Куда идёт эволюция человечества? (12454)

Посмотреть архив целиком

Куда идёт эволюция человечества?

Кандидат биологических наук В. В. Вельков

Все люди рождаются свободными и равными в своём достоинстве и правах. Они наделены разумом и совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе братства.

Всеобщая декларация прав человека. Статья 1.

Для начала стоит, по-видимому, коротко сказать о том, как происходит эволюция, какие именно механизмы заставляют живые организмы совершенствоваться и усложняться и для чего. На вопрос „для чего?“ можно ответить сразу и кратко: во-первых, чтобы выжить, когда условия среды резко меняются (в худшую сторону, разумеется), и, во-вторых, чтобы увеличить свою жизнеспособность (fitness). А жизнеспособность в биологии определяется количеством потомков, которые оставляет организм в течение своей жизни.

Главные механизмы биологической эволюции, как известно, — естественная (спонтанная) генетическая изменчивость и естественный отбор. Изменчивость возникает из-за того, что при передаче генетической информации из поколения в поколение в ДНК происходят изменения (в частности, мутации, т. е. изменения внутри генов, и рекомбинации, т. е. перемещения целых генов или их частей). При этом, что крайне существенно, все эти изменения происходят случайно. В итоге, все организмы даже в одной популяции всегда чем-то отличаются друг от друга, и на генетическом и, соответственно, на физиологическом уровне. Те организмы, которые из-за случайных изменений в генах оказываются более приспособленными к среде, выживают и размножаются. А менее приспособленные постепенно исчезают с лица Земли. Это и есть, в сущности, естественный отбор.

Таким образом, биологическая эволюция в целом не имеет предопределённой цели, она идёт туда, „куда ветер дует“ — в направлении, позволяющем, по крайней мере, выжить, а в лучшем случае максимально размножиться. Эволюции не было бы, если бы не было генетического разнообразия, как не было бы её, если бы не менялись условия среды: в постоянной среде стабилизирующий отбор отсекает крайние („выходящие из ряда вон“) варианты и поддерживает норму, т. е. „середняков“ [1].

С эволюцией человеческих популяций дело обстоит несколько сложнее. Чем выше экономическое развитие общества, тем слабее действует в нём естественный отбор. В индустриальных странах, с высоким уровнем здравоохранения и питания, такой отбор практически отсутствует. Поэтому носители вредных мутаций, потенциально снижающих жизнеспособность, от них не умирают, а передают мутантные гены потомкам. Вредные мутации накапливаются в популяции, что делает биологическое выживание населения всё более зависимым от улучшения систем здравоохранения и жизнеобеспечения, от научно-технического прогресса.

Естественный отбор, таким образом, должен действовать преимущественно в странах третьего мира, где высока и рождаемость, и детская смертность. Там он направлен на повышение жизнеспособности в неблагоприятных социально-экономических условиях.

Кроме естественного отбора, который слепо „решает“, кому жить, а кому умирать, существует ещё один эволюционный механизм — половой отбор. Он „решает“, кому преимущественно размножаться. Этот механизм, в отличие от естественного отбора, удаляющего „совсем плохие“ гены, уменьшает в популяции количество особей со „слабыми“ генами, и даёт преимущество оставлять потомство сильнейшим. В некоторых сложно организованных сообществах животных, например у приматов, именно сильнейший (доминирующий) член сообщества в основном передаёт свои гены потомству. Как правило, это вожак, который регулярно и на деле, участвуя в жестоких турнирах с претендентами, доказывает своё право иметь гарем [2].

Похоже, что сейчас такая форма полового отбора, направленная на усиление способностей к доминированию, может действовать в человеческих популяциях, где традиционно распространена и узаконена полигамия.

В целом, согласно общепринятой сегодня точке зрения, на уровне полового отбора эволюция может оперировать не только с „физиологическими“ и морфологическими признаками, но и с поведенческими. А чем предопределяется поведение?

Генетика поведения

Тысячелетняя практика селекции свидетельствует, что многие поведенческие особенности детерминируются генами, а значит, подлежат отбору. В своих опытах исследователи в области генетики поведения направленно скрещивают собак, мышей, крыс, перепёлок и т. д., проводя искусственный отбор на повышение различных когнитивных (познавательных) способностей, на изменение степени эмоциональности (скажем, на устойчивость или подверженность страху), на изменение степени агрессивности. На каждом этапе скрещивают животных с экстремальными проявлениями каких-либо характеристик и через 10–20 поколений получают линии с резкой выраженностью этих характеристик [3].

