Семья в ценностных ориентациях (158022)

Посмотреть архив целиком

Семья в ценностных ориентациях

Ю. П. ЛЕЖНИНА

ЛЕЖНИНА Юлия Павловна - магистр экономики, научный сотрудник Института социологии Российской академии наук

Происходящие в России процессы изменения повседневной жизни россиян в ходе трансформации российского общества затрагивают процессы, сопряженные с трансформацией института семьи и определяющие так называемую демографическую модернизацию [1], для которой характерно, что "все помыслы человека сосредоточены на самореализации, свободе выбора, личном развитии и индивидуальном стиле жизни, эмансипации, и это находит отражение в формировании семьи, установках в отношении регулирования рождений и мотивах родительства" [2, с. 3]. Будучи связанным с нуклеаризацией семьи,

увеличением возраста вступления в брак и отсрочкой в рождении детей, модификацией форм брака и родительства, этот процесс актуален для большинства стран мира. Для обозначения этих изменений и описания состояния института семьи используются разнообразные термины: кризис, эволюция,

модернизация, трансформация [3, 4]. С нашей точки зрения, более обоснованно говорить не столько о кризисе семьи, сколько либо о кризисе института брака, что более узко, либо о трансформации семьи при отсутствии нормативных ее моделей. Ведь, как показывают исследования и в России и за рубежом,

несмотря на модификацию ценностных установок, в частности рост ценности индивидуализма, значимости карьеры и самореализации, семья не перестает быть не просто важной, но очень важной ценностью.

Семейная ситуация способна определять поведение индивида во всех остальных сферах [5] - способствовать или препятствовать трудовой активности, стимулировать тот или иной тип потребления, опредестр. 69лять психологическое самочувствие человека и тем самым влиять на состояние его здоровья.

В настоящее время среди россиян 14% холосты или не замужем и никогда не состояли в браке, 59% имеют официального и 6% гражданского супруга, 2% не состоят в браке, но имеют постоянного партнера, 9% разведены и 10% вдовствуют. Так как в России численность мужчин меньше, чем женщин, соответственно мужчины чаще женщин вступают в брак повторно, что уже отмечалось рядом исследователей [6]. Согласно данным исследования повседневности, 88% отмечают, что семья для них очень важна, 11% - что скорее важна. Для большинства она, безусловно, важнее, чем работа. В этих условиях не удивительно, что россияне примерно в той же мере ощущают чувство общности с семьей (56%), что и жители, например, Германии (59%) или Польши (57%)1. При этом наибольшая ценность семьи в ряду других устойчиво фиксируется в рамках различных исследований как в России [7, 8], так и за рубежом [9] и, как отмечает О. Здравомыслова, "при всей очевидности перемен (в общественной жизни - Ю. Л.), затронувших все без исключения европейские страны, ни в одной из них семья не утратила своей первостепенной значимости. Более того, в ряду таких ценностей, как работа, семья, друзья, свободное время, политика, религия, семья ценится выше всего" [4].

Несколько выше семью как таковую ценят женщины. Ее значимость нарастает с увеличением возраста: семья очень важна для 82% россиян моложе 22 лет, 88% 31 - 50 лет и 93% старше 60 лет. Последние чаще других нуждаются в поддержке именно со стороны членов семьи. Интересно, что чуть большую важность семья имеет в относительно благополучных, с точки зрения уровня жизни, слоях населения. Так, она очень важна для 82% представителей 1 - 3 страт и 87 - 90% представителей 4 - 10 страт2. Возможно, что в более благополучных слоях она реже воспринимается как обуза. Она очень важна для 93% тех, кто считает, что уже создал счастливую семью, и 78 - 80% тех, кто еще только хотел бы ее создать. Среди тех, кто оценивает отношения в своей семье как хорошие, 92% отмечают, что она для них очень важна, а среди тех, кто оценивает как плохие - 72%.

Таким образом, семья для большинства является значимым институтом. Некоторая вариация степени важности определяется, в первую очередь, тем, насколько удачно семейная жизнь сложилась у них самих. Остальные факторы - пол, возраст, уровень жизни - хотя и влияют на оценку важности, имеют меньшее значение.

