Японское или Восточное? (24363)

Посмотреть архив целиком

Японское или Восточное?

С.В. РОГАЧЕВ

Европейцам этот вопрос, содержащий в себе противопоставление, может показаться странным, ведь японское — часть восточного. Но, когда речь идет о внутриазиатских, внутривосточных противоречиях, выясняется, что Восточное может оказаться западным по отношению к Японии, а Япония, соответственно, может стать восточнее Востока.

На берегу этого моря стоит наш Владивосток. Но мы в общем-то спокойно воспринимаем то, что это море, украшенное городом русской морской славы, называется Японским. Ведь за его водами действительно Япония, это море контакта с Японией, — так отчего же ему Японским не именоваться? Кроме нас к Японскому морю имеют выход Япония («по определению»), Северная и Южная Кореи. Наименование моря до XVIII в. не было устоявшимся. Его называли и Японским, и Корейским, и Восточным. В XVIII—XIX вв. на картах в основном появлялись названия «Корейское море» и «Японское море». Причем даже японские картографы иногда обозначали эту акваторию как море Чосон (то есть Корейское море: Чосон — древнее название Кореи*). Однако у западных картографов все более входило в употребление наименование «Японское».

Название «Японское море» стало практически общепринятым в мировой картографии после Русско-японской войны 1904—1905 гг. В результате поражения царизма в этой войне Япония выдвинулась в качестве главной геополитической силы на Дальнем Востоке, и естественно, что от ее имени стали образовывать наименование прилежащей акватории. Считается, что первыми официальными документами, где зафиксировано наименование «Японское море», стали послевоенные русско-японские договоры.

В 1905 г. Япония оккупировала Корею. И когда в первой половине XX в. международные организации обсуждали вопросы приведения географических названий к единым стандартам, только Япония и излагала свою позицию на конференциях. Корея, оказавшаяся в колониальной зависимости, не имела возможности представлять свою точку зрения на международной арене. Само слово «Корея» (в политико-географическом смысле) тогда исчезло с карт. Поэтому Японии безо всякого труда (никто и не возражал) удалось затвердить на международном уровне название «Японское море».

О «Корейском море» и «Восточном море» даже не вспоминали.

В 1929 г. в Монако состоялась конференция Международной гидрографической организации (МГО) — авторитетного международного органа, взявшего на себя, в частности, вопросы упорядочения океанической и морской номенклатуры. В изданном тогда руководстве «Границы морей и океанов» море между Корейским полуостровом, Японскими островами и Россией было названо Японским.

Последующие издания «Границ морей и океанов» выходили в 1937, 1952 и 1986 гг., и в них Японское море — Японское.

Современная Южная Корея усматривает в названии моря память об экспансионистских замашках японского империализма и полагает, что это название оскорбительно, задевает чувства граждан других стран. Не всегда рискуя заявлять так напрямую, Южная Корея стала пропагандировать благовидный тезис, что международное море не может быть называемо по одной лишь из стран, имеющих к нему выход, морям следует давать нейтральные, без политико-географической окрашенности, названия.

В качестве наиболее перспективного варианта замены имени «Японское» стал продвигаться вариант «Восточное море». При этом корейцы лукаво объясняют, что под этим названием они не имеют в виду того, что море находится на востоке по отношению к Корее, а подразумевают вообще восточное положение акватории по отношению ко всей Евразии (ведь есть же Северное море в Европе, хотя для норвежцев оно, скорее, южное). И это якобы соответствует точке зрения большинства стран мира: для них это море — восточное. Очевидно, однако, что в своем варианте названия корейцы явно ориентировали море на себя, и таким образом наименование «Восточное» оказывается вовсе не нейтральным, а как бы в скрытой форме «Восточно-Корейским».

Южнокорейские переименователи достигли некоторых успехов на мировой арене. Тому способствовали решения Международной гидрографической организации (в 1974 г. было решено, что если страны, делящие акваторию, не договорились об общем наименовании, на картах следует подписывать разные варианты названий) и Комиссии ООН по стандартизации географических названий (принявшей аналогичный принцип в отношении всех международных географических объектов). Так, например, «французский» Ла-Манш сосуществует на картах с Английским каналом, а аргентинские Мальвинские острова с английскими Фолклендами.

В договоре о рыболовстве между Южной Кореей и Японией, подписанном в 1965 г., море названо Японским в японском тексте документа и Восточным — в корейском. Япония отказалась тогда обсуждать вопрос о новом названии моря. Однако в 1992 г. корейцы добились того, что VI Конференция ООН по стандартизации географических названий призвала спорящие стороны к совместному обсуждению вопроса.

