уважаются закон и мораль, принципы гуманизма и справедливости. Это рыночное многоукладное конкурентное общество со смешанной экономикой, общество инициативного предпринимательства, разумного баланса интересов различных социальных слоев.

    Роль государства заключается в первую очередь в том, чтобы охранять правопорядок, бороться с преступностью, создавать необходимые условия для беспрепятственной деятельности индивидуальных и коллективных собственников, реализации ими своих прав и свобод, активности и предприимчивости. Государство должно выполнять в основном функции «по ведению общих дел» (К. Маркс). Его задача — не мешать нормальному течению экономической жизни.

    Гражданское общество начинается с гражданина и его свободы. Само звание «гражданин» в свое время звучало как синоним независимости, равноправия, достоинства и самоуважения личности. Оно противопоставлялось всевозможным сословным чинам, привилегиям, кастовым различиям, воспринималось как вызов угнетенному положению людей, неравенству и ограничению в правах. Статус «подданных», крепостных был унизительным или по крайней мере ущемленным, не говоря уже о положении рабов.

    Гражданское общество — открытое, демократическое, антитоталитарное, саморазвивающееся общество, в котором центральное место занимает человек, гражданин, личностьСоставными элементами гражданского общества являются: 1) личность; 2) семья; 3) школа; 4) церковь; 5) собственность и предпринимательство; 6) социальные группы, слои, классы; 7) частная жизнь граждан и ее гарантии; 8) институты демократии; 9) общественные объединения, политические партии и движения; 10) независимое правосудие; 11) система воспитания и образования; 12) свободные средства массовой информации; 13) негосударственные социально-экономические отношения и др.

    Общественным сознанием правовое государство воспринимается как такой тип государства, власть которого основана на праве, им ограничивается и через него реализуется. Но такое представление, хотя и верное по сути, недостаточно для адекватного понимания феномена правового государства, представляющего собой сложную, многофакторную систему.

    В идее правового государства можно выделить два главных аспекта:

    1) свободу человека, наиболее полное обеспечение его прав;

    2) ограничение правом государственной власти.

    В философском смысле свобода может быть определена как способность человека действовать в соответствии со своими интересами, опираясь на познание объективной необходимости. В правовом государстве в отношении человека создаются условия для его юридической свободы, реализуется механизм правового стимулирования, в основе которого лежит принцип «не запрещенное законом дозволено».

    Человек как автономный субъект свободен распоряжаться своими способностями, собственностью, имуществом. Право же, являясь формой и мерой свободы, должно максимально раздвинуть границы ограничений личности прежде всего в экономике, сфере внедрения научно-технического прогресса в производство и т.п. Думается, не случайно сегодня в России принят пакет приоритетных экономических законов, посвященных собственности, земле, налоговой системе, приватизации государственных предприятий и т.д., которые фиксируют многообразие форм собственности, открывают простор для инициативы людей, дают возможность почувствовать себя хозяином жизни.

    Наиболее крупные и значимые блоки права-стимула в отношении личности (свобода, собственность, равенство и т.д.) воплощаются в формуле «права человека», которые являются фундаментальными в том плане, что призваны обеспечивать первичные предпосылки достойного существования и лежат в основе конкретных многообразных субъективных прав личности.

    Права человека как главное звено правового режима стимулирования для индивида есть источник постоянного воспроизводства его инициативы, предприимчивости, инструмент развития гражданского общества. В современный период проблемы прав человека выходят на международный, межгосударственный уровень, что подтверждает правомерность их приоритета над проблемами государства, свидетельствует об их общенациональном характере. Они все прочнее становятся точкой отсчета в национальных правовых системах, правовом регулировании.

    Права человека и правовое государство, несомненно, характеризуются общими закономерностями возникновения и функционирования, ибо существовать и эффективно действовать они могут только в одной «связке». Оба феномена имеют в своей основе право, хотя роль последнего для них практически прямо противоположна, но одновременно и внутренне едина. Это свидетельствует о том, что соединяющим звеном между человеком и государством должно быть именно право, а отношения между ними — истинно правовыми.