Только 2% россиян говорят, что в их планах не было создания счастливой семьи. Чаще всего отрицательно оценивают свои возможности вдовствующие (29%) и разведенные (38%), что в целом объяснимо тем, что, с одной стороны, с увеличением возраста (а он для разведенных и вдовых заметно выше, чем, к примеру, для не состоявших в браке) сложнее найти супруга, а с другой, - что прошлый не совсем удачный опыт дестимулирует новые попытки. При этом вызывает опасение пессимизм 14% никогда не вступавших в брак, находящихся в гражданском браке или имеющих постоянного партнера (почти половина из них в возрасте до 31 года). Для состоящих в браке доля тех, кто говорит, что хотел бы иметь счастливую семью, но вряд ли у него это получится, составляет всего 8%. В целом россияне довольны отношениями в своих семьях: более половины оценивают их как хорошие и лишь 6% - плохие. Оценка ситуации в семье не зависит от того, собственная ли это семья или так называемая родительская семья. Итак, семья как таковая не утрачивает своей ценности для россиян и остается областью приложения усилий для достижения успеха, но при этом обретает новые 1 Данные исследования национальной идентичности, проведенного в 2003 г. в рамках Международной программы социальных исследований "International Social Survey Programm (ISSP)". 2 Для выделения различных групп по уровню жизни использовалась методика выделения 10 страт по индексу уровня жизни (ИУЖ), разработанная рабочей группой ИКСИ РАН. [Подробнее см. 10]. стр. 70 формы. Образование новых и модификация старых форм семей с соответствующими типами отношений - проблематика, активно дискутируемая в работах демографов и социологов, в том числе российских (см., к примеру, уже упоминавшиеся выше работы А. Вишневского, С. Захарова, С. Голода, Т. Гурко и др.). Абстрагируясь от трансформации форм брачности, остановимся на том, каковы же желаемые и реализуемые отношения главенства/подчинения в российских семьях. Какая семья нужна современным россиянам? Примерно в равной степени среди российского населения распространен запрос на 3 типа семьи: патерналистскую (быть главой семьи и принимать важные для нее решения должен старший в семье мужчина), прагматическую (главой должен быть член семьи, способный лучше ориентироваться в современной ситуации и принять правильное с точки зрения интересов семьи решение) и консенсусную (главы вообще не должно быть, важные для семьи решения должны приниматься совместно, а мелкие - в соответствии с существующим разделением обязанностей) и не пользуется популярностью утилитаристская модель (главой должен быть тот, кто вносит наибольший вклад в семейный бюджет). В селах и поселках с традиционным укладом жизни наиболее часто встречаются приверженцы патерналистской модели, в то время как в мегаполисах с их высоким уровнем динамизма жизни, наиболее распространена прагматическая модель. Запрос к типу семьи у мужчин и женщин несколько различен: наиболее популярная модель среди женщин - консенсусная (34%), среди мужчин - патерналистская (34%). У не состоящих в браке наблюдается та же тенденция. Подобное несоответствие (см. об этом также [11]) не предопределяет возникновения конфликтов в браке. После вступления в брак россияне обоих полов чаще говорят о предпочтительности прагматической модели семьи и реже - утилитаристской, смягчая свои позиции и "идя на сближение". Следовательно, брак вносит коррективы в установки на тип семьи, снижая диссонанс между мужчинами и женщинами. Если же говорить о возрастных особенностях отношения к распределению ролей в семье, то значимо выделяются на общем фоне только россияне старше 50 лет: они чаще говорят о том, что главой должен быть мужчина.

Требования к типу семьи зависят и от уровня жизни респондентов. Так, в 1 - 2 стратах мужчины демонстрируют запрос на патерналистскую модель отношений, видимо, в связи с потребностью чувствовать себя "хозяином положения" для компенсации через свое место в семье приниженного положения в обществе, а женщины - на консенсусную. Дисбаланс несколько сокращается в 3 - 8 стратах, а в 9 - 10 стратах, т.е. в наиболее благополучных слоях, существует наименьшая рассогласованность запросов к типу семьи, и женщины чувствуют себя наиболее комфортно (см. табл.). Интересно, что запрос женщин на тот или иной тип семьи при переходе от бедных к более благополучным слоям меняется скорее в пользу прагматической модели. Мужчины менее склонны к патерналистской модели распределения ролей в семье. Т.о. в благополучных слоях процесс сближения установок мужчин и женщин на тип семьи идет более быстро.

