Давыд Святославич (8849)

Посмотреть архив целиком

Давыд Святославич

Карпов А. Ю.

Давыд Святославич (ум. 1123), князь Черниговский. Третий (?) сын черниговского князя Святослава Ярославича от его первого брака с некоей Киликией.

Родился около 1050 г. Сохранилось изображение князя Давыда — на известном портрете семьи князя Святослава Ярославича на миниатюре «Изборника Святослава» 1073 г. Давыд изображен в числе четырех старших сыновей князя, причем следует третьим — после Глеба и Олега, но перед Романом.

Имя Давыда Святославича очень поздно появляется в летописях. К 1095 г. Давыд княжил в Смоленске, но когда именно он сел на княжение в этот город, неизвестно. В 1095 г. Давыд был переведен из Смоленска в Новгород, причем в Новгородской летописи об этом говорится как о некой силовой акции, предпринятой князьями Святополком Изяславичем Киевским и Владимиром Всеволодовичем Мономахом: «Иде Святополк и Володимир на Давыда Смоленску, и вдаша Давыду Новгород». Можно думать, что изгнание Давыда из Смоленска было связано с начавшейся в это время враждой между Владимиром Мономахом и братом Давыда Олегом Черниговским и объяснялось желанием Владимира ослабить Олега.

Однако новгородское княжение Давыда Святославича продлилось очень недолго: «…а Давыд прииде к Новугороду княжить, и по двою лету выгнаша и (его. — А. К.)», — сообщает список новгородских князей, читающийся в Новгородской Первой летописи младшего извода. В действительности же, Давыд был изгнан из Новгорода даже раньше: в конце февраля — марте 1096 г. «иде Давыд Святославич из Новагорода Смолиньску»; новгородцы послали в Ростов за своим прежним князем Мстиславом, сыном Мономаха, и торжественно ввели его в город, «а Давыдови рекоша: не ходи к нам». Давыд же вновь вернулся в Смоленск, «и седе Смолиньске».

В начавшейся войне между братом Давыда Олегом Святославичем и Владимиром Мономахом Давыд не принимал участие. Летописец отмечает, что после победы над Олегом под Стародубом (начало июня 1096) Мономах и Святополк потребовали от него идти «к брату своему Давыдови» и затем, вместе с братом, ехать в Киев на княжеский съезд. Олег, однако, «не всхоте сего творити»: придя к Смоленску, он «поим вои» и отправился к Мурому для продолжения войны с сыновьями Мономаха, причем смоляне поначалу «не прияша его». Эта война завершилась поражением Олега в битве близ Суздаля 27 февраля 1097 г. и заключением мира, главным условием которого стало согласие Олега на участие в общекняжеском съезде. В этом съезде, собравшемся осенью 1097 г. в Любече на Днепре, участвовал и Давыд. По условиям договора, заключенного князьями, «Святославля отчина», т. е. владения князя Святослава Ярославича — прежде всего, Черниговская земля, признавались наследственным совместным владением Святославичей — Давыда, Олега и Ярослава. Очевидно, собственно Чернигов отходил Давыду как старшему среди братьев (Олег в результате поражений в войне с Мономашичами потерял на него право), Олег получил Новгород-Северский, а Муромская и Рязанская земля достались младшему Ярославу.

В отличие от своего брата Олега, Давыд Святославич отличался миролюбием. Он, правда, неоднократно принимал участие в военных действиях, но действовал лишь совместно с другими князьями, и никогда не выступал инициатором того или иного похода. После трагического ослепления князя Василька Теребовльского Святополком Киевским и Давыдом Игоревичем Давыд Святославич с братом Олегом и Владимиром Мономахом подступает к Киеву и едва не начинает войну против Святополка: князья договариваются на том, что Святополк обещает сам выступить против Игоревича и наказать его за совершенное преступление. В дальнейшем Давыд Святославич поддержал Святополка Киевского и в его войне против Ростиславичей (на стороне Святополка действовал сын Давыда Святослав (Святоша) Давыдович). В августе 1100 г. Давыд принимал участие в двух княжеских съездах в Уветичах (Витичеве) близ Киева. Эти съезды положили конец кровавой междоусобной войне: по решению князей, город Владимир-Волынский был отобран у Давыда Игоревича как главного виновника войны и заменен Бужском, при этом Давыд Игоревич получил компенсацию и от Святополка, и от Владимира Мономаха, и от братьев Давыда и Олега Святославичей: последние передали ему 200 гривен — своего рода отступное за отказ от любечских соглашений, скрепленных их крестным целованием. Кажется, готов был Давыд принять участие и в походе против князей Ростиславичей сразу же после Витичевского съезда вместе со Святополком, однако твердая позиция Владимира Мономаха предотвратила новую войну.

