Естественно-научное обоснование нравственности (11548)

Посмотреть архив целиком

5



СОДЕРЖАНИЕ


Введение

  1. Истоки человеческой морали и этики

  2. Важнейшие запреты у биовидов

  3. Естественнонаучное обоснование нравственности

Заключение

Биобиблиографический список


ВВЕДЕНИЕ


Связи между естествознанием и нравственностью, многочисленны и двусторонни. Естествознание, как и вся наука в целом, оказывает сильное влияние на общественную мораль, испытывая на себе ее обратное воздействие. Общество не может не ограничивать научный поиск, если сам поиск или его результаты могут входить в противоречие с актуальными нормами нравственности или представлениями о гуманности. Такой вопрос как можно ли запрещать истину во имя спасения морали, не имеет ответа. Те, кто находят у истины приоритет перед моралью, основывают это на том соображении, что мораль относительна и изменчива, а истина абсолютна и вечна. Их оппоненты считают, что не всякие истины людям нужны.

Ставятся под сомнение или ограничены некоторые виды этнографических исследований, эксперименты над человеческими зародышами и многое другое. До сих пор бунтуют противники вивисекции – операции на живом животном с целью изучения функций организма, действия на него различных веществ, разработки методов лечения. До сих пор спорят, нравственна ли пересадка органов.

Остается спорной правомерность евгеники – теории о наследственном здоровье человека и путях его улучшения. Прогрессивные ученые ставили перед евгеникой гуманные цели. Однако ее идеи использовались и для оправдания расизма. В современной науке многие проблемы евгеники, особенно борьба с наследственными заболеваниями, решаются в рамках генетики человека, в том числе и медицинской генетики.

Цель данной работы: показать естественнонаучное обоснование нравственности.

В ходе работы ставились следующие задачи:

1) показать истоки человеческой морали и этики;

2) охарактеризовать важнейшие запреты у биовидов;

3) дать естественнонаучное обоснование нравственности.

Истоки человеческой морали и этики


Рождается ли человек безморальным, и только воспитание прививает ему некие принципы, выработанные когда-то рационалистами? Или человек появляется на свет с каким-то набором врожденных чувств и представлений о том, что хорошо и что плохо, а воспитание их только развивает и направляет?

Биоэтику (или сложные поведенческие программы, присущие животному миру) следует рассматривать как естественное обоснование человеческой морали. Ведь многие признаки, присущие человеку, генетически обусловлены. И только часть человеческих черт воспитания, образования и других факторов – продукт внешней среды обитания. Поэтому суть эволюции составляет процесс передачи генов от поколения к поколению. Все человеческие действия – это поведение человека. Хронометрия человеческого поведения показывает, в какой значительной степени все оно биологично.

С помощью биоэтики можно ответить на вопрос о происхождении таких важных проявлений человеческого разума, как мораль и этика.

Этологи открыли у животных (и не только у высших) большой набор инстинктивных запретов, необходимых и полезных в общении с сородичами.

Что мораль не чужда животным, люди могли знать многие тысячи лет, ведь рядом с ними была собака. Каждый, воспитывая собаку, может убедиться, как легко можно привить ей некоторые наши этические правила, которые ей исходно чужды, - понятливость и послушность.

Но если бы собаке были присущи только эти качества, мы называли бы ее своим четвероногим рабом. Но все зовут ее другом. Веди помимо придуманной для нее этики, в хорошей собаке чувствуется ее собственная мораль, во многом совпадающая с нашей. Многие владельцы этих домашних животных могут совершенно спокойно оставить своего ребенка на попечение собаки. Потому что доверяют устойчивым принципам ее поведения. Ведь собака, как и человек с моральными устоями, не может обидеть самку или детеныша, готова рисковать жизнью за товарища, уважает смелость и прямоту, презирает трусость и обман. Она очень тонко чувствует, когда ее хозяин чем-то расстроен, и способна на проявление чуткости и сопереживания.

По мнению выдающегося австрийского этолога К.Лоренца, мораль животных (или основные принципы биоэтики) – это создание естественным способом врожденного запрета выполнять обычные программы поведения, в некоторых случаях возникающие при общении с себе подобными, т.е. полезный необходимый инстинкт остается неизменным (у хищника это загонять добычу, убивать ее, рвать на части), но для особых случаев, где это проявление было бы вредно, вводится специальный механизм торможения. (3; 222).