    Именно в связанности, ограничении правом государства и заключается сущность правового государства. Здесь право выступает как антипод произвола и как барьер на его пути. Ведь поскольку политическая власть (главным образом власть исполнительная) имеет склонность вырождаться в различные злоупотребления, для нее необходимы надежные правовые рамки, ограничивающие и сдерживающие подобные негативы, возводящие заслон ее необоснованному и незаконному превышению, попранию прав человека.

    Правовые ограничения необходимы для того, чтобы недостатки властной личности не трансформировались в пороки государственной власти. Вот почему можно сказать, что правом ограничиваются не собственно управляющие воздействия со стороны государственных структур на личность, а лишь необоснованные и противоправные ущемления интересов граждан.

    В условиях демократии право как бы «меняется местами» с государством — утверждается верховенство первого и право возвышается над государством.

    Итак, правовое государство это организация политической власти, создающая условия для наиболее полного обеспечения прав и свобод человека и гражданина, а также для наиболее последовательного связывания с помощью права государственной власти в целях недопущения злоупотреблений.

    Из определения правового государства можно выделить два главных принципа (две стороны сущности) правового государства:

    1) наиболее полное обеспечение прав и свобод человека и гражданина (социальная сторона);

    2) наиболее последовательное связывание посредством права политической власти, формирование для государственных структур режима правового ограничения (формально-юридическая сторона).

    Принципами правового государства, отличающими его от государства неправового, являются:

    наиболее полное обеспечение прав и свобод человека и гражданина;

    наиболее последовательное связывание с помощью права политической власти, формирование для государственных структур режима правового ограничения;

    разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную;

    федерализм;

    верховенство закона;

    взаимная ответственность государства и личности;

    высокий уровень правосознания и правовой культуры в обществе;

    наличие гражданского общества и осуществление контроля с его стороны за выполнением законов всеми субъектами права и др.

    Исторически государство и право (как система исходящих от публичной власти норм) возникают одновременно в силу одних и тех же причин, а именно в результате разложения родового общества и перехода его в более высокое, цивилизованное состояние. Одновременно — не значит одномоментно и адекватно. Речь идет о сравнительно длительном периоде, в рамках которого генезис права и государства имеет свои особенности. Но в принципе «родословная» у названных явлений одинакова, их типология, социальные и гносеологические корни совпадают.

    В науке широко известно классическое и достаточно обоснованное положение о том, что «на определенной, весьма ранней ступени развития общества возникает потребность охватить общим правилом повторяющиеся изо дня вдень акты производства, распределения и обмена продуктов, позаботиться о том, чтобы отдельный индивид подчинился общим условиям производства и обмена. Это правило, вначале выражающееся в обычае, становится затем законом. Вместе с законом возникают и органы, которым поручается обеспечивать его соблюдение, — публичная власть, государство» (Ф. Энгельс).

    Таким образом, право вырастает из обычаев и экономической необходимости. Как заметил Ф. Энгельс, «люди забывают о происхождении права из экономических условий, подобному тому, как они забыли о своем собственном происхождении из животного царства». Право возникло как реакция общества на объективную необходимость иметь более жесткий и властный (императивный) регулятор социальных отношений, снабженный принудительной силой, ибо моральные и им подобные нормы с этой задачей уже не справлялись.

    Есть и другие теории, школы, концепции, объясняющие так или иначе происхождение и сущность права, — естественная, историческая, социологическая, нормативистская. Бесспорно, что на формирование права, помимо экономических причин, оказывают свое влияние также культурные, национальные, религиозные, этнические, геополитические и другие факторы.

    Тем не менее государство и право — относительно самостоятельные явления и их отождествление недопустимо, дистанция между ними всегда сохраняется. По образному выражению М.А. Аржанова, «государство и право ни на минуту не остаются наедине, с глазу на глаз. У каждого из них своя жизнь, свои цели, задачи, методы. Они взаимодействуют, но не сливаются, не поглощают друг друга».