В 1101 г. Давыд с братом Олегом участвуют в съезде князей на Золотче (близ Киева) и в последовавшем затем заключении мира с половцами (15 сентября). Мир этот, однако, продержался недолго. Весной 1103 г., уже без брата, Давыд принимает участие в большом походе русских князей на половцев, закончившемся грандиозной победой на реке Сутени (4 апреля). В январе 1108 г. Давыд участвует в заключении нового мира с половцами, а в 1110 г. — в походе против тех же половцев к Воиню (поход закончился безрезультатно).

Новый поход против половцев состоялся в 1111 г., и Давыд вновь принимает в нем участие. 24 марта «на потоци Дегея» (по-видимому, каком-то небольшом притоке Северского Донца) русские нанесли поражение передовым частям половцев, а 27 марта разбили их основные силы на реке Сальне, что привело к решающему перелому в ходе русско-половецкой войны.

Давыд, несомненно, признавал авторитет князя Владимира Всеволодовича Мономаха. Показательно, что после смерти киевского князя Святополка Изяславича (16 апреля 1113) он не предпринял никаких попыток занять киевский стол, хотя, как сын князя Святослава Ярославича и старший из оставшихся в живых внуков Ярослава Мудрого, мог претендовать на это. Судя по косвенным показаниям источников, и Давыд, и Олег поддержали избрание на киевский стол Владимира Мономаха. Продолжал Давыд поддерживать Мономаха и после смерти брата Олега (1 августа 1115).

В 1116 г. Давыд входит в коалицию князей под главенством Владимира Мономаха, направленную против минского князя Глеба Всеславича. Давыд участвует в походе на Глеба и вместе с сыном Мономаха Ярополком берет «на щит» город Друцк. В том же году он посылает своего сына Всеволода вместе с тем же Ярополком на Дон против половцев: князья взяли три половецких города — Сугров, Шарукань, Балин. В следующем году Давыд участвует в совместном походе русских князей во главе с Мономахом против владимиро-волынского князя Ярослава Святополчича. Это последнее известие о военных действиях черниговского князя.

Источники отмечают особую религиозность Давыда Святославича. Известно, что он вместе с братом Олегом и Владимиром Мономахом принимал самое активное участие в перенесении мощей святых князей-страстотерпцев Бориса и Глеба в новопостроенную церковь в Вышгороде 1—2 мая 1115 г. Тогда возник спор между Владимиром Мономахом и братьями Святославичами о том, куда именно положить тела святых князей — в «комару» (нишу) на правой стороне храма, как хотели Олег и Давыд, или в особый «терем серебрен», на чем настаивал Владимир Мономах. По совету митрополита Никифора, решено было положиться на жребий, «и выняся жребии Давыдов и Олгов».

Предположительно, сам Давыд возвел в Чернигове церковь во имя святых мучеников Бориса и Глеба, которая в его потомстве называлась «отней».

Особые отношения связывали Давыда с черниговским епископом Феоктистом, который еще в бытность свою игуменом киевского Печерского монастыря был духовником жены черниговского князя. Уместно заметить, что сын Давыда Святослав (Святоша) еще в 1107 г. стал иноком Печерского монастыря — случай беспрецедентный в истории древней Руси.

Князь Давыд Святославич скончался в 1123 г. (Поздние церковные месяцесловы называют точную дату — 1 августа, но источник ее неизвестен.) Тело его было положено сначала в черниговский Спасский собор, а затем в Борисоглебскую церковь. Впрочем, на этот счет в источниках есть расхождения: по свидетельству Киево-Печерского патерика в редакции печерского игумена Иннокентия Гизеля (XVII в.), князь Давыд Святославич «положен бысть честне в Печерском монастыре (в Киеве. — А. К.) в пределе святого первомученика Стефана». По свидетельству особого Похвального слова святым князьям Борису и Глебу («Слова о князьях»), во время кончины и погребения князя Давыда имели место многочисленные чудеса: в терем, где лежал князь, влетел голубь, севший на грудь князю и сделавшийся невидимым, когда тот испустил дух, терем же наполнился благоуханием; когда почившего князя внесли в Спасский собор, на небе взошла звезда, вставшая над крестом, а затем перешедшая к церкви святых Бориса и Глеба, куда отнесли тело; даже солнце замедлило зайти до тех пор, пока не была подготовлена гробница для князя.

«Слово о князьях» содержит восторженную похвалу князю Давыду Святославичу, который прославляется за присущие ему миролюбие и братолюбие, верность данному крестоцелованию: «Тот Давид ни с кем не имеаше вражды, — пишет автор. — Аще кто на нь рать въздвигнеть, он же покорением своим рать уставляше… Аще кто кривду створяше к нему от братьи, он же все на собе притираше (то есть на себя вину перелагал. — А. К.). Кому ли крест целоваше, в весь живот свои не ступаше (не нарушал. — А. К.)… ни кого приобиде, ни зла створи… В велице тишине бысть княжение его».

Тем не менее сведений о церковном почитании князя Давыда Святославича нет.


Случайные файлы

Файл
Diplomnaya.doc
124965.rtf
81169.rtf
178712.rtf
105291.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.