Таблица Запрос к типу семьи в зависимости от пола и уровня жизни (% от числа опрошенных) 1 - 2 страты 3 - 4 страты 5 - 8 страты 9 - 10 страты Типы семей Муж. Жен. Муж. Жен. Муж. Жен. Муж. Жен. Патерналистская 39 23 35 22 34 21 28 16 Утилитаристская 12 13 7 11 10 11 12 15 Прагматическая 18 21 28 33 29 34 28 41 Консенсусная 31 43 30 34 27 34 32 28 стр. 71 Россияне до 30 лет демонстрируют большую несогласованность запросов на желательный тип семьи у мужчин и женщин, чем в старших возрастах. Более трети молодых мужчин из 1 - 2 страт (35%) придерживается патерналистской модели, в то время как более половины женщин - консенсусной. Несколько меньшая рассогласованность среди молодежи разного пола из более благополучных страт. Среди молодых женщин из 9 - 10 страт резко вырастает расположенность к утилитаристской модели семьи, т.е. в их глазах становится правомерным главенство в семье того, кто вносит наибольший вклад в семейный бюджет. Этот процесс фиксировался исследовательским коллективом ИС РАН уже в 2002 г. [12]. Как решается в семьях вопрос управления семейными финансами? В 33% деньгами при любых видах трат распоряжается в основном женщина, в 8% - мужчина. В 22% семей - женщина и в 3% семей - мужчина отвечают за текущие расходы, а крупные траты планируются ими вместе. Еще 28% планируют все расходы совместно и их деньги находятся в общем пользовании, 6% имеют раздельные бюджеты и каждый тратит то, что получает. Таким образом, более чем в половине случаев женщина играет ключевую роль в распоряжении семейным бюджетом. Стоит отметить, что в семьях сторонников патерналистской модели управление финансами осуществляется обычно при непосредственном участии женщин, в трети случаев она реализует его всецело самостоятельно. Сторонники утилитаристкой модели в половине случаев передают право траты денег женщине. В семьях, считающих, что главой должен быть тот, кто лучше ориентируется в текущей ситуации, распоряжение деньгами происходит в основном либо совместно, либо осуществляется женщиной. Сторонники же консенсусной модели принимают решения относительно семейных трат совместно, и это единственная группа, где представления о распределении ролей и реальное поведение ее членов в значительной степени совпадают. Таким образом, наибольшее соответствие между запросом на тип отношений в семье и его реализацией наблюдается у россиян, которые нацелены на полноправное партнерство. В целом же, полученные данные позволяют говорить о том, что переход от традиционных для России патерналистских отношений к новым формам, очевидно отражает идущий процесс трансформации внутрисемейных отношений. При этом в данной сфере общественной жизни фиксируются очаги локализованного возрождения спроса на традиционалистские установки. Внутрисемейная иерархия, частично выражающаяся в распределении ролей, как уже отмечалось, способна вызывать разногласия при несоответствии ожиданий супругов. Однако это не единственная причина внутрисемейных конфликтов. Изучение их причин и следствий конфликтов традиционно привлекает внимание исследователей [13]. Наиболее популярны в этом случае конфликты с разделением труда в семье между мужчиной и женщиной [14]. Существует точка зрения, что "детерминантой успешного, не несущего внутри- и межличностных конфликтов совмещения сфер работы и семьи является не полоролевая ориентация, а, скорее, малоизученные пока особенности стратегий этого совмещения" [15, с. 71]. При некотором доминировании проблематики разделения труда в семье при анализе конфликтов в академической литературе рассматривается и актуальная для России проблематика внутрисемейных конфликтов в связи с изменами, наркоманией и алкоголизмом, а также материальными затруднениями и т.д. [16]. Почти треть респондентов говорит о том, что в их семьях не бывает конфликтов, 35% отмечают конфликты из-за материальных трудностей, 18% - пьянства и наркомании, по 17% - несовместимости характеров и воспитания детей. Остальные приводят к конфликтам в семьях не более 10% россиян (см. рис.). Зарубежные исследования, которые при изучении конфликтов в семьях закладывают схожий набор причин, получают качественно иную градацию по распространенности. Так, одно из американских исследований, включавшее изучение в числе возможных причин конфликтов вредные привычки, межличностные отношения (с стр. 72 детьми от предыдущего брака и т.п.), проведение досуга, материальные вопросы (как траты, так и заработки), друзей, работу, семейные обязанности, вопросы, связанные с детьми, личностные особенности супругов (болтливость, застенчивость, склонность к флирту и т.д.), интимные вопросы, обязательства по отношению друг к другу и отношениям в целом, особенности общения (недопонимание одним высказываний другого и т.п.) [17], выявило, что наиболее распространенными были конфликты из-за детей, за ними следовали домашние обязанности, вопросы общения, проведения досуга и только потом работы и денег3. Ряд зарубежных исследований фиксирует неблагоприятное для семьи влияние ее плохого материального положения [18], то, что оно пагубно влияет на отношения в семье [19], а бедность стимулирует нестабильность брака [20]. Согласно нашему исследованию семьи, в которых возникают конфликты из-за пьянства и наркомании, характеризуются наибольшим пессимизмом относительно 3 Безусловно, сравнение данного исследования с описываемым в статье по данным 2009 г., неправомерно в силу особенностей выборки первого (лонгитюдное исследование 100 семейных пар), характера постановки вопросов (спрашивалось о конфликтах в семье на протяжении последних 15 дней) и т.