Эффективность суда присяжных в РФ (34966)

Посмотреть архив целиком











Челябинский государственный университет

юридический факультет


Эффективность суда присяжных в РФ


Французский ученый Ф. Севен отмечал: «Мудрый и гуманный французский закон, построенный на том принципе, что лучше оправдать виновного, чем осудить невиновного, нашел в институте присяжных гарантию правосудия, коему доступно милосердие, человеколюбие и сочувствие, деяния человека он хочет судить по-человечески»1

Суд присяжных, несмотря на жесточайшую критику, утвердился в судебных системах развитых стран как наиболее демократичный и справедливый вариант судопроизводства.

Очень ёмко о необходимости учреждения суда присяжных сказано в Концепции судебной реформы. Там, где стабильность важнее правды и законность уместнее справедливости, достаточно судей-профессионалов. Но если применение закона окажется большей жестокостью, чем содеянное преступление, если подсудимый верит в собственную невиновность, если общество не может, самоустранившись, доверить решение государству – тут поле деятельности присяжных.

Из изложенного логически следует, что суд присяжных нужен для утверждения в жизни правды и справедливости. Если выразиться более конкретно, то возникновение суда присяжных вызвано необходимостью внедрения в судебную ткань в значительной мере «народного элемента» в лице присяжных заседателей.

Учёные и практики-юристы США и Англии указывают на такие недостатки суда присяжных, как необъективность, чувствительность к риторике и общественным страстям, беспомощность в исследовании доказательств, безответственность председательствующего – профессионального судьи за результаты рассмотрения дел, обилие необоснованных и незаконных вердиктов, крайняя волокита и дороговизна. По этим причинам отказались от суда присяжных, например, Греция, Франция, Япония. Его никогда не было в Нидерландах, Исландии, Люксембурге. Даже в странах англосаксонской системы, у которых мы переняли этот суд, им рассматривается мизерное количество дел: Канада – 1 процент, в Англии – около 2 процентов, в США – до 4 процентов2.

За те годы, в течение которых в России действует институт суда присяжных, уже есть достаточный опыт. И можно уверенно сказать, что он является не судом народа, как называют его поклонники, а судом улицы. Решения, принимаемые присяжными, зачастую не имеющими не только юридического образования, но и среднего, основываются не на Законе и профессиональном анализе всех обстоятельств дела, а на обывательски эмоциональной оценке театрально построенных выступлений сторон. Профессиональный судья выполняет в суде присяжных роль стороннего наблюдателя. Он освобожден от обязанности доказывания и активного поиска истины, не несет ответственности за законность и объективность приговора, а призван лишь наблюдать поединок сторон и объявлять победителя. Вердикт присяжных о невиновности подсудимого обязателен для председательствующего. И если он даже убеждён, что этот вердикт – явно необоснованный, ничего не может сделать, а должен в обязательном порядке вынести оправдательный приговор и немедленно освободить подсудимого из-под стражи3.

Сторонники суда присяжных заявляют, что именно в этом преимущество данного суда, показатель его демократичности и прогрессивности. Присяжные ни от кого не зависимы и свои решения принимают исключительно по совести и внутреннему убеждению, выслушав в ходе судебных прений все доводы «за» и «против» осуждения, изложенные обвинителем и защитником. Именно этот суд является гарантом справедливости, истинным защитником прав и свобод человека4.

Но какой же это гарант справедливости, если его результат всецело зависит от изворотливости и красноречия той или иной стороны? Кроме того, защитникам суда присяжных хорошо известно, что присяжные не только непрофессиональны, не способны со знанием дела анализировать собранные доказательства, но у них нет, и не может быть, полной картины, по которой можно было бы безошибочно сделать вывод о виновности или невиновности обвиняемого5.

Главная фальшь сторонников суда присяжных заключается вот в чём. Чтобы доказать необходимость таких судов, они утверждают, что вся Европа имеет суды присяжных. Это якобы веское доказательство в их пользу. На самом деле в странах континентальной системы, т.е. в Европе, нет таких судов, которые введены у нас6.

В европейских странах действует принципиально иной суд. Вместо единоличного судьи-чиновника, бесконтрольного и безответственного, в нем ведущая роль принадлежит профессионалам. Суд состоит из трёх профессиональных судей и присяжных. В некоторых государствах их называют шеффенами. Они, как и присяжные, – люди из народа. Но в отличие от наших присяжных-непрофессионалов они вопрос о виновности подсудимого решают не независимо от судей, а совместно с ними и под их руководством, допрашивают вместе с ними подсудимого и свидетелей, вместе совещаются относительно вердикта. Это позволяет избежать юридических ошибок и предотвратить вынесение незаконных приговоров. Так обеспечивается не только профессиональное рассмотрение дел, принятие юридически обоснованных решений, но и общественный контроль за судом. Именно за профессиональный суд выступают оппоненты сторонников суда присяжных.