Всерьез начать борьбу за изменение имени моря Южная Корея смогла лишь после вступления в ООН. Е.М. Поспелов в своем Топонимическом словаре сообщает, что в 1993 г. Южная Корея официально обратилась в ООН с предложением переименовать Японское море. Были представлены на выбор четыре варианта переименования: Дальневосточное море, Восточное море, море Мира, Голубое** море. КНДР в этом вопросе поддержала южных врагов-собратьев, но предложила свой — без всякой дипломатии — вариант названия: Корейское Восточное море (по аналогии с Восточно-Китайским).

В 1997 г. на XV Международной гидрографической конференции Южная Корея потребовала, чтобы в очередное издание «Границ океанов и морей» было наряду со старым наименованием внесено и альтернативное название — «Восточное море».

В 1998 г. на VII Конференции ООН по стандартизации географических названий Южная Корея потребовала срочной отмены «неправомерного» названия «Японское море». Конференция приняла решение о том, чтобы рекомендовать картографическим службам стран мира давать два варианта названия. Эту рекомендацию многие приняли, и уже на новых картах крупнейшего картографического издательства США «Рэнд МакНелли» (Rand McNally) и в Британской энциклопедии после названия «Японское» в скобках стоит «Восточное». Снисходя к национальным чувствам корейцев, наша газета на карте в спецномере, посвященном Южной Корее, также дала подпись «Восточное море»***.

Летом 2002 г. Международная гидрографическая организация (штаб-квартира в Монако) под корейским давлением приняла решение (кажется, пока предварительное) в новом издании «Границ океанов и морей» не называть более Японское море Японским. Раздраженные японцы подали энергичный протест. Японское министерство иностранных дел заявило, что дело обсуждается с МГО по дипломатическим каналам и что требования Южной Кореи «не имеют под собой никаких оснований». Японцы ссылаются на проведенные ими исследования картфондов в 60 странах мира: 97% изданий называют это море Японским.

Надо сказать, что наименование «Японское море», вообще говоря, географически оправданное. Ведь именно Японские острова отделяют море от всей гигантской площади Тихого океана, то есть собственно и создают акваторию, требующую особого наименования. Не будь Японии, не было бы и моря. Заметим, что по аналогичной модели образованы названия морей Андаманского (отгорожено от Индийского океана Андаманским архипелагом) и Ирландского (отделено от Атлантики Ирландией).

Корейцы не хотят слушать голоса разума: они считают, что наименование «Японское» — неправильное (!) и должно быть непременно изменено на «Восточное» (по-корейски Донг-Хэ), и не имеет значения, что для японцев оно западное, а по отношению к России (мнение которой, кажется, даже и не спрашивают) — южное****. Они продолжают настаивать на том, что международная акватория не может быть именуема по одной стране, забывая при этом, что пролив между Кореей и Японией (тот самый, где некогда было трагическое для нас Цусимское сражение) именуется-таки Корейским.

Очевидно, что рассуждения корейцев о том, что их море восточное по отношению к Евразии, не выдерживают серьезной критики: ведь с востока материк омывается еще и Южно-Китайским, Восточно-Китайским, Охотским и Беринговым морями, причем два последние существенно восточнее Японского моря.

Что же до Южно-Китайского моря, то вьетнамцы на своем языке называют его Восточным (Бьен-Донг).

А Восточно-Китайское море просто Восточным (Донг-Хэй, Тунг-Хэй) называют китайцы. Наименования эти даны никак не по евразийскому положению, а по отношению к национальным (государственным) территориям. И они не могут рассматриваться как нейтральные в политико-географическом отношении: «собственническое» начало в названиях очевидно — от меня к востоку, значит, Восточное. В японской географической традиции Восточным морем (Токай) называли вообще весь Тихий океан (так же, Восточным морем, называли его и русские первоисследователи). В настоящее время так зачастую называют прилегающий к Японии с востока сектор Тихого океана. И прибрежная тихоокеанская историческая область в Японии, кстати, именуется Токайдо*****.

Появление на восточноазиатской арене еще одного Восточного моря создало бы лишнюю путаницу, вызвало бы сумятицу в национальных географических представлениях******. Комизм ситуации усиливается тем, что слова «восточное море» (по крайней мере, в части составляющей «восточный») и в китайском (Донг-Хэй), и в японском (Токай), и во вьетнамском (Бьен-Донг), и в корейском (Донг-Хэ) весьма созвучны (хотя сходство между ними трудно распознать в разных системах письменности). Все они восходят к единой китайской праоснове. Четыре похоже звучащих и родственных «донг» или «то» обозначают четыре разные акватории!


Случайные файлы

Файл
3800-1.rtf
129078.rtf
ref-16170.doc
8588.rtf
47724.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.