Культурно-историческое развитие человеческого общества происходит аналогичным образом, ведь важнейшие требования всех моральных заповедей и кодексов – это не предписания, а именно запреты. Как врожденные механизмы и ритуалы, препятствующие асоциальному поведению животных, так и человеческие табу определяют поведение, аналогичное истинно моральному лишь с функциональной точки зрения; во всем остальном оно так же далеко от морали, как животное от человека.


Важнейшие запреты у биовидов


Все запреты возникают под жестким давлением отбора ради выполнения задачи сохранения вида. К важнейшим из таких запретов относятся следующие:

1. «Не убей своего» - первый и основополагающий запрет у очень многих видов. Чтобы выполнить его, необходимо безошибочно узнавать своих, безошибочно отличать их от чужих. Если галки, гуси и обезьяны узнают друг друга персонально, то члены крысиного клана, точно так же как пчелы и другие общественные насекомые, отличают своих сородичей от чужих по общему запаху. У человека тоже есть манера делить всех окружающих на «своих» и «чужих». Причем понятие «они», появляется намного раньше, чем «мы». Только ощущение, что есть «они», рождает у первобытного человека желание самоопределиться по отношению к «ним», обособиться от «них» в качестве «мы». (3; 224).

2. Второй запрет непосредственно вытекает из первого – чтобы не убить своего и не быть убитым им, нельзя нападать неожиданно и сзади, без предупреждения и без проверки, нельзя ли разрешить возникший конфликт без схватки. Например, собакам, чтобы познакомиться, важно обнюхать друг друга, а безопасно это можно сделать только четко фиксированным образом.

Человеческий ритуал выполняет в целом те же функции, что и ритуализированные инстинктивные действия животных. Ритуал – это специальная форма взаимодействия, изобретенная людьми для удовлетворения потребности в признании среди «своих». Потребность в признании – это первая потребность, с которой начинается взаимодействие людей; без ее насыщения невозможно удовлетворить другие потребности.

Ведь если потребность в признании не реализуется, то начинает развиваться агрессивное поведение по отношению к «нераспознающему» человеку, который становится «чужим». Ритуал и призван снять «агрессию» и удовлетворить эту необходимость в признании хотя бы на минимальном уровне. (3; 224).

3. У хорошо вооруженных природой животных есть запреты применять смертоносное оружие или убийственный прием в драке со своими. Волк может убить оленя и даже лося одним ударом клыков, разорвав горло или пах. Но в драке с другим волком он этого приема применить не может. Таким образом, возникает удивительный парадокс: наиболее кровожадные звери (и прежде всего волк) обладают самым надежным механизмом торможения, запрещающим убийство или ранение сородичей, который только есть на земле.

Этот механизм торможения, препятствующий асоциальному поведению животных, является врожденным, поэтому животное, у которого сломали данный механизм, лишь в известном смысле можно назвать «аморальным» по отношению к своим сородичам.

Когда человек пытался одолеть своего самого совершенного и опасного биологического противника – крысу, то самые успешные попытки были связаны с возможностью сломать механизм торможения действий, направленных против своих сородичей. Крысы – в определенном смысле самые «общественные» животные, сплоченные в сообщество «коллективистской психологией», и в своем поведении с членами собственного сообщества являются истинным образцом всех социальных добродетелей. Крысы непобедимы, потому что внутри большой стаи никогда не бывает серьезной борьбы, причем наиболее защищенными себя чувствуют детеныши и слабые животные. Кроме того, крысы пользуются теми же методами, что и человек, - традиционной передачей опыта и его распространением внутри тесно сплоченного сообщества. (3; 225).

4. Следующий запрет не позволяет бить того, кто принял позу покорности. Как более слабому и проигравшему в схватке животному остановить распаленного в драке победителя? Это – предложить ему нарушить предыдущий запрет на применение смертельного приема. Проигравшие волк, лев или олень вдруг прыжком отскакивают от противника и встают боком к нему, подставляя для смертельного удара самые уязвимые места. Но именно этот удар противник нанести не может. Например, волк подставляет победителю чрезвычайно ранимую боковую сторону шеи, выгнутую навстречу укусу. Галка подставляет под клюв той, кого нужно умиротворить, свой незащищенный затылок, как раз то место, которое стараются достать птицы при серьезном нападении с целью убийства. Но именно этот смертельный прием более сильный противник нанести не в состоянии.

