Источники римского права (28431)

Посмотреть архив целиком

1. Источники римского права


Понятие «источник права» в данном вопросе рассматривается как форма правообразования.

Источниками римского права являются:

Обычаи – повторяющееся и типичное в повседневном социальном поведении фиксируется членами общества как правильное, обязательность следования которому дана полнотой соответствия такого типа поведения представлению о нормальном. Наличие общепризнанного стандарта поведения ограничивает произвол отдельных лиц и обеспечивает независимость участников правового общения от таких случайных обстоятельств, как, скажем, физическая сила или хитрость партнера, ставя всех обнимаемых правилом лиц в равное положение.

Законы – постановление народного собрания в республиканский период известно. Критерием закона (lex) как высшей и самой совершенствованной формы позитивного права римляне считали его принятие народным собранием. Народ (populus) при этом понимается в политическом измерении как суверенный коллектив (civitas), которое представляет всех римских граждан (cives Romani): "…populi appellatione universi cives significantur» – «названием «народ» обозначаются все граждане» (Gai., 1,3).

Положение кардинально исправляется с изданием законов Двенадцати таблиц (Pomp., l. sing ench., D. 1,2,2,4).

Составление децемвирами законы были вотированы народом в комициях (Liv., 3,34,6) и выставлены на форуме на двенадцати медных досках на всеобщее обозрение.

Законы (9,1) запрещали на будущее законодательную инициативу (rogatio), направленную на отступление от них и принятие исключительных норм (privilegium) в пользу отдельных лиц (или групп).

XII таблиц предусматривали законодательную процедуру изменения позитивного права. Закон (12,5) дошел в пересказе Ливия.

На всем протяжении римской правовой истории XII таблиц остаются основным законодательным актом, так что на них часто ссылаются просто как на «leges», без специального уточнения. В дальнейшем ius civile развивается преимущественно посредством интерпретации XII таблиц, и римская общинная правовая система продолжает формально базироваться на этом кодексе.

Постановление сената (senatusconsultum). Сенат имел две возможности опосредованно влиять на нормальную ситуацию: или поручить магистрату провести желаемый закон (как это произошло, видимо, с lex Sempronia de pecunia credita 193 г. до н.э., который предписывал римским гражданам отвечать по долгам перед перегринами в соответствии с римскими правилами займа), или предписать претору внести изменения в эдикт (скажем, до принятия упомянутого закона Семпрония отношения займа с участием перегрина могли регулироваться на основе imperium перегринского претора).

Сенат мог поручить магистрату учредить особые уголовные суды – quaestiones extraordinatiae (как это происходит после принятия SC de Bacchanailibus в 186 г. до н.э.). Такие учреждения, однако, никогда не создавались на постоянной основе, для чего требовался lex. Первый постоянный уголовный суд такого рода (quaestio perpetua) – о взяточничестве (de repetundis) – был установлен по lex Calpurnia 149 г. до н.э. Поскольку решения сената не имели силы закона, у граждан всегда оставалась возможность апелляции к народу (provocatio ad populum). Сенат между тем стремился освободить решения чрезвычайных судов от этого ограничения, что привело – говоря современным языком – к конституционному конфликту.

В эпоху Принципата нормотворческая власть сената возрастает, поскольку комиции пришли в упадок (D. 1,2,2,9), а senatusconsulta представляли для императоров удобный инструмент воздействия на преторский эдикт. В I в. н.э. постановления сената не имеют силы в плане ius civile (как leges imperfectae), оказывая воздействие на разитие преторского права (ius honorarium). Таковы: SC Vellaeanum 46 г., запрещающий женщинам принимать на себя гарантию по обязательствам третьих лиц; SC Trebellianu, 56 г., предоставляющий фидеикоммиссарию иски наследника; SC Neronianum 60 г., придающий силу легатам, недействительным по ius civile из-за пророков формы.

Постановления сената оперирует и в области права лиц, например, защищают свободное состояние раба, отпущенного на волю по завещанию, в случае отказа наследника, обремененного фидеикоммиссом, исполнить манумиссию.

В императорский период законами становятся императорские конституции; эдикты магистров.

Все римские магистраты, имевшие imperium – высшую публичную и военную власть, обладали ius edicendi (от e-dicere – «объявлять») – правом устанавливать общие правила поведения для более эффективного исполнения своей должности (officium) и объявлять их в общезначимой форме – эдикте (edictum). Однако именно praetor urbanus, ответственный за управление Городом (и praetor peregrinus с 242 г. до н.э.), сконцентрировал в своих руках отправление правосудия (iurisdictio). «Ius dicere» относится к первой фазе гражданского судебного разбирательства (in iure), на которой устанавливалось существо дела и определялись подходящие процессуальные средства. Опираясь на свое право (ius iuris dicendi), претор предписывал судье, на каком основании выносить приговор по делу. Решение претора определялось наличием норм ius civile, обслуживающих то или иное отношение, но на основе своего imperium он мог предусмотреть и специфические средства защиты и в этом случае провести все разбирательство самостоятельно. Такие экстраординарные процессы способствовали развитию правовой системы, поскольку позволяли защитить и, значит, признать на официальном уровне отношения, не предусмотренные ius civile. Например, введение экстраординарной защиты фактического держания от насильственных посягательств со стороны третьих лиц посредством интердиктов (interdicta, от interdicere – «запрещать») создавало особый институт вещного пра-ва – владение (possessio).