п. Тем не менее, качественно иная расстановка приоритетов в двух этих исследованиях весьма показательна. стр. 73 возможности иметь когда-либо счастливую семью. Аналогичным эффектом обладают конфликты по поводу реальных или даже мнимых измен. Конфликты, возникающие из-за того, что один из супругов уделяет мало времени семье, не являются причиной негативных оценок возможностей создания счастливой семьи, по всей вероятности, россияне тратят время для обеспечения лучшей жизни своих семей, а их супруги ценят это. Редко является препятствием для счастья и наличие конфликтов по поводу распределения семейных обязанностей, выбора способов проведения свободного времени и воспитания детей, а также наличие конфликтов относительно проблем во взаимоотношениях с родителями супруга. Конфликты в российских семьях можно сгруппировать в 7 типов: конфликты культурно-личностного характера (разногласия относительно способов проведения свободного времени, выбора круга общения, различия в интеллектуальном и культурном уровне супругов); конфликты из-за проблем в отношениях супругов (несовместимость характеров, измены и ревность, проблемы в сексуальных взаимоотношениях); конфликты, связанные с распределением ролей (приоритеты финансовых трат, распределение обязанностей); конфликты, связанные с недостаточностью уделяемого семье внимания; конфликты, подрывающие основы семьи (материальные трудности, пьянство, наркомания); конфликты по поводу воспитания детей; конфликты из-за внешних обстоятельств, связанных с супругом (взаимоотношения с его родителями, большие его успехи). В наиболее благополучных, с точки зрения уровня жизни, семьях несколько чаще распространены конфликты культурно-личностного характера и относительно воспитания детей. Причиной тому могут быть большие у представителей благополучных слоев населения возможности (и их разнообразие) проведения досуга, так и инвестиций в воспитание и образование детей. Реже в этих семьях возникают конфликты по поводу материальных трудностей. Наибольшее число конфликтов по объективным причинам (особенно в связи с материальными трудностями) происходит в семьях, проживающих в ПГТ и селах, - их испытывают около половины жителей, что связано с низким уровнем жизни в данных населенных пунктах. В семьях из мегаполисов чаще возникают конфликты культурно-личностного характера; проживающих в мегаполисах и областных центрах - относительно воспитания и образования детей. Городские семьи зачастую объединяют выходцев из разных социальных групп, т.е. в них чаще встречаются ситуации, когда супруги изначально принадлежали к разным слоям населения, что не может не сказаться на их подходе к приоритетам в семейной жизни. Неудивительно, что наблюдается четкое линейное нарастание оптимистических оценок относительно успехов по созданию счастливой семьи с повышением уровня жизни, а также по оценке отношений в своих семьях в настоящее время (отношения в семье как хорошие оценивают 18% представителей 1-й страты и 84% представителей 10-й страты). Уровень материального благополучия часто зависит от иждивенческой нагрузки, и состав домохозяйства зачастую определяет риски попадания в малообеспеченные слои. В России лишь около четверти домохозяйств не "нагружены" иждивенцами - в их составе нет инвалидов, неработающих пенсионеров, безработных, несовершеннолетних детей и т.д. Наиболее распространенной нагрузкой является нагрузка несовершеннолетними детьми (41% имеют их в составе своей семьи) и неработающими пенсионерами (30%). При этом наиболее критичную для домохозяйства иждивенческую нагрузку составляют неработающие пенсионеры и инвалиды 1 и 2 групп (семьи, в состав которых они входят, чаще оказываются в числе домохозяйств с низким уровнем жизни и реже - обеспеченных слоев населения). Наименее же критична нагрузка безработными и несовершеннолетними детьми [21]. Анализ типов конфликтов в семьях демонстрирует, что наиболее актуальным для них остаются так называемые объективные причины (материальные сложности, алкоголизм и наркомания) и причины личностного характера (несовместимость характестр. 74ров, измены/ревность, проблемы сексуального характера), т.е. традиционные факторы конфликтов, не связанные с трансформацией общественных отношений. Это в очередной раз свидетельствует, что второй демографический переход в России находится на начальной стадии и проходит большей частью в наиболее благополучных слоях населения. На фоне этого стоит отметить, что наиболее явственно среди трансформационных процессов в семейных отношениях реализуется фактор, связанный с рождаемостью, а точнее с ее снижением в целом и временным откладыванием на индивидуальном уровне рождений, что уже неоднократно фиксировалось российскими авторами (С. Захаровым, О. Синявской и др.). В итоге сегодня лишь 41% респондентов говорит о том, что в их семьях есть несовершеннолетние дети. Представители благополучных, с точки зрения уровня жизни, слоев населения позже и реже заводят детей: среди россиян до 31 года из 1 - 2 страт несовершеннолетних детей имеют менее трети, из 3 - 4 страт - менее половины, 5 - 8 страт - около 40%, а среди представителей 9 - 10 страт в этом возрасте - лишь каждый пятый. Таким образом, до настоящего момента демографический рост обеспечивался в большей мере за счет малообеспеченных и, в меньшей степени, среднеобеспеченных слоев населения.


Случайные файлы

Файл
135890.rtf
95125.rtf
144466.rtf
96846.rtf
114809.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.