Из истории Русского книжного дела в Китае (39045)

Посмотреть архив целиком

Из истории Русского книжного дела в Китае

(Русская книга в Харбине в 20-30-е гг. ХХ века)

С.А. Пайчадзе

630200, Новосибирск, ул. Восход, 15

В 1998 г. исполняется 100 лет городу Харбину, возникшему в Маньчжурии во времена строительства КВЖД. Этой дате посвящен ряд научно- организационных мероприятий, в том числе международного характера. Вне всякого сомнения, изучение всех аспектов проблемы Восток - Запад (или Запад - Восток) целесообразно вести с учетом роли книги как связующего звена между странами и народами и как важного свидетеля прошлого. Следует подчеркнуть вместе с тем, что многогранная судьба русской книги в китайском городе Харбине является одной из интереснейших страниц истории российского книжного дела. Исследование проблемы к тому же служит частным доказательством закономерности ;изучения культуры Китая как явления российской и советской культуры;, что впервые отметил академик С.Л. Тихвинский в докладе на международной конференции в Шанхае в 1986 г. [1, c.399].

В отечественных научных трудах о харбинских изданиях писали неоднократно. Проблема освещалась, например, московскими учеными Г.В. Мелиховым, В.С. Мясниковым, автором этих строк и др.[2]. Есть сведения о русской издательской практике в Харбине и в зарубежных публикациях. Например, о ней говорилось в сборнике на русском языке ;Политехник; (Сидней, 1979) и книге Марка Раеффа ;Russia Abroad; (Нью-Йорк, 1990) [3]. Однако период 20 - 30-х гг. - один из наиболее сложных - представляется по-прежнему недостаточно изученным и, следовательно, требующим повышенного внимания специалистов. С начала 20-х гг. у русских людей, живших на территории сопредельных дальневосточных стран, наблюдается повышение интереса к произведениям, опубликованным в Советской России. Об этом свидетельствуют, в частности, контакты местных книготорговых фирм с советскими учреждениями и их стремление расширить торговлю изданиями, выпущенными в различных городах РСФСР. Так, ;Товарищество М.И. Борисов и Е.М. Перов; в Харбине неоднократно направляло в Петроград (Ленинград) заказы на десятки советских книг научной, технической, медицинской, учебной тематики. В ряде случаев для покупателей заказывалась художественная, музыкальная, историческая, юридическая, политическая литература [4]. Упомянутая фирма, добиваясь монопольного положения в качестве представителя Ленгиза на дальневосточном зарубежном книжном рынке (в Китае, Маньчжурии, Корее, Японии), подчеркивала значимость своих деловых связей с различными учреждениями и учебными заведениями этих стран в области снабжения их русскими книгами. Помимо Маньчжурии, покупатели у фирмы были в Шанхае, Пекине, Ханькоу, Циндао, Токио, Осака и других городах.

Одновременно руководство ;Товарищества; в деловой переписке с Ленгизом стремилось дискредитировать харбинскую ;Русско-маньчжурскую книготорговлю; как предприятие лишь местного значения, во главе которого к тому же стоят люди правой ориентации, первыми начавшие продавать берлинские эмигрантские издания и обратившиеся к торговле советскими книгами, чтобы избежать финансового краха. Фирма М.И. Борисова и Е.М. Перова представляла в Харбине Сибирское книгоиздательство, газеты ;Экономическая жизнь; и ;Красное знамя; (Владивосток), Иркутское и Читинское отделения Госиздата, Сибирское контрагенство печати. Отметим, что эта книготорговая фирма снабжала названные отделения Госиздата дальневосточной русской книгой, изданной за рубежом, и имела торговые связи со странами Европы. Ассортимент изданий, которым она располагала, был весьма разноплановым. Наряду с работой ;Странички из дневника; В.И. Ленина и ;Советской Конституцией; П.И. Стучки, она торговала литургической литературой и произведениями антиреволюционного толка.

Однако в большей мере, чем данное предприятие, - сотнями названий эмигрантских издательств Берлина, Праги, Софии располагало товарищество ;Русско-маньчжурская книготорговля;. Это предприятие продавало также и советскую книгу, но в основном художественной, технической и сельскохозяйственной тематики. Заказов на советские политические издания от нее в РСФСР практически не поступало.

Такая позиция, как представляется автору, далеко не полностью отражала истинное отношение многих русских людей, находившихся за рубежом, к изданиям, свидетельствующим о переменах, происходящих на Родине. Например, в письме-заявке книжного магазина С.Г. Гуменюк и Ко из Дайрена сообщалось: ;Все интересуются книгами об СССР, РКП и Коминтерне. Посылайте скорее; [5].

