Трагедия уральской платины (22858)

Посмотреть архив целиком

Трагедия уральской платины

Александр ПОРТНОВ, доктор геолого-минералогических наук

История платины начинается с 1737 года, когда итальянский астроном Антонио де Уллоа привёз из Южной Америки зёрна неизвестного металла, добытого из речных песков и похожего на серебро ("серебро" по-испански — "плата"). Неказистый серый металл назвали платиной, то есть "серебришком". Поскольку металл был очень тяжёлым, жулики быстро нашли ему применение: стали добавлять в золото.

Испанскому правительству пришлось издать суровый закон, по которому до 1778 года всю добытую вместе с золотом платину в присутствии чиновников топили в реке. Впоследствии платину в небольших количествах всё же стали добывать в Колумбии. Химическая стойкость вызвала интерес к новому элементу, и цена на него резко выросла. Но крупных месторождений платины тогда не было.

В 1813 году на одном из притоков уральской реки Исети, где разрабатывались бедные золотоносные кварцевые жилы, малолетняя девчушка Катя Богданова нашла большой самородок платины и принесла его приказчику Полузадову. Жадный приказчик самородок присвоил, а Катю высек, чтобы молчала о находке.

Но правда восторжествовала - владелец участка корнет Яковлев, в свою очередь, высек Полузадова, забрал себе самородок и решил, что он вывалился случайно из золотоносных жил.

Когда в 1814 году горный штейгер Лев Брусницын открыл на Урале богатейшие золотые россыпи, быстро выяснилось, что в них вместе с золотом накапливается платина, и уральские горщики поначалу использовали её вместо свинцовой дроби. Через десяток лет были найдены богатые платиновые россыпи, где добыча составляла сотни килограммов в год.

Но что с платиной делать? Кому она нужна в таких количествах?..

И вот в 1827 году министр финансов Егор Канкрин пришёл к гениальному решению: для пополнения пустой русской казны, разорённой войной с Наполеоном, начать чеканку монеты из платины, которая по редкости и дороговизне ничуть не хуже серебра и золота!

Россия в ту пору находилась на грани банкротства: серебра и золота катастрофически не хватало, по стране ходили обесцененные бумажные ассигнации, за бумажный рубль давали от силы 25 копеек серебром. К тому же Наполеон наводнил Россию фальшивыми ассигнациями, которые он в глубокой тайне печатал перед началом войны 1812 года для подрыва русской экономики. Николай I потребовал "заключения компетентных лиц по сему вопросу".

Канкрин обратился к великому немецкому естествоиспытателю Александру Гумбольдту, к которому за советами обращались тогда все короли Европы. Он вступил с ним в переписку от лица русского правительства, послал ему пробные платиновые монеты, пригласил приехать на Урал, но главное, чего добивался Канкрин,— одобрения соотношения цены платины к серебру как 5:1.

Хитрый Канкрин добился желаемого: мнение знаменитого учёного подействовало на Николая I, и в 1828 году в Санкт-Петербурге были отчеканены первые в мире платиновые монеты. В России тогда ходили червонцы — трёхрублёвые золотые монеты весом около 4 граммов. Канкрин тоже выпустил трёхрублёвые червонцы, но только из платины, весом 10,35 грамма: платина тогда была в 2,5 раза дешевле золота. Первый червонец он послал Гумбольдту; после смерти учёного эта монета была куплена Александром II и в 1859 году вернулась в Россию. Она и сейчас демонстрируется в коллекции монет Эрмитажа.

Канкрин всячески рекламировал платиновые монеты. "Я стараюсь распространить монету в Азию,— сообщал он Гумбольдту.— Персы находят большое удовольствие в платиновых монетах, и думаю, что мы слишком мало оценили металл".

Гумбольдт отвечал: "Я очень рад слышать, что новая монета имеет успех и приносит много пользы".

С конца 1829 года в России стали чеканить платиновые шести- и двенадцати рублёвики, их называли белыми полуимпериалами и империалами. Население поверило платиновую монету, и добыча драгоценного металла на Урале достигала 2 тонн за сезон.

До 1845 года здесь было добыто около 40 тонн платины, раз в 20 больше, чем в Колумбии. Замена серебра и золота платиной в качестве валютного металла позволила России выйти из финансового кризиса, выкупить и уничтожить обесцененные бумажные ассигнации.

Конечно, успех этой денежной реформы был напрямую связан с тем, что платина обходилась казне гораздо дешевле золота. Россыпи были очень богатыми, уральским рабочим заводским крепостным платили гроши... Себестоимость металла была очень низкой.

Но с владельцев рудников — Демидовых и Шуваловых — казна всё же собирала довольно высокую "горную подать" за переработку металла. С этого налога, который не хотели платить хозяева месторождений, начинаются истоки "платиновой трагедии" России.