Необходимо знать, что у животных разных видов «принципы морали» закреплены по-разному и проявляются неодинаково. Иногда в одном вольере содержат вместе индюков и павлинов, чего делать не рекомендуется. Эти птицы относятся к одному отряду куриных и даже к одному семейству фазаньих, но ведут себя различно. Так, если индюк и павлин вступают в драку из-за территории, и павлин, как более легкая птица, принимает позу покорности, подставляя своему противнику темечко, то индюк, не задумываясь, забивает павлина насмерть. Павлин же сделать уже ничего не может, так как позы покорности в боевую стойку выйти невозможно.

К.Лоренц пишет, что «можно лишь пожалеть о том, что человек как раз не имеет «натуры хищника». Большая часть опасностей, которые ему угрожают, происходит оттого, что по натуре он сравнительно безобидное всеядное существо, у него нет естественного оружия, принадлежащего его телу, которым он мог бы убить крупное животное. Именно поэтому у него нет и тех механизмов безопасности, возникших в процессе эволюции, которые удерживают всех «профессиональных» хищников от применения оружия против сородичей. (3; 226).

5. Победа с тем, кто прав. Животное, защищающее свою территорию, свою нору, свою самку, своих детенышей, почти всегда выигрывает в конфликте, даже у более сильного и агрессивного соперника. И не только потому, что отчаянно обороняется и яростно нападает, но и потому, что противник заранее психически ослаблен. Его агрессивность сдерживается запретом, тем самым, который на юридическом языке называют неприкосновенностью жилища, личной жизни и имущества.

Хотя социальные и нравственные аналогии в поведении некоторых животных известны давно, но выводы делаются различные и даже диаметрально противоположные. Этологи и их сторонники (К.Лоренц, Р.Ардри, Дж. Скотт и др.) считают, что человек произошел от животного мира и должен обладать всеми теми свойствами, которые присущи животным, включая и биологическую основу мотивации его агрессивного поведения, что человек бессилен против инстинктов собственной природы, которые неотвратимо приводят его к социальным конфликтам и борьбе. Ученые, стоящие на марксистских позициях (В. Холличер), утверждают, что человек далеко ушел от животного мира и обладает характерными, специфическими только для него чертами. Вероятно, что диалектический подход к изучению поведения человека, исходя из двойственности его природы, должен включать изучение как преемственности, так и проявлений нарушения преемственности.


Естественнонаучное обоснование нравственности


Рождение нравственности – важный этап антропогенеза – становления человека.

«Дав человеку словесный язык, абстрактное мышление одарило его возможностью культурного развития; передачи надындивидуального опыта, но это повлекло за собой настолько резкие изменения в условиях его жизни, что приспособительная способность его инстинктов потерпела крах». (1; 171). Возможно, как считает один из основоположников этологии Конрад Лоренц, каждый дар, достающийся человеку от его мышления, должен быть оплачен опасной бедой, которая идет следом. Однако, это не так, потому что из абстрактного мышления вырастает и та разумная ответственность человека, на которой основана надежда управиться с постоянно растущими опасностями.

Лоренц наблюдал триумфальный крик диких гусей напоминаемый любовь, которая сильнее смерти; наблюдал бои между крысиными стаями напоминаемые кровную месть и войну на уничтожение. Чем больше развивается этология, тем справедливее становится вывод: как много все-таки у человека и близкого животным. Но и многое явно социальное в человеке тоже досталось ему как компенсация за какие-то биологические недостатки или чрезмерные преимущества перед другими видами. Таковой является и нравственность.

У опасных хищников (волки) есть селективные механизмы, запрещающие убивать представителя своего вида. У неопасных животных (шимпанзе) таких механизмов нет. У человека тоже нет, так как он не имеет натуры хищника и у него нет естественного оружия, принадлежащего его телу, которым он мог бы убивать крупное животное. Именно потому у него нет и тех механизмов безопасности, возникших в процессе эволюции, которые удерживают всех «профессиональных» хищников от применения оружия против сородичей. (1; 172).

В предыстории человека никакие особенно высокоразвитые механизмы для предотвращения внезапного убийства не были нужны: такое убийство было попросту невозможно. Когда же изобретение искусственного оружия открыло новые возможности убийства – прежнее равновесие между сравнительно слабыми запретами агрессии и такими же слабыми возможностями убийства оказалось нарушено.

Пагубные проявления человеческого агрессивного инстинкта, для объяснения которых Зигмунд Фрейд предложил особый инстинкт смерти, основанный просто-напросто на том, что внутривидовой отбор в далекой древности снабдил человека определенной мерой агрессивности, для которой он не находит адекватного выхода при современной организации общества.