    Н.А. Бердяев различал два типа учений об отношениях права и государства, Первый тип он называл государственным позитивизмом, который видит в государстве источник права (теория и практика самодержавия, абсолютизма). Противоположный тип признает абсолютность права и относительность государства: право имеет своим источником не то или иное положительное государство, а трансцендентную природу личности. Не право нуждается в санкции государства, а государство должно быть санкционировано правом, судимо правом, подчинено праву, растворено в праве.

    Здесь выражен, с одной стороны, этатистский подход к взаимосвязи государства и права, который безраздельно господствовал в советской политико-идеологической практике, а с другой — естественно-правовой, который основывается на признании прав чело века как изначальной и непреложной ценности. Он только сейчас взят на вооружение и законодательно закреплен в российской Конституции.

    Идея правового государства предполагает связанность власти правом, законами, которые она обязана уважать и соблюдать. Согласно этой идее право — не просто «спутник» государства или его «приложение», «придаток»; в нетоталитарной системе оно способно играть существенную ограничительную роль. Это один из фундаментальных принципов всякого демократического общества, гарантия от авторитаризма и произвола. Однако конкретные формы проявления этого принципа могут быть различными.

    В современной литературе указывается натри возможные модели во взаимоотношениях государства и права: 1) тоталитарная (государство выше права и им не связано); 2) либеральная (право выше государства); 3) прагматическая (государство создает право, но связано им). Первая — для России не подходит; вторая — выражает, скорее, желаемое; третья, также по своей сути либеральная, но она ближе к нынешним реальностям. Именно эта модель сегодня практически осуществима.

    Наиболее рациональное решение вопроса может быть найдено не на путях противопоставления государства и права, а на путях их «взаимовыгодного сотрудничества», что при нормальном ходе вещей обычно и происходит. Словосочетания «государственное право» и «правовое государство» уже одним своим звучанием и смыслом подчеркивают неразрывную связь этих явлений. Е.Н. Трубецкой писал, что «само государство есть правовая организация». Отсюда следует, что государство нуждается в праве не меньше, чем право в государстве. Они взаимозависимы.

    Право выступает государственным регулятором общественных отношений — таков его социальный статус. С другой стороны, деятельность государства носит по преимуществу правовой характер. Поэтому был бы неуместен чисто риторический спор о том, что важнее и нужнее — государство или право, ибо здесь заведомо нет никакой дилеммы. Представляется некорректным исходить из принципа, что первично и что вторично, или рассматривать их с позиций цели и средства.

    Важны и нужны оба эти института: один — как организация силы, другой — как форма выражения воли. В их логической связке объективную ценность имеет не только право (о чем в последнее время чаще всего говорят и пишут), но и государство. Более того, на определенных этапах именно твердая государственность оказывается более всего необходимой. Не переживаем ли мы сегодня как раз такой период?

    Между государством и правом могут быть противоречия, коллизии, расхождения (в целях, методах, устремлениях), их отношения не всегда складываются гладко. Помимо прочих причин это объясняется тем, что государство и право, будучи тесно связанными, в то же время в некотором роде — «антиподы», их позиции не во всем совпадают. Власть имеет тенденцию к неограниченности, выходу из-под контроля, она тяготится всякой внешней зависимостью, а право стремится «поставить ее на место», ввести в юридические рамки. «Право существует и развивается в известном противоборстве с государством... оно — мощный антитоталитарный фактор» (С.С. Алексеев).

    В свое время концепция правового государства критиковалась у нас за то, что она поднимала право над государством, проповедовала «господство», «примат», «первенство» права. Считалось, что право не может на равных конкурировать с властью, так как выступает ее инструментом, средством, орудием и т.д. Особенно когда речь шла о «диктатуре пролетариата», которая представляла собой «ничем не ограниченную, никакими законами, никакими абсолютно правилами не стесненную, непосредственно на силу опирающуюся власть» (В.И. Ленин).

