Понятие и виды недобросовестной конкуренции (на примере законодательства европейских стран) (30838)

Посмотреть архив целиком














Понятие и виды недобросовестной конкуренции (на примере законодательства европейских стран)



Содержание



Введение

Франция

Швейцария

Италия

Чехия

Венгрия

Румыния

Болгария

Великобритания



Введение


С точки зрения правового регулирования недобросовестной конкуренции можно выделить три группы стран . К первой группе относятся страны, в которых преследование недобросовестной конкуренции осуществляется на основе общих положений гражданского права об ответственности за внедоговорное правонарушение, деликт. На основании этих норм судебной практикой разработано понятие и определены виды недобросовестной конкуренции. К таким странам относятся Франция, Италия, Нидерланды, а также некоторые другие страны.

Во вторую группу входят страны, в которых принято законодательство о недобросовестной конкуренции, определяющее как общее понятие, так и конкретные составы правонарушений из недобросовестной конкуренции. К ним относятся Германия (где первый Закон о недобросовестной конкуренции был принят в 1909 году. В 2004 г. принят новый закон против недобросовестной конкуренции), Австрия, Испания, Швейцария, Греция, и некоторые другие.

Третью группу составляют страны, где защита против недобросовестной конкуренции осуществляется как на основе общих норм гражданского законодательства о деликтах, так и на основе норм, содержащихся в специальном законодательстве (в законах о конкуренции, в частности). К числу таких стран относятся Великобритания, Бельгия, ряд других стран. [6]



Франция


Первой на путь защиты предпринимателей от недобросовестной конкуренции стала законодательная практика Франции.

Закрепление понятия "недобросовестная конкуренция" возникает во Франции в середине ХIХ века, а впервые определение этого понятия дается в ст.10-bis Парижской Конвенции относительно охраны промышленной собственности от 1883 года, в которой указывается, что "Актом недобросовестной конкуренции считается всякий акт конкуренции, противоречащий честным обычаям в промышленных и торговых делах". [7]

В XIX в. во французской судебной практике имели место попытки привязать критерий добросовестности конкуренции к общегражданскому пониманию этой категории, вытекающему из Французского гражданского кодекса 1804 г. Такие попытки были вполне логичными на фоне отсутствия специального позитивного законодательства против недобросовестной конкуренции и в связи с привязкой средств борьбы против этого явления к ст. 1382 и 1383 ГК Франции.

Судебная практика Франции исходила из общих начал деликтной ответственности. Деликтная ответственность за правонарушение, которое причиняет вред другому лицу вне договора (использование чужого товарного знака и т.п.). Статья 1382 ФГК: "Всякое виновное действие, причинившее вред лицу, обязывает виновного возместить причинённый ущерб".

Суд Франции исходит из принципа "права на свободную конкуренцию": "каждый предприниматель вправе свободно вести свой промысел, но границы этого права проходят там, где используемое им право превращается в злоупотребление и нарушает аналогичное право другого предпринимателя на свободное ведение промысла". [3; 4]

Законодательство Франции о конкуренции (Ордонанс № 86-1243 от 1 декабря 1986 года "О свободе цен и свободе конкуренции" и Декрет № 86-1309 от 26 декабря 1986 года о порядке применения указанного ордонанса), которым определены санкции за действия предпринимателей и коммерсантов, направленные на то, чтобы запретить все виды деятельности, способные ограничить или исказить механизм конкуренции, а также стать препятствием нормальному функционированию рынка, выделяет антиконкурентную практику, ограничительную практику и экономическую конкуренцию как действия, создающие угрозу рынку и представляющие собой нарушение правил свободного предпринимательства.

Хотя недобросовестная конкуренция затрагивает свободное функционирование рынка, акты такой конкуренции не подпадают под регламентирование их законодательством о свободе цен и о конкуренции (в частности, ордонансом № 86-1243 от 1 декабря 1986 года). А квалифицируются именно как внедоговорное (деликтное) правонарушение и рассматриваются судами на основе статей 1382 и 1383 Гражданского кодекса Франции.

Современная французская судебная практика исходит из того, что содержанием "честных обычаев" служат обычаи профессиональной деятельности (les usages professionels), т.е. этические требования добросовестности и честности (внеправовой масштаб). Но в рамках каждой профессии могут установиться свои собственные (специальные) профессиональные обычаи и нормы этики. Например, в области бухгалтерских услуг существует Кодекс этики профессиональных бухгалтеров Международной федерации бухгалтеров, который служит основой этических требований, предъявляемых к субъектам данной профессии. Такая множественность обычаев сужает поле для единообразного судебного толкования и способствует дифференциации правил профессиональной деятельности.

