Социальные детерминанты правонарушений в органах внутренних дел Украины (33611)

Посмотреть архив целиком

УДК 343.91-057.36(477)

О.А.МАРТЫНЕНКО, канд.юрид.наук


Национальный университет внутренних дел


СОЦИАЛЬНЫЕ ДЕТЕРМИНАНТЫ ПРАВОНАРУШЕНИЙ

В ОРГАНАХ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ УКРАИНЫ


Рассмотрены основные факторы социального порядка, детерминирующие правонарушения среди личного состава органов внутренних дел.

Масштабные процессы трансформации, происходящие в Украине последние тринадцать лет, непосредственно отразились и на социальной структуре общества. В силу процесса перераспределения экономического влияния изменяется характер и содержание отношений между группами и социальными институтами, появляются новые формы социального расслоения.

За относительно короткое время стратификация постсоветского общества рабочих и служащих претерпела кардинальные изменения. Появились группы людей, использующих личную собственность уже не только как источник проживания, но и как основу материального производства. Все более массовой в нашем обществе становится группа, соединяющая в себе элементы собственника и труженика, по всем критериям подпадающая под западное определение «среднего класса». Параллельно с ней формируется классический отряд наемных рабочих и увеличивается удельный вес маргинальных слоев.

В силу миграционных процессов ежегодная утеря высококвалифицированной рабочей силы и научных кадров является довольно ощутимой для национального рынка труда. Так, с 1997 по 2001 гг. из нашей страны официально эмигрировали почти 90 тыс. граждан с высшим образованием, а всего за последнее десятилетие Украину покинули 574 доктора наук и 907 кандидатов наук, треть из которых составляли перспективные специалисты в возрасте до 40 лет. Убытки, претерпеваемые Украиной в результате выезда научных специалистов, оцениваются сегодня суммой более 1 млрд.дол. в год [1, с.27].

Происходящая трансформация социальных отношений не достигает уровня, свойственного глобальным общественным потрясениям (революция, гражданская война, оккупация либо утрата государственности) и потому криминогенная роль социальных процессов для исследователей не всегда представляется очевидной. Тем не менее, непосредственная детерминирующая связь между состоянием соблюдения законности в правоохранительных органах и социальными трансформациями в современной Украине прослеживается достаточно определенно.

В первую очередь следует отметить, что сформировавшиеся социальные институты - семья, система образования, политические партии, армия, полиция, церковь – в условиях стабильного общества способны самостоятельно осуществлять селекционную функцию по отбору кандидатов в свои ряды. В условиях же существующего переходного периода дисфункция в системе социальных институтов сопровождается попаданием в их структуру людей случайных, не отвечающим требованиям нормального функционирования системы. К сожалению, Украина не избежала случаев, когда в верхние эшелоны власти попадают люди с криминальным прошлым, экономическая элита формируется с участием представителей теневой экономики, а среди правоохранителей вскрываются факты коррупции и общеуголовных преступлений. Поэтому мы можем с полным основанием отнести селекционную дисфункцию социальных институтов в разряд социальных детерминант преступности среди работников милиции, непосредственно определяющей состояние дисциплины и законности в системе органов внутренних дел.

Сбои в системе селективного отбора социальных институтов привели к тому, что к 1998 г. учебные заведения МВД Украины начали испытывать возрастающую конкуренцию, в ходе которой абитуриенты из так называемых «династических» милицейских семей активно оттесняются представителями других профессиональных групп, прежде всего - абитуриентами, чьи родители занимают руководящие должности в государственном и частном секторе экономики (до 21% от общего числа).

Мотивом поступления последних служат вовсе не соображения карьерного роста в правоохранительных органах, а желание получить престижный диплом юриста. А.П. Москаленко, проведший одно из наиболее основательных исследований в области мотивации сотрудников ОВД, отмечает, что только 16% первокурсников руководствовалось адекватными мотивами при поступлении в вузы МВД Украины. Остальными двигали ситуативные (36%) и компенсаторные (19%) факторы – влияние родителей, желание улучшить свои личные качества, романтическая привлекательность профессии, материальная заинтересованность, престиж юридического образования, стремление избежать службы в армии. У 6% первокурсников встречается также криминальный тип мотивации, которому присущи авантюризм, склонность к неоправданному риску, недостаточно развитые моральные нормы, желание улучшить свое материальное положение за счет должностных полномочий [2, C.18-23].