    В этих условиях праву не придавалось сколько-нибудь самостоятельного значения, его всячески принижали, отодвигали на второй план. В лучшем случае в нем видели политико-идеологическую силу, орудие в руках господствующего класса. На этой почве укоренился и расцвел правовой нигилизм.

    Лишь в середине 80-х гг. минувшего столетия с выдвижением идеи правового государства и признанием таких его принципов, как верховенство закона, уважение к праву, положение стало меняться. Но скорее в теории, а не на практике. В праве начали усматривать не только один из рычагов политики, но и общепризнанную историческую, социальную и культурную ценность.

    Соотношение государства и права включает в себя три главных аспекта: единство, различие и взаимодействие.

    Единство, как уже показано, выражается в их происхождении, типологии, детерминированности экономическими, культурными и иными условиями, общности исторической судьбы; в том, что они выступают средствами социальной регуляции и упорядочения, аккумулируют и балансируют общие и индивидуальные интересы, гарантируют права личности.

    О родственности указанных понятий говорит и то, что они традиционно изучаются одной наукой — общей теорией государства и права. Ведь государственное и правовое развитие — единый процесс. Поэтому его искусственный разрыв неизбежно сказался бы на глубине научного осмысления двух сложнейших феноменов общественной жизни.

    Сказанное не означает, что все, свойственное государству, свойственно и праву, и наоборот. Они остаются достаточно автономными и самобытными образованиями. Именно поэтому познание сущности государства и права предполагает необходимость выявления как их общих, так и специфических черт.

    Различия вытекают уже из определений этих понятий, их онтологического статуса и общественной природы. Если государство есть особая политико-территориальная организация публичной власти, то право — система официально установленных и охраняемых норм, выступающих регуляторами поведения людей. У них разное социальное назначение, различные роли. Государство олицетворяет силу, а право — волю. Эти категории лежат в разных плоскостях, не совпадают по форме, структуре, элементному составу, содержанию.

    Взаимодействие государства и права выражается в многообразном влиянии их друг на друга. Воздействие государства на право состоит прежде всего в том, что оно его создает, изменяет, совершенствует, охраняет от нарушений, претворяет в жизнь. «Право формируется при непременном участии государства, оно есть непосредственный продукт, результат государственной деятельности».

    Разумеется, первопричины права лежат не в государстве как таковом, а в социальной необходимости, общественных потребностях. Но после того как эти потребности осознаются государством, оно переводит их на язык законов, юридических норм, т.е. создает, учреждает право. Правотворчество — исключительная прерогатива государства. При этом имеется в виду как аутентичное (авторское) правотворчество, так и делегированное.

    Государство либо само устанавливает правовые нормы, либо санкционирует уже действующие. Оно может также делегировать возможность принимать отдельные юридические акты общественным и иным негосударственным организациям, придавать силу закона судебным и административным прецедентам, нормативным договорам и соглашениям.

    Это значит, что процесс формирования права может идти как сверху вниз, так и снизу вверх, вырастая из народных корней, обычаев, традиций, индивидуальной саморегуляции, и государству остается лишь согласиться с этим, закрепить сложившиеся правила в законах. Словом, власть не является единственной правотворящей силой. В известном смысле право создается всем обществом.

    Но в конечном счете право исходит все же от государства как официального представителя общества. Так что без его ведома или вопреки его воле «свое» право никто создавать не может. В противном случае нельзя говорить о суверенности власти. Разумеется, если под правом наряду с юридическими нормами также понимать естественные и неотчуждаемые права человека, то источником его, конечно, будет уже не только государство.

    Однако и прирожденные, естественные права личности государство обязано признавать/уважать, защищать, способствовать их осуществлению (см. ст. 2 Конституции РФ). Правовое государство потому и называется правовым, что оно действует на основе и в соответствии с этими правами. Правоохранительная и правообеспечительная его миссия неоспорима.

    Не менее существенно и многообразно обратное влияние права на государство. Право прежде всего легализует и конституирует государственную деятельность, определяет ее общие границы (пределы), дозволенность или недозволенность, обеспечивает контроль над легитимностью (законностью) этой деятельности, ее соответствие международным стандартам.