Другой специфической римской формой правообразования тала деятельность юристов. Они становятся источником права. С разрешения императора римские юристы давали официальные консультации.


2. Две стадии гражданского процесса и их сущность


Римский Гражданский процесс делится на две стадии:

  1. ius

  2. indicium

Это не две инстанции, а два этапа одного и того же производства.

In ius спорное дело только подготовлялось к решению; претор имел дело с юридическим составом иска.

После составления формулы, когда претор в ответ на ожидания сторон предоставил процессуальные средства – datio iudicii, истец и ответчик (впрочем, последний – под угрозой оказаться indefensus) выражали свое согласие с предложенной формулой – dictare ed accipere iudicium (предложить и принять судебное разбирательство). Это соглашение трех сторон и называется litis contestatio – особый момент в развитии процесса, после которого интересы истца и ответчика считаются адекватно воплощенными в процессуальных правах и обязанностях. Поскольку формула направлялась определенному судье (на чье имя она была составлена), datio iudicii включала в себя и iussum iudicandi (приказ судье вынести решение по делу) – делегирование частному лицу, назначенному судьей, судебных полномочий по данному делу. Это распоряжение невозможно без выраженного согласия сторон на iudicium в том окончательном виде, который формула получила в момент litis contestatio. Стороны могли зафиксировать формулу в специальном документе посредством особой процедуры засвидетельствования – testatio, которая, однако, несущественна для перехода процесса в новую фазу – aud iudicem (у судьи).

Litis contestatio погашает право требования истца, исключая возможность сделать его предметом повторного судебного разбирательства (преклюзивный эффект). Действие преклюзивного эффекта зависит от типа судебного разбирательства.

Преклюзивное действие litis contestatio в древности происходило ipso iure (scil. civili) – в силу самого (цивильного) права (Gai., 4,108). В процессе per formulas повторное вчинение иска исключалось либо ipso iure, либо посредством искового возражения (оре exceptionis) о том, что требование уже было предметом litis contestatio. В режиме ipso iure – непосредственно в материальном плане (по ius civile) – погашался личный иск с формулой in ius concepta, предъявленный в iudicium legitimum (Gai., 4,107). Во всех остальных случаях иск сам по себе сохранялся (как и требование в материальном плане), но ответчик получал exceptio rei iudicatae vel in iudicium deductae (исковое возражение о том, что по делу было вынесено судебное решение или что дело уже было предметом судебного разбирательства).

Только на второй стадии ius indicio – судья исследовал фактическую сторону дела и выносил решение.


3. Правовое положение римских граждан


В римском праве лиц выделяется три статуса: sta libertatis, status civitatis, status familiae, так что римские граждане, принадлежащие к той familia, в которой они родились, обладают всеми тремя статусами, лица вышедшие из-под власти своего домовладыки, покинув семью, обладают двумя статусами, а свободные перегрины – одним (patria potestas и патриархальная familia – исключительно римские институты).

В соответствии с выделением трех личных статусов, существует три степени умаления правоспособности – capitis deminutio maxima, media и minima (Gai., 1,158–162).

Принадлежность к familia обеспечивает не только отдельные положительные полномочия, но конституирует статус лица, сообщая ему общую правоспособность, производную от автономии семейства. На практике это выражается в семейной солидарности, взаимной ответственности членов одной familia, единстве правосубъектности. Подвластные при заключении сделок прибегают к auctoritas домовладыки, правоспособность которого оказывается общим достоянием членов семейства. Исключительность правового положения домовладыки и несамостоятельность домочадцев представляют собой крайние выражения общей неразвитости индивидуализма, когда патриархальная семья и ее интересы поглощали отдельную личность, мыслившую себя лишь как часть целого. Фиксация этого положения в категориях подвластности и отраженной гражданской правосубъектности обязана тому, что право воспринимает отдельную личность как самоценную, полагая ее основным субъектом оборота. С этой точки зрения домовладыка предстает единственным полноправным субъектом, а первичная систематика личного статуса, принимавшая основу принадлежность к семейству, преобразуется в различение самовластного и подвластного состояний. Несогласованность институционального порядка capitis deminutio с разделениями в праве лиц на personae sui iuris и alieni iuris связано с тем, что основная сфера гражданского оборота находится вне семьи, в плане civitas, а не familia.


Случайные файлы

Файл
16625-1.rtf
38599.rtf
159994.rtf
179125.rtf
doclad.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.