Можно сделать вывод, что первая функция, которую выполняла ответственная мораль в истории человечества, состояла в том, что, чтобы восстановить утраченное равновесие между вооруженностью и врожденным запретом убийства. Все проповеди аскетизма предостерегали от того, чтобы отпускать узду инстинктивных побуждений, учение о первородном грехе утверждало, что человек от рождения порочен, - все это имеет общее рациональное зерно: понимание того, что человек не смеет слепо следовать своим врожденным наклонностям, а должен учиться властвовать над ними и ответственно контролировать их проявления.

Моральные требования будут расти, но «при всем желании не видно каких-либо селективных преимуществ, которые хоть один человек сегодня мог бы извлечь из обостренного чувства ответственности или из добрых естественных наклонностей. Следует серьезно опасаться, что нынешняя коммерческая организация общества своим дьявольским влиянием соперничества между людьми направляет отбор в прямо противоположную сторону. (1; 173).

Естественных механизмов убийства себе подобных у человека нет и поэтому нет инстинкта, запрещающего убийство представителя своего вида. Но человек выработал искусственные средства уничтожения себе подобного и параллельно развились в нем как средство самосохранения искусственные механизм, запрещающие убийство представителя своего вида. Это и есть нравственность, которая является социальным эволюционным механизмом.

Первой ступенью нравственности является социальная этика. Человек создал искусственные средства, позволяющие ему уничтожать всю планету. Если человек будет продолжать истреблять населяющие Землю виды животных и растений, то в соответствии с основным законом экологии – науки о взаимоотношении живых организмов с окружающей средой – уменьшение разнообразия в биосфере приведет к ослаблению ее устойчивости и в конечном счете гибели самого человека, который не может существовать вне биосферы. Поэтому нравственность должна подняться на новый уровень, распространяясь на всю природу, т.е. должна стать экологической этикой, запрещающей уничтожение природы.

Такой процесс можно назвать углублением нравственности. Во-первых, критерием нравственности является совесть, которая находится в глубине человеческой души, и, стараясь прислушаться к этому внутреннему голосу, человек как бы погружается в самого себя. Во-вторых, появляется понятие «глубинная экология», которая призывает человека к более бережному отношению к природе с позиций экологической этики, распространяющей моральные принципы на взаимоотношения человека с природой.

Экология углубляется в область нравственного. Модель «расширяющего сознания» имеет экологическое значение, что позволило говорить о расширении сознания «в глубинной экологии». От расширяющейся Вселенной к расширяющемуся сознанию и углубляющейся нравственности. Это не случайные параллели. Развитие Вселенной ведет к социальным изменениям – это один из этических выводов из современных концепций естествознания.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ


В естественнонаучном обосновании нравственности есть что осмысливать, есть с чем разбираться и что решать. Человечество далеко от совершенства, и оно нуждается в постоянном напряженном этическом размышлении, в нравственной рефлексии, в осознании того, что же происходит с людьми, их чувствами, идеалами, поступками.

Человек одна из разновидностей многочисленных живых существ, обитающих на земле. В чем-то он очень похож на своих «меньших братьев» - он также страдает и также проходит свой жизненный путь от рождения до неизбежной смерти. И все-таки человек – принципиально иное существо, ибо биологические законы – лишь фундамент, на котором строится здание человеческого бытия, только предпосылка для развертывания трех важнейших человеческих качеств: самосознания, свободы и культуры.

Как было уже отмечено, в область нравственного входит экология. В конце 20 в. человечество столкнулось с недостатком экологических ресурсов, обеспечивающих репродуктивность окружающей среды, ресурсов хозяйственной емкости биосферы. Многие развитые страны разрушили свои естественные экосистемы, что привело к необратимым последствиям.

Можно сделать основные выводы:

1) функция ответственной морали - восстановление равновесия между запретом на убийство и враждебностью;

2) первой ступенью нравственности является социальная этика;

3) углубление нравственности в область экологии.


БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК


  1. Горелов А.А. Концепции современного естествознания: Учебное пособие. – М.: Центр, 1998. – 208 с.

  2. Карпенков С.Х. Концепции современного естествознания: Учебник для вузов. – М.: Культура и спорт, ЮНИТИ, 1997. – 520 с.

  3. Концепции современного естествознания: 100 экзаменационных ответов/ Под общ. ред. С.И.Самыгина. – Ростов н/Д: издательский центр «МарТ», 2002. – 272 с.



Случайные файлы

Файл
72137.doc
28677-1.rtf
26938.rtf
27809.rtf
referat.doc