    С помощью права закрепляются внутренняя организация государства, его форма, структура, аппарат (механизм) управления, статус и компетенция различных органов и должностных лиц, принцип разделения властей, оформляются необходимые институты. Государство создает право и для регламентации собственной деятельности.

    Посредством права осуществляются задачи и функции государства, проводится его внутренняя и внешняя политика, законодательно определяется и закрепляется общественный строй, положение личности в обществе. Собственно, вся основная государственная «работа» должна протекать и протекает в правовом режиме, в юридических формах, процедурах.

    Таким образом, между государством и правом существуют сложные и многосторонние диалектические взаимосвязи и взаимопроникновения, которые необходимо учитывать как при теоретическом осмыслении данных институтов, так и в реальном процессе проводимых в стране демократических преобразований, в том числе в государственно-правовой сфере. Без такого учета вряд ли можно построить в

    России полноценное гражданское общество, обеспечить в нем стабильность, порядок, законность.


    1. Юридическая ответственность как мера государственного принуждения


    Ответ:

    Для правовой науки и практики очень важно выяснить соотношение и взаимосвязь юридической ответственности и государственного принуждения, их общие и отличительные черты. Тем более что в литературе они нередко либо отождествляются, либо, напротив, противопоставляются.

    Юридическая ответственность чаще всего определяется через различные формы государственного принуждения. Это объясняется тем, что правовая ответственность, как правило, рассматривается лишь в негативном аспекте. В результате вся проблема ответственности сводится в основном к борьбе с преступностью.

    Между тем государственное принуждение применяется только при реализации негативной (ретроспективной) ответственности как вспомогательное средство, которое нельзя распространять на все разновидности ответственности.

    Необходимо иметь в виду, что в условиях демократизации государственно-правовой и общественной жизни страны, совершенствования законодательства, механизма его действия значение позитивной ответственности возрастает, в то время как сфера использования принуждения сужается.

    В государстве, где законы имеют конструктивную силу, способствуют развитию свободы, предприимчивости, инициативы, граждане заинтересованы в сознательном и добровольном их соблюдении, проявляют действительно ответственное отношение к правовым предписаниям. И чем полнее отражены в законах интересы граждан, и чем надежнее они защищены, тем меньше совершается правонарушений, а стало быть, снимается сама необходимость привлечения к ответственности.

    Юридическая ответственность — это не всегда реакция государства на противоправное деяние. Свидетельством, что ответственность и государственное принуждение — несовпадающие понятия, служит тот факт, что момент привлечения к ответственности правонарушителя и применение к нему мер государственного принуждения расходятся во времени. Установление вины и привлечение к ответственности предшествуют государственному принуждению.

    Принуждение к соблюдению норм права есть следствие принудительного привлечения к ответственности, метод воздействия на правонарушителя, свойственный ретроспективному аспекту рассматриваемой проблемы. Личность и степень ее вины устанавливаются ранее, затем определяется вид ответственности, к которому привлекается правонарушитель, и только после этого следуют меры государственного принуждения.

    На практике иногда меры государственного принуждения применяются вне зависимости от юридической ответственности. Например, задержание лица по подозрению, избрание меры пресечения, принудительное лечение и др.

    При рассмотрении соотношения правовой ответственности и государственного принуждения можно сделать выводы:

    во-первых, они могут совпадать на определенных этапах реализации, но ставить между ними знак равенства нельзя;

    во - вторых, в правовой ответственности демократического общества государственное принуждение не является главным элементом. Таковым выступает осознанная убежденность большинства граждан в необходимости соблюдения законов, глубокая личная ответственность за состояние законности и правопорядка в стране, за перспективу общественного развития, создание правового государства;

    в-третьих, правовая ответственность в ее позитивном и ретроспективном проявлениях находится под защитой государства. И если позитивная расширяется и укрепляется, то вторая — в дальнейшем будет сужаться.