Опекун малолетнего Демидова князь Волконский, сговорившись со скупщиками платины из английской фирмы "Джонсон, Маттей и К°", стал утверждать, что России не следует самой перерабатывать платиновую руду, а выгоднее продавать за границу сырую платину.

Одновременно в окружении царя стали активно распространяться слухи, что за границей якобы делают фальшивые платиновые монеты и ввозят их в Россию. К тому же в 1844 году Канкрин ушёл в отставку...

Новый министр финансов Ф. Вронченко, получивший прозвище "Вранченко", быстро нашёл общий язык и с англичанами, и с князем Волконским. Есть основания полагать, что Вронченко был подкуплен. Он представил Николаю I доклад, в котором утверждал: "Платиновая монета не соответствует общим основаниям нашей денежной системы, и найдутся злонамеренные люди, которые начнут её подделывать..." Мнение, по меньшей мере, странное: ни одна страна не пострадает, если в неё станут ввозить полноценные (но формально фальшивые) золотые или серебряные монеты!..

Тем не менее, в 1845 году Николай I подписал указ об обмене платиновых денег.

Всего с 1828-го по 1845 год было отчеканено платиновой монеты на 4 251 843 рубля.

В казну вернулось монет на 3 263 292 рубля; миллион остался у населения, которое неохотно расставалось с новыми деньгами. Ни одной фальшивой монеты обнаружено не было; это естественно — Россия была полным монополистом в добыче и переработке этого благородного металла. В дальнейшем, когда цена платины значительно превысила цену золота, платиновые русские монеты приобрели огромную ценность и стали украшением любой коллекции.

Глупый царь и коррумпированный чиновник — эта "связка" издавна была источником бедствий России. Указ Николая I привёл к полному уничтожению добычи платины на Урале и забвению технологии её переработки. И вот тогда — по заранее намеченному плану — компания "Джонсон, Маттей и К°" выступила в роли "спасителя русских предпринимателей от разорения", заключая с ними крайне выгодные для англичан контракты.

Выдающийся физик, русский академик Б.С. Якоби резко выступил против "реформ" правительства. Он называл реформаторов "червями и гадами, блаженствующими ныне в своём сыром обиталище". Специальная комиссия поддержала предложение Якоби о восстановлении платиновой монеты, поскольку это "поощрило бы находящуюся в упадке платиновую промышленность и поддержало бы бумажный рубль".

Но коррупция уже основательно разъела российское чиновничество.

В 1862 году Александр II издал указ о возобновлении выпуска платиновых монет достоинством в 3 и 6 рублей. Но это было совсем невыгодно англичанам, и тайные силы продолжили свою подрывную работу. Чиновники саботировали царский указ. Через два года коррумпированный министр приказал "приостановить" чеканку платиновых монет, хотя он прекрасно знал, что их вообще не чеканили. Практически все мировые запасы платины в виде монет, слитков и рудного концентрата "Вранченко" хранил в казне бесполезным грузом — для кого?..

Вскоре проявилось и главное заинтересованное лицо: им, конечно же, оказалась английская фирма "Джонсон, Маттей и К°". Она по дешёвке скупила у царской казны все эти огромные сокровища — около 35 тонн платины! Величайшая афера — кража всей платины России — прошла успешно!!!

Проходка шурфа на платиновом прииске. С открытки издания В.И. Метенкова, г. Екатеринбург, начало XX века.

Крупнейший русский специалист по платине Н.К. Высоцкий писал в 1923 году: "Парадоксален тот факт, что Англия, не добывая ни одного золотника платины, получила в этой отрасли коммерческую монополию, позволяющую устанавливать произвольные цены". Действительно, фирма-монополист так взвинтила цену на платину, что после первой мировой войны она стоила в 3—4 раза дороже золота!

Для царской России итог был плачевный: фирма "Джонсон, Маттей и К°" стала истинным хозяином уральской платины. Она заключила с владельцами приисков — Шуваловыми, Демидовыми, Переяславцевыми — контракты, в которых цена устанавливалась вперёд на 5 лет без учёта конъюнктуры рынка. В итоге в 1870 году за золотник платины (4,25 г) добытчик на Урале получал от фирмы 10 копеек, посредник в Москве — 40 копеек, а фирма продавала его в Париж за 1 рубль 20 копеек...

До 1917 года англичане безраздельно владели всей русской платиной.

В смутное время после революции тьма хищников облепила платиновые копи. Проходимцы из Германии, Англии и других стран скупали у нищих старателей драгоценный металл. В 1922 году фирма "Джонсон, Маттей и К°" пыталась сделать всё возможное, чтобы получить в концессию уральские россыпи. Однако достичь вожделенной монополии она не смогла. В 1922 году был создан трест "Уралплатина", который, в том же году запустил в работу 17 драг и наладил работу артелей.


Случайные файлы

Файл
158268.rtf
158145.rtf
11083-1.rtf
93857.rtf
92389.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.