При изучении поведения принципиальный вопрос — установить, чем именно вызваны различия: факторами окружающей среды или действием генов. Сравнительно новое направление генетики поведения — „генетика личности“ (genetics of personality) изучает влияние генов и окружающей среды на три основные группы поведенческих особенностей людей: на познавательные способности, на психологические черты и на психопатологию. Достоверно установлено, что преимущественно генами определяется множество психологических и интеллектуальных характеристик человека. Например, такие фундаментальные качества, как активность и пассивность, мнительность и тревожность, экстравертность и интровертность, самостоятельность и зависимость, альтруизм и эгоизм, интеллект, агрессивность или сексуальность.

В одном из обзоров журнала „Science“, где рассматриваются основные положения генетики личностных характеристик, в значительной мере генетически детерминируемыми считаются и такие, казалось бы, социально обусловленные особенности человека, как отношение к смертной казни, политические (консерватизм, либерализм, радикализм) и музыкальные предпочтения (классическая, лёгкая или электронная музыка), патологическая азартность, алкоголизм, предпочтительный вид отпуска, маниакально-депрессивные психозы и шизофрения, криминальное поведение. Более того, в обзоре утверждается, что при исследовании развития поведенческих характеристик близнецов, начиная от их рождения и до 15 лет, оказалось, что „развитие поведения управляется генетической программой аналогично биологическому развитию“ [4].

Разумеется, это ни в коем случае не означает, что существует, скажем, ген „предпочтения органной музыки“ или ген „отпуска на Эвересте“. Подобные личностные характеристики в значительной степени предопределяются взаимодействием многих генов, формирующих целостный тип личности, в котором отдельные её черты, как правило, взаимно не противоречивы. Трудно представить, например, что интровертный консерватор, имеющий два высших образования и степень доктора наук по ранневизантийской поэтике, будет регулярно слушать „Фиалку Монмартра“ И. Кальмана, а экстравертный радикал, дважды исключённый из университета за участие в беспорядках, найдёт утешение в „Мифе о Сизифе“ А. Камю.

Показано, что одни генетические факторы приводят к количественно малым поведенческим или когнитивным различиям между людьми, тогда как другие — к весьма значительным. Влияние каких-то „поведенческих“ генов накладывается друг на друга, какие-то — действуют независимо. Вот один пример. Антропологи и историки, изучающие типы человеческих сообществ, классифицируют их по разным признакам, в частности по воинственности и миролюбию. „Архетипом“ миролюбивого общества считаются бушмены Канг (Kung Bushmen) Южной Африки, живущие охотой и собирательством, а также трудолюбивые фермеры Восточной Азии. Самые же воинственные — индейцы Южной Америки, в частности племя Яномамо (Yanomamo), члены которого регулярно облачаются в воинские наряды, наносят на лицо боевую раскраску и встают на тропу войны. Такая разница в поведении, как недавно выяснилось, вызвана тем, что в гене, кодирующем так называемый рецептор нейротрансмиттера допамина (DRD4), у индейцев есть особая мутация 7R, которая делает их весьма энергичными, возбудимыми, импульсивными и несговорчивыми. У бушменов и восточно-азиатских фермеров такой мутации нет [5].

Другие типы мутаций в этом гене — объект пристального изучения молекулярной психиатрии. Они приводят к гиперактивности, повышенной конфликтности, к постоянному поиску „острых“ ощущений. Не исключено, что в ближайшем будущем будут найдены молекулярные особенности других генов, приводящие к ярким поведенческим межэтническим различиям.

Заметим, что пока, на нынешнем уровне развития геномики, можно говорить о генетической наследуемости поведенческого признака как о статистической характеристике какого-то свойства популяции, а не отдельного человека [6]. Однако в самом ближайшем будущем, по мере локализации и изучения генов, ответственных за особенности интеллектуальных и поведенческих характеристик человека, с помощью методов молекулярной диагностики ДНК, по-видимому, станет возможным с большой вероятностью определять и количественно оценивать генетические компоненты этих характеристик и у конкретных индивидов. Разумеется, проведение такой дигностики на практике и регулирование доступа к её результатам ставит много весьма сложных этических и правовых проблем [7].

Итак, гены, образно говоря, — это уже отснятое изображение на фотоплёнке, а среда — качество проявителя и условия проявления. Меняя проявитель и условия проявления, можно изображение улучшить или ухудшить, но не изменить.


Случайные файлы

Файл
25212-1.rtf
141404.rtf
131149.rtf
64160.rtf
34869.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.