    Ответственность за правомерное поведение каждого субъекта права есть не только нравственно-политическая, но и правовая категория, которую необходимо развивать, совершенствовать и укреплять. Преувеличение роли принуждения в 30—40-е годы нашло отражение и в правоведении. Свидетельством этого является господствующий в юридической науке долгое время взгляд на принуждение при определении права как на совокупность норм, реализация которых обеспечивается принудительной силой государства.

    Тесную взаимосвязь юридической ответственности и санкции правовой нормы отмечают многие авторы. Вместе с тем в литературе наблюдается и тенденция разграничения этих понятий. Считается, что санкция представляет собой элемент правовой нормы, предусматривающий неблагоприятные последствия для правонарушителя, она существует в правовой норме как потенция, превращаемая в действительность лишь при правонарушении. Следовательно, санкция правовой нормы существует всегда, а правовая ответственность наступает лишь при реальном нарушении этой нормы.

    Критикуя мнение, что гражданско-правовая ответственность есть прежде всего санкция за правонарушение, справедливо указывается, что ответственность при нарушении норм гражданского права предполагает определенного рода отношения между правонарушителем и потерпевшим, а при нарушении норм уголовного права — между правонарушителем и государством.

    Правовую санкцию же, представляющую собой элемент правовой нормы, никак нельзя назвать подобным отношением. Установление санкции за нарушение предписаний еще не порождает отношений ответственности, возникновение их связано с наличием определенного юридического факта. Правовая ответственность по сравнению с санкцией более емкая и многогранная категория. Она реализуется главным образом в правомерных поступках, а не при правонарушениях. Ответственное поведение и последствия нарушения нормы права — понятия не тождественные. В этой цепи взаимосвязей принудительные санкции есть лишь одна из форм государственного воздействия на правонарушителя.

    Юридическая ответственность определенным образом соотносится с различными формами государственно-правового воздействия на участников правоотношений. Ее социальное назначение не только в том, чтобы вызвать положительные, созидательные для развития общества поступки. Главное — профилактическое, превентивное применение. До наступления вредных последствий имеет место внешнее проявление ответственности. Юридически значимый поступок оценивается в зависимости от его качественных характеристик. Лишь после оценки приходят определенные последствия.

    Предварительными условиями последствий являются совершение поступка и его оценка. Следовательно, юридическая ответственность взаимосвязана со всеми частями нормы права, а не только с последствиями, которые должны наступить для лиц, нарушивших предписания данной нормы. Отношение личности к установленному правилу поведения и качественная оценка поведения могут быть различны: ответственными или безответственными, положительными или отрицательными.

    Если поступок субъекта правоотношения правомерен и свидетельствует об ответственном поведении личности, то возникают положительные оценки и последствия для личности (одобрение, поощрение, награда и т.п.), что характерно для позитивного аспекта юридической ответственности.

    Концепция положительных, поощрительных санкций в праве, хотя и была в свое время отвергнута, тем не менее заслуживает, на наш взгляд, пристального внимания. Наличие таких санкций еще более стимулировало бы активные и положительные для развития общества поступки.

    Большинство людей поступает ответственно. Это их нормальная и естественная жизненная позиция. Поэтому на нее не обращают должного внимания, а больше говорят о безответственных поступках. Да, видимо, и нет необходимости устанавливать поощрительные меры на каждый случай выполнения требований норм права.

    Участники правоотношений соблюдают их в силу осознанного долга и подчас в своих интересах. Но это не означает, что в сфере ответственности необходимо все сводить только к отрицательным оценкам и применению принудительных санкций.

    Санкция не совпадает и с негативным аспектом ответственности. Они различаются но времени возникновения ответственности и моментом применения санкции. При правонарушении появляется необходимость в привлечении лица к определенному виду ответственности. Это предварительное условие применения принудительной санкции. Здесь имеют место отрицательная оценка содеянного и осуждение противоправного поведения. Доказывается вина, устанавливаются обстоятельства объективной и субъективной сторон правонарушения.