И в Совете Федерации, и в Государственной Думе уже не раз проходили слушания по проблемам судебной реформы, в том числе и суда присяжных7.

Новый виток дискуссий на тему эффективности суда присяжных в России начался после того, как суд присяжных оправдал подозреваемых в убийстве главного редактора русской версии журнала «Forbes» Пола Хлебникова.

Зазвучали громкие заявления о том, что система «народного» правосудия в России фактически не работает, а участники судебных разбирательств просто манипулируют голосами присяжных заседателей, пишут «Новые известия».

Эксперты утверждают, что причин этого, по крайней мере, несколько. Присяжные, в число которых, как правило, попадают безработные и пенсионеры, абсолютно не защищены от давления, причем с обеих сторон. Подлинной состязательности сторон не выдерживает обвинение, и, наконец, наше общество якобы в принципе не готово вершить правосудие в рамках «народного суда».

Данная ситуация спровоцировала споры вокруг судов присяжных. Камнем преткновения стала статистика, в соответствии с которой присяжные оправдывают более 20% подозреваемых, а профессиональные судьи – чуть менее 1%. Главный вопрос заключается в том, что скрывается за этими цифрами – чрезмерная строгость профессиональных судей, излишняя мягкость присяжных или иные, более глубинные проблемы.

Основные противники суда присяжных – прокуроры и следователи. Говоря о неэффективности «народного» суда в России, они, в первую очередь, называют его уязвимость. Заседатели – это обычные граждане, и значит, они никак не защищены от определенного давления и влияния. Достаточно подойти к такому присяжному с пистолетом в одной руке и купюрой в сто долларов в другой и просто попросить его принять решение «по совести». Достаточно подкупить двух-трех «агентов влияния», которые, в свою очередь, смогут успешно сформировать у других присяжных нужное мнение.

По мнению Валерия Абрамкина, председателя Центра содействия реформе уголовного правосудия, такой вариант развития событий действительно возможен, поскольку в стране до сих пор не существует адекватной программы защиты присяжных. «В Америке заседателей, участвующих в процессах по громким делам, тщательно защищают. Их лиц не видно, имена, а уж тем более адреса знает только ограниченный круг лиц. В дороге их сопровождает охрана, несколько дней они живут в полной изоляции. У нас ничего подобного пока нет», – сказал Валерий Абрамкин.

Один из наиболее вопиющих случаев подкупа присяжных произошел в 2005 году. Коллегия присяжных оправдала подозреваемых в организации преступного сообщества Игоря Поддубного и Евгения Бабкова. Предприниматели были отпущены на свободу прямо в зале суда. Через неделю бывших обвиняемых видели в ресторане, пирующих вместе с заседателями.

Кроме того, сами прокуроры оказались просто не готовы к судам присяжных. Так, собеседник «Новых известий» признал, что оправдательные приговоры случаются и из-за неумения гособвинителей правильно и доступно донести до присяжных суть дела. Гособвинители часто разговаривают с ними как с профессиональными юристами, в результате обычные люди ничего не понимают. Иногда присяжные просто не могут разобраться в деле. Например, домохозяйке бывает сложно объективно рассмотреть дело по обвинениям в уклонении от уплаты налогов или другим экономическим статьям, если даже профессиональные следователи с трудом расследуют такие дела. А люди с высшим образованием, высокими умственными способностями и большим жизненным опытом редко оказываются в составе присяжных заседателей. Большая потеря времени при несущественной материальной компенсации заставляет состоятельных людей не реагировать на повестки.

По данным Фонда «Общественное мнение», только 16% россиян готовы добровольно вершить судьбы других людей, 78% от участия в коллегии присяжных предпочли бы отказаться. «Происходит это потому, что общество к судам присяжных фактически не готово», – считает Валерий Абрамкин, – необходимо поднять статус присяжных заседателей. Нужны специальные курсы для гособвинителей, судей, простых людей, на которых можно было бы отрепетировать сценарии подобных судебных процессов. А так получается, что прокуроры не знают, как доступно рассказать коллегии о совершенном преступлении, судьи не могут адекватно оценить ответы присяжных, а сами заседатели до конца не понимают, чего от них хотят».


Случайные файлы

Файл
185625.rtf
112971.rtf
22886.rtf
26148-1.rtf
66625.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.