Исследования других авторов в этом направлении подтверждают выявленные тенденции, выделяя среди общей массы курсантов не менее 27% тех, кто поступил в вуз только для получения юридического диплома и около 10,5% тех, кто, таким образом, избежали службы в армии. Неудивительно, что после окончания учебы в ОВД обычно планируют остаться только половина выпускников. 18% курсантов планируют перейти в прокуратуру, 12,5% - уйти в коммерческие структуры на должность юриста, 7,8% - планируют уйти из ОВД и не собираются работать по специальности. [3, c.138].

Как результат, только в 2003 г. 437 выпускников учебных заведений МВД отказались идти на службу и уволились из органов внутренних дел. Причиной такого положения руководство МВД считает ориентацию на массовый, а не на качественный отбор курсантов. [4, c.5]. Ситуация, когда на обучение принимается в основном молодежь без соответствующего жизненного опыта, с несформированным мировоззрением и не определившимися наклонностями в сочетании с несовершенной системой профотбора неизбежно приводит к проблеме формирования профессионального кадрового ядра и устойчивого морально-психологического климата в подразделениях. Качество отбора будущих сотрудников, действительно, пока не удовлетворяет требованиям времени. Значительное число кандидатов уже при первой фильтрации, в училищах профподготовки, признается неготовыми к службе: при проверке, например, показателей физической подготовки, каждый пятый оказался неспособным защитить себя [5, с.3].

По своему социальному происхождению молодое пополнение, обучающееся в вузах системы МВД, принадлежит, в основном, к среднему классу по уровню доходов семей. Среди родителей курсантов наиболее многочисленна прослойка служащих, занятых в сфере промышленности (21%) и руководителей частных и государственных предприятий (14%). Около 11% родителей заняты в сфере образования, науки и искусства, 7% - в сфере здравоохранения и только 3% работают в сфере сельского хозяйства [3, C.115-117]. Отчасти это объясняет тот факт, что выпускники вузов МВД изначально ориентированы не на реальную зарплату лейтенанта милиции, а на привычный для среднего класса уровень доходов. По этим же причинам не исключением являются случаи попадания на службу морально нестойких лиц, использующих свою принадлежность к системе ОВД только для «…пополнения собственного кармана» [6, c.2].

Изложенные факторы определяют наличие в деятельности ОВД Украины проблемы кадрового комплектования, которая даже после ряда реформ остается злободневной. Начавшийся с 1991 г. отток наиболее высококвалифицированных следователей в органы прокуратуры, суды, адвокатуру, коммерческие структуры, в государственную налоговую администрацию продолжает иметь устойчивую тенденцию. Только в 2002 году органы внутренних дел покинули 15 361 работник, среди которых 4082 – с высшим юридическим образованием. По результатам 2001 г. в 17 областях и 4 УМВДТ количество уволенных юристов превышало число принятых [7, c.2].

В результате количество следователей, имеющих высшее юридическое образование, упало с 89% до 54% [8, с.73]. Удельный вес работников с высшим юридическим образованием в подразделениях УБОП составлял 60,3%, уголовного розыска – 55,1%, службе БЭП – 45,9% [9, c.1]. Доля среди участковых инспекторов лиц с высшим юридическим образованием является одной из самых низких среди ведущих служб ОВД - всего 36,8%, хотя первые обращения граждан по поводу нарушения их прав обычно приходится именно на службу участковых [5, с.3].

Анализ статистических данных показывает, что если в период 1995-1997 гг. рост дисциплинарных проступков и преступлений среди личного состава был непосредственно связан с расширением рядов ОВД, то сегодня это происходит скорее за счет размывания профессионального ядра. Кадровые реформы последних лет обозначили явную тенденцию к омоложению личного состава, что не может быть оценено однозначно положительно (рисунок 1). Обновление кадров, сопровождающееся уменьшением удельного веса опытных сотрудников, ведет к снижению общего профессионального уровня и повышению риска криминализации личного состава, на что обращают внимание и российские исследователи [10, c.175].


Рисунок 1. Распределение аттестованных работников милиции

по возрасту (в % к общей численности)

На рисунке 2, где приведено распределение аттестованных работников милиции в зависимости от выслуги лет, динамика омоложения личного состава прослеживается более наглядно:


Рисунок 2. Динамика удельного веса аттестованных работников милиции с учетом выслуги лет (в % к общей численности)

Как немаловажную детерминанту социального порядка необходимо рассматривать и наличие в системе ОВД т.н. внутренней текучести кадров, приводящей к формированию блока «престижных» служб. Обуславливается данное явление как экономическими (наличие льгот и повышенной зарплаты для отдельных подразделений), так и социальными факторами (характер и режим работы, обеспеченность техникой, возможность быстрого карьерного роста).


Случайные файлы

Файл
23282-1.rtf
83992.rtf
31218.rtf
32400.rtf
139146.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.