    Затем определяется конкретный объем карательной санкции с учетом особенностей правонарушения и правонарушителя (смягчающие и отягчающие вину обстоятельства, вменяемость, отношение к исполнению общественных и государственных обязанностей, степень осознания вины и т.д.). Такой подход дает максимальные гарантии избежания ошибок в применении карательных санкций. Это и подтверждает мнение о несовпадении временных и объемных параметров ответственности и санкции.

    В юридической литературе ответственность иногда отождествляется с правовым наказанием, что неверно. Действительно, в законодательстве нигде не уточняется, что ответственность сводится к наказанию, что эти понятия тождественны. Даже негативно-ретроспективную ответственность, которая на одном из этапов ее существования наиболее полно выражается в правовом наказании, нельзя сводить к каре за содеянное. Здесь наказание применяется не ради наказания, а для того, чтобы исправить и перевоспитать осужденных в духе точного исполнения законов, для предупреждения совершения новых преступлений как осужденными, так и иными лицами.

    Законодатель в лаконичной форме указывает органам, стоящим на страже законности, процесс воздействия на правонарушителя, суть которого в том, чтобы исправить и перевоспитать правонарушителя, возвратить его с пути безответственного и нежелательного для общества поведения на путь совершения ответственных и желательных поступков, т.е. к позитивной ответственности.

    Смысл государственно-правового воздействия при установлении юридической ответственности в том, чтобы вызвать положительные для развития общества поступки, а не применить наказание за неисполнение норм права. Именно в этом цель регулирования общественных отношений.

    В ответственности личности основным показателем является ее осознанное отношение к нормам поведения. Правовое наказание — это последствие, наступающее при безответственном отношении личности к установленным правилам. Наказание есть мера воздействия против совершившего преступление, проступок. До применения наказания должно быть определено негативное поведение гражданина, т.е. должен иметь место проступок.

    Состояние ответственности возникает тогда, когда личность совершает поступок, урегулированный правом, и тем самым показывает свое отношение к выполнению требований норм права. С этого момента объективно возникают отношения ответственности, в которых реализуется тот или иной ее аспект.

    В поведении личности отношение к требованиям норм права может быть различным: ответственным (позитивный аспект) или безответственным (негативный аспект). Первое реализуется главным образом в правомерном поведении, второе — в правонарушении. В зависимости от этого оценка поступка может быть положительной или отрицательной.

    Ответственность или безответственность личности проявляется в ее действиях, а не в тех последствиях, которые они за собой влекут. Каков характер поступка, таковы и его последствия. Если поведение личности по форме и содержанию не противоречит требованиям норм права, то вопрос о наказании вообще снимается.

    Такое поведение действительно ответственно и должно влечь за собой положительную оценку и последствия. Следствием позитивной ответственности не может быть наказание личности. Поэтому ответственное поведение и отношение личности к требованиям норм права, государственно-правовое воздействие, последствия нарушения норм права, применение правового наказания - не тождественные явления.

    Итак, юридическая ответственность и правовое наказание — несовпадающие понятия. Наказание есть существенный, но далеко не единственный элемент структуры механизма юридической ответственности. Это не означает, что правонарушитель остается безнаказанным. Его привлечение к ответственности и применение наказания необходимы. Но это абсолютно не свидетельствует о равнозначности понятий и их одинаковом применении в регулировании общественных отношений и достижении поставленных целей.


    Литература


    1. Малько А.В. Экзамен по теории государства и права: 100 ответов на 100 возможных вопросов: Учебно-методическое пособие, - М., 2005

    2. Теория государства и права: Курс лекций /Под ред. Н. И. Матузова и Л. В. Малыш – М., 2006

    3. Марченко М. Н. Проблемы теории государства и права – М, 2005

    4. Общая теория государства и права. Академический курс в двух томах/Под ред. Марченко М. Н. - М., 2006

    5. Проблемы общей теории права и государства/под ред. В. С. Нерсесянца. - М, 2000

    6. Хропанюк В. Н. Теория государства и права. – М,2004.


  • Случайные файлы

    Файл
    18308-1.rtf
    172376.doc
    1033-1.rtf
    77668.doc
    24749-1.rtf




    Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
    Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
    Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.