Добровольный отказ от совершения преступления. Соучастие и множественность преступлений (27380)

Посмотреть архив целиком

Уральская государственная юридическая академия

Региональный факультет

Пермское представительство





Кафедра уголовного права





Контрольная работа

По предмету «Уголовное право»
















Пермь 2006


Задача 1


Юрьева, жившая в соседней квартире с престарелой Петровой, решила отравить ее, чтобы завладеть ее комнатой. Воспользовавшись просьбой Петровой открыть ей бутылку с соком, Юрьева, незаконно хранившая и сбывавшая ядовитые вещества, всыпала в сок яд и подала бутылку Петровой. Петрова, выпив стакан сока, почувствовала себя плохо. Мучения старой женщины подействовали на Юрьеву. Она вызвала «Скорую помощь» и рассказала врачу, какой яд был ею подсыпан в сок. Благодаря своевременно принятым мерам жизнь Петровой удалось спасти.

Можно ли действия Юрьевой рассматривать как добровольный отказ от совершения преступления? На каком этапе развития умышленной преступной деятельности он возможен?


На сегодняшний момент существуют разные подходы при определении правовой природы добровольного отказа. Этот вопрос до сих пор относится к числу самых дискуссионных. В теории уголовного права нередко можно встретить мнение, что добровольный отказ от преступления является одним из оснований, исключающих уголовную ответственность за содеянное. Думается, что при разграничении добровольного отказа и обстоятельств, исключающих преступность деяния, следует исходить из положений ст. 8 УК РФ о том, что единственным основанием уголовной ответственности является наличие в деянии лица необходимых признаков состава преступления. Добровольный отказ не может признаваться обстоятельством, исключающим уголовную ответственность, так как при добровольном отказе от совершения преступления нет основания уголовной ответственности вообще, в силу отсутствия в данном случае в деянии лица формальных признаков состава преступления. А если при добровольном отказе нет основания уголовной ответственности, то он не может быть обстоятельством, ее исключающим. По тем же причине нельзя, согласится и с утверждением теоретиков, которые считают, что деятельность лица при добровольном отказе формально подпадает под признаки преступления, но фактически их не содержит. При добровольном отказе отсутствует не только такой признак преступления, как общественная опасность, но также и признаки противоправности и наказуемости деяния. Поэтому действия лица, добровольно отказавшегося от совершения преступления, даже формально не могут подпадать под признаки какого-либо преступления. В этом случае лицо не должно привлекаться к уголовной ответственности за приготовление к преступлению или покушение на преступление, так как преступный результат не наступил по зависящим от субъекта обстоятельствам. Объективная сторона других преступлений также лицом не выполнена. Некоторые авторы рассматривали добровольный отказ от совершения преступления как частный случай отпадения общественной опасности лица, вызывающего в качестве правового последствия его освобождение от уголовной ответственности и наказания. Не совсем точным представляется и утверждение о том, что «при добровольном отказе в действиях лица в известной степени уже заключена общественная опасность. Тем не менее уголовный закон освобождает от ответственности добровольно отказавшихся лиц, считая применение к ним наказания нецелесообразным» Действительно, при определенных обстоятельствах к лицу, совершившему преступление, считается нецелесообразным применять наказание. Но такие случаи специально оговорены в законе (примирение с потерпевшим (ст. 76 УК РФ) и другие). Добровольно отказавшееся от продолжения преступной деятельности лицо освобождается от наказания не столько потому, что применение к нему мер уголовной ответственности нецелесообразно, сколько потому, что в деянии указанного лица отсутствует состав преступления и отсутствует общественная опасность действий в какой бы то ни было степени. Отсутствие состава преступления в действиях субъекта исключает возможность привлечения его к уголовной ответственности и обязывает судебно-прокурорские органы и органы внутренних дел отказать в возбуждении уголовного дела, а возбужденное дело прекратить. При этом следует различать добровольный отказ от преступления и добровольное освобождение похищенного человека, добровольную выдачу предмета преступления или добровольное сообщение о преступлении. Разница заключается в том, что при добровольном отказе от совершения преступления преступление еще не совершено, а при деятельном раскаянии лицо уже совершило преступление, но после этого выполнило одобряемое законом действие и поэтому освобождается от уголовной ответственности. В последнее время возник еще один подход к определению правовой природы добровольного отказа. В рамках «концепции внестадийных неоконченных деликтов» высказывалось мнение об отнесении добровольного отказа к видам неоконченного преступления. Некоторые считают, что «добровольный отказ не меняет юридической природы содеянного: добровольно прекращенное деяние является преступлением». А.П. Козлов в своей книге «Учение о стадиях совершения преступления» пишет, что неоконченная преступная деятельность выражается не только в пресеченном поведении, но и в добровольном отказе. Таким образом, по его мнению, добровольный отказ – это разновидность неоконченного преступления, то есть специфический вид преступлений. А.П. Козлов не отрицает, что действующий уголовный закон к неоконченным преступлением относит в ч. 2 ст. 29 УК только приготовление к преступлению и покушение на преступление; однако, по его мнению, «этот ограничительный перечень видов неоконченного преступления не должен привести правоприменителя к непризнанию добровольного отказа неоконченным преступлением. Так, глава 6 уголовного закона называется «Неоконченное преступление» и в данную главу входит добровольный отказ (ст. 31 УК), что дает основание определить последний как неоконченное преступление. А.П. Козлов считает, что «вся регламентация добровольного отказа свидетельствует о том, что до добровольного отказа существовало преступление и сама логика развития преступления во времени и пространстве показывает, что до добровольного отказа уже имели место преступные действия по созданию условий и по исполнению преступления, которые по своей сущности ничем не отличаются от таких же при приготовлении и покушении, где они признаны преступлением».

