Оценка протоколов и предмет экспертизы (30547)

Посмотреть архив целиком

Содержание


1. Особенности оценки протоколов и иных документов

2. Допустимость доказательств

3. Предмет экспертизы

Список использованных источников



1. Особенности оценки протоколов и иных документов


Документ в уголовном процессе – это материальный объект, на котором официальное лицо или гражданин общепринятым (общепонятным) или принятым для документа специального вида способом зафиксировал сведения об обстоятельствах, имеющих значение дл правильного разрешения уголовного дела. С позиций теории доказательств в уголовном процессе документ важен как материально фиксированная форма сообщения фактических данных1. Судебная практика стоит на позиции широкого использования документов, как доказательств, при условии соблюдения требований к форме и содержанию документов, определяющих допустимость и относимость их в качестве доказательств. Документ, как и доказательство любого другого вида, сам по себе не имеет предустановленного значения и заранее установленной силы. Фактические данные, содержащиеся в протоколах, справках и т.п., подлежат проверке и оценке на общих основаниях. Необходимость их тщательной проверки в ходе доказывания производится в целях выяснения достоверности, относимости к делу и значения содержащихся в документах фактических данных. Надо отметить, что в процессуальной литературе делаются иногда попытки отграничить документы от других доказательств по их значению или выделить в числе документов группу актов, имеющих в силу их происхождения "особое значение". Так, Р.Д. Рахунов полагает, что "письменное доказательство служит для удостоверения таких обстоятельств дела, когда предпочтительнее прибегать к документам, нежели к показаниям". Но в ряде случаев существенные обстоятельства дела устанавливаются одновременно и из показаний, и из документов; вопрос о том, каким путем предпочтительнее установить то или иное обстоятельство, решается не априорно, а исходя из имеющихся конкретных возможностей и необходимости обеспечить взаимную проверку полученных данных. Нельзя согласиться с мнением М.А. Чельцова о том что "обычные документы не могут приравниваться по их доказательственной силе к процессуальным" Наличие детально регламентированного порядка производства следственных и судебных действий и составления протоколов создает дополнительные возможности для оценки доброкачественности протоколов, но это отнюдь не означает признания за протоколами особой доказательственной силы. Попытки сблизить протоколы осмотра (как и любых иных следственных и судебных действий) – разновидность документов – с вещественными доказательствами или показаниями, основываясь на отдельных признаках, чреваты опасностью игнорировать специфику составления, проверки, оценки протоколов как самостоятельной разновидности доказательств. В то же время, если данные, полученные из показаний, документов и т.д., будут противоречить полученным официальным материалам (например, в деле имеется справка о судимости, но обвиняемый утверждает, что она снята), то достоверность и полнота последних должна дополнительно проверяется. Причины противоречий между содержанием протокола и иного документа выясняются по существу без придания какому-либо документу преимущественного значения. "В ходе доказывания проверяется, соблюдался ли установленный законом порядок составления процессуального документа. В этом смысле сфера для сомнений в подлинности и точности такого документа уже, нежели относительно иных документов. Но коль скоро эти сомнения возникают, они должны быть разрешены по существу, а не путем признания за протоколом преимущественного значения. Констатация факта соблюдения всех правил составления протокола отнюдь не равнозначна окончательному установлению достоверности содержания протокола. Этот вывод может быть сделан лишь по результатам оценки содержания протокола в совокупности с другими фактическими данными, имеющимися в деле. Сказанное относится и к случаям коллизии между содержанием какого-либо документа и доказательством другого вида: и здесь оценка производится конкретно на основе проверки причин возникновения противоречий, а не исходя из преимущественного значения документа. Документы подчас содержат не только фактические данные, которые могут быть использованы по делу, но и сведения, не относящиеся к нему, а равно предположения, оценочные суждения, не подкрепленные анализом конкретных обстоятельств. При этом доказательственное значение будет признано лишь за определенной частью документа. Надо также отметить, что возможна ситуация, при которой различные документы будут фиксировать одни и те же фактические обстоятельства. В случае противоречия между содержанием таких документов нельзя исходить из того, что правилен именно документ, полученный позднее; и тот, и другой должны быть проверены. Кроме того, нельзя отвергать определенный документ только на том основании, что он представлен позже, с нарушением срока, установленного каким-либо правилом. Это обстоятельство "само по себе не устраняет доказательственной силы, если не опорочено содержание документа и он добыт законным путем" Конечно, в связи с этим может оказаться необходимым проверить, в частности, не оказывали ли заинтересованные лица влияния на составителя документа, не фальсифицировано ли содержание документа и т. п.; знание момента составления документа помогает и при проверке его обоснованности. Содержание и методы проверки документов и их анализа при оценке направлены на то, чтобы выяснить:

а) происхождение документа, а так же время его составления;

б) подлинность документа и отношение составителя документа к делу;

в) источник осведомленности составителя документа;

г) соблюдение при составлении документа требований закона и ведомственных правил, способствующих полноте и точности содержания документа;

д) наличие иных данных, подтверждающих достоверность, точность, полноту или, наоборот, указывающих на возможную недостоверность, неполноту и неточность2.

Для этого проводятся в случае необходимости следственные действия (например, допрос составителей документа, экспертиза); осуществляется сопоставление нескольких документов, документов и вещественных доказательств и т. д. Объем таких действий зависит от обстоятельств конкретного случая, но сама по себе проверка протоколов и иных документов, сочетаемая с их предварительной оценкой, составляет обязательную предпосылку их окончательной оценки. На практике объем проверки протоколов и документов, исходящих от должностных лиц, в большинстве случаев меньше, нежели объем проверки документов, исходящих от граждан. Но в принципе "в уголовном процессе все документы подлежат... критической проверке и удостоверяемые ими факты признаются или отвергаются судом по внутреннему убеждению". Если в сфере повседневной деятельности должностных лиц и граждан официальные документы действительно имеют удостоверяющий характер, то при их использовании в уголовном процессе они рассматриваются как обычное доказательство, подлежащее проверке и оценке на общих основаниях и отнюдь не могущее считаться достоверными лишь потому, что имеет характер официального документа. Только в результате сопоставления с другими материалами дела может быть сделан вывод, что, например, содержание протокола осмотра, а не противоречащих ему показаний достоверно. Когда закон упоминает о документах, в которых удостоверяются или излагаются обстоятельства, или о протоколах, удостоверяющих обстоятельства, имеется в виду не доказательственная сила документа, а цель его составления и степень детализации. Требуется сопоставление протокола с материалами предварительного следствия, материалами, приобщенными к делу в судебном заседании, новыми материалами, представленными в суд в связи с кассационными протестами и жалобами, и т.д. Никакого ограничения возможности оспаривать содержание протоколов закон не знает, и оно может быть оспорено в любой стадии процесса независимо от соблюдения установленных правил удостоверения протокола и отсутствия ранее сделанных замечаний. Протокол судебного заседания (равно как и любой другой протокол) при наличии в нем существенных пробелов, не дающих возможности проверить правильность и полноту отраженных в нем действий по собиранию и проверке доказательств, может быть признан дефектным со всеми вытекающими отсюда последствиями, вплоть до возвращения дела на доследование или новое судебное рассмотрение. Неправильно считать, будто установление достоверности протокола или иного документа связано только с анализом его реквизитов и других данных о соблюдении установленной формы, а анализ содержания связан с оценкой его относимости и значения для дела. Анализа одной лишь формы документа недостаточно для вывода о достоверности или недостоверности его содержания. Отнесение его к числу первоначальных и производных, а равно к числу официальных, частных, но нотариально удостоверенных, позволяет определить содержание ряда действий по проверке допустимости и достоверности документа. Оценка достоверности документа невозможна без проверки и анализа его содержания. Вместе с тем существуют и специфические методы, присущие анализу содержания именно документов:

а) сопоставление нескольких экземпляров одного и того же документа, находящихся в разных организациях ("встречная проверка документов");

б) так называемая комплексная проверка документов (т.е. сопоставительный анализ всех обнаруженных документов, в той или иной степени отражающих соответствующее событие).


Случайные файлы

Файл
93934.rtf
113112.rtf
14490-1.rtf
19263.rtf
90979.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.