Важнейшим учреждением, распространявшим советскую книжную продукцию в Харбине и Особом Районе Восточных провинций (бывшей полосе отчуждения КВЖД) в первой половине 20-х гг., было Дальневосточное акционерное общество ;Книжное дело; (Хабаровск), конкуренции с которым постоянно опасались местные русские капиталистические предприятия. В Харбинский магазин общества и его филиал сравнительно оперативно поступали книги, выпущенные в центре страны и в Дальневосточном крае. Здесь же можно было подписаться на книги и все периодические издания СССР. ;Книжным делом; была предпринята попытка наладить выпуск изданий в кооперации с местными учреждениями. Так, акционерное общество и общество изучения Маньчжурского края (ОИМК) совместно подготовили книгу А.И. Погребицкого ;Денежное обращение и денежные знаки Дальнего Востока за период войны и революции (1914-1924 гг.); включающую 105 рисунков, объемом в 420 страниц.

Кроме того, в числе работ ОИМК, опубликованных в Харбине на русском (главным образом) и иных языках, можно назвать ряд интересных изданий, посвященных флоре, фауне и народностям Дальнего Востока. Это были работы Н.А. Байкова, Б.В. Скворцова, А.Л. Болотова, Б.П. Яковлева и др. (печатались в серии А). В серии В здесь выходили труды Сунгарийской речной биологической станции (иногда на английском и немецком языках). В серии С печатались ;Известия; Общества, в серии Е - бюллетени, посвященные различного рода выставкам. Например, в 1925 г. в Харбине было напечатано 11 выпусков ;Бюллетеня Объединенной выставки товаров взаимного экспорта Китая и СССР; (на китайском языке вышли N 1, 2 и 3 этого ;Бюллетеня;). Интересно, что в ряде рекламных объявлений на русском языке стоимость харбинских изданий указывалась по преимуществу в мексиканских долларах. Из числа вышедших в свет в 20-30-е гг. в Харбине до настоящего времени сохранили свою ценность некоторые русские научные и популярные издания. К ним относится, в частности, ряд работ И.Г. Баранова о Китае. В их числе можно упомянуть: ;По китайским храмам Ашихэ; (1926), ;Китайский новый год; (1927), ;Черты народного быта в Китае (Народные праздники, обычаи и поверья); (1928), ;О народных верованиях южного Ляодуна; (1934). Работы И.Г. Баранова и в настоящее время используются в трудах ученых [6, С.438].

Исследование производства русской книжной продукции в Китае позволяет не просто констатировать факты выпуска тех или иных изданий, но и увидеть трансформацию взглядов части зарубежного русского населения. В качестве примера можно привести отдельные труды юридического факультета Дальневосточного госуниверситета, возникшего в 1922 г. в Харбине на базе местных ;Высших экономико-юридических курсов;. Из содержания изданий видно, что советская действительность de facto влияла на умонастроение и даже на учебу эмигрантов. Так, на юридическом факультете в качестве учебных пособий использовались кодексы РСФСР, введенные после 1921 г. Один из профессоров факультета отмечал: ;Все преподаватели юридического факультета стремятся ознакомить своих слушателей и с состоянием законодательства Советской России. Как бы ни относиться политически к тому, что сейчас происходит в России, мы никогда не уйдем от факта, что 150-миллионный народ - наша Родина - живет своими, особыми законами...; [7, с.244].

В упомянутых трудах, как и в других местных изданиях, выступал один из идеологов сменовеховства профессор Н.В. Устрялов. Интересно, что Г.К. Гинс - автор известного труда ;Сибирь, союзники и Колчак;, будучи профессором факультета опубликовал некоторые свои материалы и перевел совместно с Ли Шао геном работу ;Торговые законы Китая (Законы и практика Высшего суда);.Г.К. Гинс, как и большинство педагогов, не был дальневосточником. В прошлом он исполнял должность экстраординарного профессора Омского Политехнического института. Преподавателями сибирских вузов ранее были и другие специалисты, внесшие свой вклад в издательскую практику русского зарубежья:М.В. Абросимов, Н.Н. Петров, В.В. Энгельфельд (Омск), Н.И. Миролюбов, Н.Д. Миронов (Иркутск), В.А. Рязановский (Томск).

Заканчивая рассмотрение вопроса об издательской деятельности преподавателей юридического факультета можно отметить, что она не могла развиваться особенно успешно из-за ограниченности финансовых средств. Удалось напечатать главным образом работы, предназначенные в помощь учебному процессу. Однако, стремясь совершенствовать свою работу, сотрудники факультета сумели создать библиотеку из 1000 книг, выписывали издания из России и стран Европы, покупали их на территории Китая.

Как и юридический факультет ДГУ, важным центром культуры в Харбине являлся созданный летом 1920 г. по инициативе руководства КВЖД Русско-китайский политехнический институт, и долгое время был единственным высшим техническим заведением в Маньчжурии. В фонде его библиотеки имелись необходимые для обучения и научной работы книги технического содержания. Библиотека постоянно пополнялась работами технической тематики, но, главным образом, по проблемам железнодорожного и электротехнического строительства (в соответствии с профилем вуза первоначально готовившего на двух факультетах инженеров путей сообщения, инженеров-механиков и инженеров-механиков-электриков).


Случайные файлы

Файл
131989.rtf
ref12098.doc
48708.rtf
166274.rtf
37254.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.