Таким образом, отнесение добровольного отказ к видам преступлений противоречит сущности уголовного закона. Признав добровольный отказ преступлением, следует признать его виновным, общественно опасным, противоправным, наказуемым деянием, так как именно этими признаками в соответствии со ст. 14 УК РФ характеризуется любое преступление. Но уголовный закон не только не назначает уголовное наказание за добровольный отказ от совершения преступления, а наоборот, подчеркивает, что в этом случае лицо не должно привлекаться к уголовной ответственности. При добровольном отказе лицо доказывает, что оно не желает более причинения преступного ущерба общественным отношениям, что, напротив, оно желает прямо противоположного – ненаступления преступного результата. Причем отсутствие преступного результата при добровольном отказе обусловлено личной волей субъекта, то есть преступный результат не наступает по зависящим от субъекта обстоятельствам.

Однако следует признать, что выводы юристов, определяющие добровольный отказ от совершения преступления как вид неоконченного преступления, сделан на основе действующей статьи 31 УК РФ «Добровольный отказ от преступления», так как она сформулирована таким образом, что содержит противоречащие друг другу положения. Противоречивость построения правовой нормы о добровольном отказе приводит и к противоречивости теоретического осмысления этого правового явления. С одной стороны, ч. 1 ст. 31 УК, закрепляя понятия добровольного отказа, говорит о том, что добровольный отказ возможен только если преступление еще не совершено – лицо прекращает преступную деятельность «до того как довело преступления до конца». Добровольный отказ не является общественно опасным деянием, а наоборот поощряется законом. За его совершение не наступает уголовная ответственность и тем более не может идти речь о наличии в добровольном отказе признаков состава преступления. С другой стороны, в части второй ст. 31 УК РФ сказано, что лицо не подлежит уголовной ответственности за преступление, если оно добровольно и окончательно отказалось от доведения этого преступления до конца. О каком преступлении идет речь, если лицо еще не совершило ни одного деяния, содержащего все признаки состава преступления. Далее в ч. 3 ст. 31 УК РФ – «лицо, добровольно отказавшееся от доведения преступления до конца (то есть лицо еще не совершившее никакого преступления), подлежит уголовной ответственности в том случае, если фактически совершенное им деяние содержит иной состав преступления». В связи с вышеизложенным возникает вопрос: почему иной состав преступления, если лицо ещё не совершило деяния, содержащего какой-либо состав преступления?

В уголовном праве, при применении которого решается судьба человека, особенно важно точное и однозначное формулирование правовых норм, чему существующая норма о добровольном отказе не соответствует.

Проведенное исследование уголовно-правовой природы добровольного отказа преступления позволило нам сделать следующие выводы.


Случайные файлы

Файл
99306.rtf
74711-1.rtf
3083-1.rtf
117859.rtf
165747.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.