Траугот Яковлевич Бардт (8609)

Посмотреть архив целиком

Траугот Яковлевич Бардт (1873-1942)

А. Ф. Крашенинников, М. П. Евстешин

Этот крупный, незаурядный архитектор, репрессированный в 1930-х годах, ныне практически нигде не упоминается. Проследить его жизненный и творческий путь, чтобы вырвать имя и дела мастера из круга забвения, нелегко. Биография Траугота Яковлевича Бардта до 1917 года известна по дореволюционным источникам1; далее приходиться привлекать архивные материалы, в том числе и протоколы следственных дел2.

Он родился в Петербурге, в семье выходца из Германии, получившего духовное образование, но избравшего карьеру не пастора, а преподавателя. У отца было семь детей (из них двое приемных). Траугот, рано проявивший художественные способности, в возрасте двадцати трех лет поступил на архитектурное отделение Императорской Академии художеств. Учился под руководством профессора А. Н. Померанцева, окончил Академию в 1903 году и за проект концертного зала на 2500 человек получил звание архитектора-художника (несколько ранее отца Бардта перевели в Москву директором школы для бедных детей и сирот евангелического исповедания на Земляном валу). В том же году он женился и обосновался в Москве.

Первые произведения молодого архитектора носили вполне традиционный характер. В 1904 году ему поручили модернизацию фасада старого лютеранского храма святого Михаила (1764) с колокольней (около 1815). Архитектурные формы храма, находившегося на Вознесенской улице, были весьма ординарны, и Бардт получил задание облагородить и классицизировать их. Тогда же он пристраивает 3-этажный гимнастический корпус к зданию лютеранского училища (Новокирочный переулок, 4)3; в 1906 году возводит в том же квартале деревянный дом для М. Ф. Биркенфельда4. Позднее, в середине 1920-х, квартал капитально «перекроили» под комплекс ЦАГИ, при этом храм и дом Биркенфельда в числе прочих зданий, снесли, а бывший гимнастический корпус сохранили в качестве служебного помещения.

В 1905 году Бардт построил небольшой особняк А. Б. Клеопиной (Гороховский переулок, 7, в настоящее время используется опять же как служебное здание)5, а в 1907-м - дачу для педагога училища при храме святого Михаила Е. А. Краузе в Ново-Гирееве (не сохранилась)6.

В 1906 году типология его работ расширяется за счет произведений промышленной архитектуры: он сроит два фабричных корпуса кружевной мануфактуры «Ливерс» на Саввинской набережной, 11-13, выходящих также на Большой Саввинский переулок (эти корпуса являются наиболее функциональной частью современной гардинно-кружевной фабрики «Гартекс»7, корпус ситценабивной фабрики на Дербеневской набережной, 7 (сохранился до настоящего времени и используется по прежнему назначению)8. В том же году Бардт строит довольно большой 3-этажный жилой дом Фряновской мануфактуры на Воронцовской улице,159.

Тогда в связи с быстрым ростом численности населения крупнейшие города мира, в том числе Москва и Петербург, столкнулись с острым жилищным кризисом – в частности, с нехваткой жилья для малоимущих. Бардт не остается в стороне от этой проблемы и в 1906-1907 годах возводит два дома дешевых квартир для служащих Казанской железной дороги в Краснопрудном переулке10 (сохранилось одно 5-этажное здание)11. Его творческая активность в данном направлении была замечена и оценена. Архитектора включили в число душеприказчиков московского богача Г. Г. Солодовникова, умершего в 1901 году и завещавшего часть своего состояния на строительство подобных домов. На деньги Солодовникова город приобрел два больших участка на 2-й Мещанской улице (ныне улица Гиляровского) и поручил Обществу гражданских инженеров провести в 1906 году конкурс проектов двух домов дешевых квартир: для одиноких на 1225 человек и для семейных - на 185 комнат. Оба конкурса выиграл петербургский гражданский инженер М. М. Перетяткович, но, занятый другими заказами, он передал осуществление своих проектов московским зодчим, в частности, возведение огромного дома для одиноких поручил Бардту. Последний творчески отнесся к этой, по сути, технической задаче (реализация чужого проекта) и сохранил внешний облик здания, задуманного Перетятковичем в стилистике так называемого «северного» варианта модерна - наиболее рационального, почти лишенного декоративных элементов, что вполне соответствовало идее «дешевизны» жилья. Вместе с тем Бардт внес в здание ряд технических изменений, учтя пожелания жюри. В результате построенный им в 1906-1908 годах дом (нынешний адрес – улица Гиляровского, 65)12 стал одним из передовых для своего времени образцов полифункционального жилого комплекса, основанного на новейших методах планировки. После революции жильцов из него выселили, а здание приспособили под учреждение. Позднее оно прошло полную реконструкцию и теперь занято Российским потребительским обществом.