Поэтому в современной французской доктрине в состав критериев недобросовестной конкуренции включается целый ряд требований публично-правового характера. Данная доктринальная трактовка в полной мере соответствует тенденции общеевропейского законодательства против недобросовестной конкуренции, где борьба с недобросовестной конкуренцией тесно увязывается с защитой потребителей. [3]

Старейшина, признанный авторитет в области права промышленной собственности, П. Рубье предложил следующую классификацию действий, составляющих недобросовестную конкуренцию: действия, ведущие к смешению, путанице (confusion), дискредитация (denigrement), внутренняя дезорганизация предприятия-соперника (desorganisation сommerciale de l'entreprise rivale) и общая дезорганизация рынка (desorganisation generale de marche).

Последующее усложнение коммерческих операций по мере послевоенного развития рыночной экономики во Франции, связанное с этим усиление конкурентной борьбы привели к появлению и закреплению судебной практикой нового вида действий, представляющих недобросовестную конкуренцию: паразитизм или паразитарная конкуренция (parasitisme or concurrence parasitaire), а также имитация (imitation) фирменного наименования, товаров конкурента, включая и рабское копирование (copie servile), представляющее практически полное воспроизведение изделия или его внешнего вида. Постепенно действия, ведущие к смешению, путанице, практически слились с действиями, носящими характер паразитизма, поэтому обычно их рассматривают одновременно.

В качестве недобросовестной конкуренции также признается ведущее к смешению использование одного юридического адреса, сходного оформления фирменного стиля (бланки, письма, каталоги, меню), использование помещений и персонала конкурента. [6]

В немецком гражданском законодательстве никогда не было столь широко сформулированных норм в сфере деликтного права (подобных ст. 1382 и 1383 ГК Франции). Однако это не помешало попытке использовать в Германии аналогичный подход. На ранних этапах становления немецкого права против недобросовестной конкуренции наблюдалось стремление для пресечения актов недобросовестной конкуренции воспользоваться положениями Германского гражданского уложения (ГГУ). Прежде всего, речь шла о понятийном аппарате § 826 ГГУ, который обязывает любое лицо возместить вред, умышленно причиненный другому лицу способом, противоречащим добрым нравам (gute Sitten).

В Германии первоначально в качестве масштаба предлагалось применять абстрактное понятие "чувство такта (приличия) разумного лица (предпринимателя) среднего уровня, думающего справедливо и правильно" . Но такое заимствование нагруженного моральным содержанием гражданско-правового понятия для его применения к регулированию конкуренции критиковалось немецкими правоведами. Дело в том, что правоприменителю было не ясно, кто входит в круг таких избранных лиц, думающих исключительно справедливо и правильно. Кроме того, этот критерий перегружал масштаб оценки конкуренции пороком безнравственности, т.е. излишне морализировал хозяйственную деятельность. Если в общегражданском обороте такие необъективированные понятия могут быть наполнены конкретным содержанием, то в коммерческом обороте их использование вызвало значительные трудности.

Поэтому в 2004 г. спустя сто лет, в течение которых использовался масштаб "добрых нравов", немецкий законодатель отказался от применения этого понятия в определении недобросовестной конкуренции. Таким образом, в настоящее время масштабом, позволяющим в немецком праве против недобросовестной конкуренции отделить недобросовестную конкуренцию от добросовестной, является общая оценочная категория "недобросовестность". Это изменение также приблизило немецкое конкурентное право к общеевропейскому законодательству (Директива ЕС 2005/29/) и ст. 10-бис Парижской конвенции по защите промышленной собственности 1883 г., которые не используют в определении недобросовестной практики критерия "добрые нравы". Категория недобросовестности толкуется в современном немецком праве как сугубо функциональное понятие (с позиции целей Закона против недобросовестной конкуренции). В качестве таких целей называются защита интересов конкурентов, потребителей, других участников рынка и общества.

Таким образом, и французское, и немецкое право против недобросовестной конкуренции склоняется сегодня к толкованию критериев недобросовестности с позиции так называемой юриспруденции интересов и не склонно ограничить сферу его применения только отношениями между конкурентами. [3]


Случайные файлы

Файл
12728.rtf
54989.rtf
98139.doc
79964.doc
30874.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.