Далее Бардт занялся сразу двумя объектами. Во-первых, ему поручили проектирование и строительство комплекса зданий при фабрике Фряновской мануфактуры Богородского уезда - рабочих казарм (то есть все та же тема дешевого жилища) с баней, больницей и училищем (1908-1909)13. Второе задание оказалось связанным опять же с наследием Г. Г. Солодовникова, владевшего, в числе прочего, театром на Большой Дмитровке, 6. Сгоревшее здание приобрел С. И. Зимин, который предложил Бардту перестроить и приспособить его для оперных спектаклей. Это было весьма непростым делом. Оперный театр, образно говоря, подобно огромной скрипке, должен обладать идеальным резонансом. Бардт, с детства отличавшийся музыкальностью, игравший на фортепьяно и певший в любительском хоре «Лидертафель» при храме святого Михаила, чрезвычайно увлекся поставленной задачей и решил ее с блеском. После перестройки Частная опера Зимина составила достойную конкуренцию Императорскому Большому театру, в чем немалую роль сыграли не только отличный подбор певцов (там дебютировал Ф. И. Шаляпин), но и зал, получивший благодаря Бардту превосходную акустику. В этом виде театр живет и сегодня под именем Московского государственного академического театра оперетты.

Результатом такого успеха явилось приглашение Т. Я. Бардта в Петербург. В 1911 году дирекция Русского Музыкального общества предложило ему реконструировать Большой зал Петербургской консерватории. Бардт согласился, создал проект и даже небольшую модель, обещая выполнить все работы за один сезон. Согласно проекту, бывший концертный зал превращался в театральный - с партером, бельэтажем, ярусами балконов, боковыми галереями. Предусматривались обширный вестибюль и фойе, каждый ярус снабжался собственной лестницей и выходом, что позволяло в случае необходимости быстро эвакуировать зрителей. Зал стал более вместительным (1935 мест)14, причем он укорачивался на 7 саженей (около 12,3 м), приближая зрителей к сцене. Из 40 рядов партера осталось 24. Хоры теперь находились с трех сторон. По внутреннему убранству Бардт дал следующие рекомендации: придерживаться максимальной простоты, не подчеркивать крупными мотивами архитектурные формы, не делать пилястры, а украсить стены легкими орнаментами и тягами для получения в целом стилистики ампир. Площадь сцены увеличивалась на 40 квадратных сажен. Оркестровая яма поднималась и опускалась, при смене декораций должна была применяться новейшая техника. Для улучшения акустики над сценой планировалось устроить деревянный куполообразный горизонт, создававший превосходную реверберацию. Обшивка купола – из досок, выкрашенных в белый цвет.

Чтобы расширить сцену и фойе, фасадные стены здания несколько передвигались в сторону Торговой улицы, их рисунок сохранял те же характерные детали, что и другие фасады консерватории. Главным украшением становились пилястры ионического ордера. Царский подъезд смещался вправо. Хотя он сохранил прежнюю форму и ширину проема, его оформление изменялось (колонны ионического ордера, треугольный фронтон с двумя женскими фигурами, держащими лиры).

Проект был утвержден в апреле 1912 года, а уже в ноябре состоялось торжественное открытие переделанного здания Петербургской консерватории15.

Две указанные капитальные работы по реконструкции театров создали Т. Я. Бардту репутацию видного мастера технологии театральной архитектуры. В 1912 году он ездил в Германию в научную командировку от Русского музыкального общества для изучения новейших способов улучшения зальной акустики с целью применить их в здании Московской консерватории, однако сведений о его дальнейших действиях в этом направлении нам обнаружить не удалось.

Вместе с тем Траугот Яковлевич не оставил своим вниманием промышленную и жилую архитектуру. В 1911 году он выступает в качестве консультанта при строительстве фабрики А. Шредера в Садовниках (сегодняшний Краснохолмский камвольный комбинат на Садовнической улице, 82)16, в 1911-1912-х - возводит по собственному проекту дом Евангелического общества попечения о девицах (1-й Басманный переулок, 8)17, решенный в формах модерна с облицовкой стены и верхнего (четвертого) этажа яркой керамической плиткой. Здание сохранилось, в настоящее время в нем размещается Центральная станция переливания крови Министерства путей сообщения. В 1913 году Бардт осуществил опять же по своему проекту пристройку к дому фон Шимона (Яузский бульвар, 9), основной объем которого был возведен архитектором С. Ф. Воскресенским в конце XIX века под «лечебницу по всем специальностям»18. В 1917-м его приглашают архитектором на завод «Г. Пирвиц», эвакуированный из Риги, затем он работает в кооперативе «Фанерахимия», но все эти предприятия быстро разваливаются.


Случайные файлы

Файл
33404.rtf
127765.doc
7374-1.rtf
36465.rtf
28559.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.