Ядерное оружие (4035)

Посмотреть архив целиком

Ядерное оружие

Д.В. Поливанов, кандидат политических наук

Проблемы, связанные с отечественным ядерным комплексом, так или иначе находятся на периферии внимания россиян, сами вопросы о целесообразности обладания Россией оружием стратегического сдерживания, размерах этого арсенала и поддержании его безопасности стали неотъемлемой частью политического дискурса 1990-х гг., что не могло не сказаться и на отношении населения.

На сегодняшний день ядерное оружие по-прежнему рассматривается руководством страны в качестве одного из элементов великодержавности и поддержания стратегической стабильности. На нужды ракетных войск стратегического назначения расходуется около половины средств государственного оборонного заказа. Значительные средства выделяются на производство нового «супероружия», способного, по словам военачальников, преодолеть любую систему противоракетной обороны. Широкое обсуждение получили возможности использования тактического ядерного оружия, в том числе и в локальных конфликтах. Основополагающие документы в сфере безопасности предполагают использование ядерного оружия в случае, если возникнет угроза для существования России как государства, а обычные средства окажутся неэффективными.

При этом очевидны сразу несколько недостатков подобного подхода. Во-первых, эта доктрина исходит из «презумпции виновности» США, которые являются ныне единственной страной, обладающей схожим по размеру ядерным арсеналом и разрабатывающей полноценную систему ПРО. Во-вторых, она практически не отвечает вызовам XXI века, поскольку ядерное оружие является скорее средством борьбы с крупномасштабной агрессией классического типа, вероятность которой, даже согласно «Актуальным задачам Вооруженных Сил РФ», крайне низка. В-третьих, остаются проблемы поддержания безопасности ядерного арсенала и утилизации сокращаемых или списанных вооружений, которые Россия пока не в состоянии решить без международной помощи. Наконец, остро стоит волрос об укреплении режима нераспространет оружия массового уничтожения (ОМУ), который подвергся дополнительным испытаниям на прочность в ходе Конференции по рассмотрению действия Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) в мае 2005 г.

Общественное мнение по этой проблематике столь же противоречиво и отражает вышеуказанную дихотомию между желанием обладать и неспособностью решать проблевы, связанные с оружием. В то же время можно отметить, что произошло переосмысление россиянами этого атрибута великодержавности, и в их оценках доминирует значительный прагматизм. Поэтому можно говорить также о расхождениях в воззрениях элиты и населения на ядерную проблематику.

Так, только 22% опрошенных отмечают, что арсенал стратегического сдерживания является признаком великой державы, причем эта точка зрения чуть больше распространена среди мужчин (28%), а также сторонников шовинистических партий — «Родины» (32%) и ЛДПР (29%), — традиционно стоящих на агрессивно-наступательных позициях по внешнеполитической проблематике. Таким образом, ядерная мощь не рассматривается большинством населения в качестве ключевого элемента поддержания политического веса России на международной арене. Скорее это аргумент третьего плана после экономической мощи (высокого уровня благосостояния граждан и развития промышленности) и гуманитарной составляющей (уровень образования и соблюдение прав человека).

Аналогичный «приземленный» подход демонстрируют россияне, когда речь заходит о расходовании средств на поддержание и развитие устаревающего ядерного арсенала России. Большинство респондентов придерживаются принципа разумной достаточности, полагая, что ядерное «наследство» СССР должно быть сокращено, но так, чтобы можно было гарантировать национальную безопасность страны (39%). Еще четверть (23%) предлагают не предпринимать никаких специальных мер по укреплению ядерного щита, оставив все, как есть, тем более, что по российско-американским соглашениям количество ядерных боеголовок к 2012 г. и так должно уменьшиться почти в три раза по сравнению с советскими временами.

В последние годы обладателями ядерного оружия стали Индия и Пакистан, его разрабатывают Северная Корея н другие страны. Какую политику, на ваш взгляд, Россия и другие ядерные державы должны проводить по отношению к этим «новым ядерным странам»? (Ответы россиян в %)

Нужно изолировать их от мирового сообщества, вводить экономические и другие санкции, чтобы предотвратить новую гонку ядерных вооружений и появление атомной бомбы у все большего количества государств

29

Эти страны имеют такое же право на ядерное оружие, как США, Россия, Китай и т.д., поэтому никакой особенной политики по отношению к тем, кто создает атомную бомбу, вести не надо

51

Затрудняюсь ответить

20


При сравнении с данными 1999 г. становится очевидной кардинальная смена отношения россиян к ядерному оружию. Если тогда 46% выступали за сохранение неизменности советского «наследия» и лишь 23% — за сокращение, то сегодня картина изменилась с точностью до наоборот.

Впрочем, как и тогда, 25% смотрят на мир сквозь призму милитаризма и считают, что ядерный потенциал должен быть увеличен, в том числе за счет разработки новых видов оружия.

Судя по опросам, арсенал России становится «игрушкой» для богатых и образованных. В то время, как представители сел, малых и средних городов, а также низкодоходных групп демонстрируют практичное отношение к средствам стратегического сдерживания, идея совершенствования ядерного оружия страны находит популярность среди обеспеченных слоев, а также жителей Москвы и Санкт-Петербурга (35%), где мнение формирует элита страны.

Можно предположить, что число сторонников усиления ядерной компоненты будет немного расти вместе с благосостоянием страны, ибо в этом случае «атомная дубинка» может стать одним из дополнительных козырей для приверженцев великодержавности и возрождения веса страны на мировой арене. Интересно, что в 1999 г. о ненужности ядерного оружия для России говорили 18%, а сегодня необходимость полного отказа от него отмечают лишь 3%.

Кроме того, мнение этой части аудитории, как и большинства населения, формируется в зависимости от точки отсчета, которой в данном случае были и остаются США. Для многих россиян по-прежнему остается актуальным аргумент о ядерном оружии как гарантии ненападения на страну со стороны более мощной державы. Опыт бомбардировок Косово и Афганистана, не обладавших ОМУ, при долгом и осторожном «пританцовывании» Вашингтона вокруг Ирака, Ирана или Северной Кореи с их предположительными ядерными программами доказал многим важность наличия ядерного кулака. Причем речь идет не об излишнем советском потенциале, а о поддержании паритета с США на значительно более низком уровне.

Этим мысленным противоборством с США и необходимостью стимулирования технического прогресса через реализацию ядерных программ объясняется, вероятно, и довольно странная на первый взгляд позиция россиян по проблеме нераспространения ОМУ. Следует добавить, что, несмотря на влияние расползания ядерных технологий на международную безопасность, оно не рассматривается населением в качестве угрозы «номер один» (12%), а скорее также стоит на третьем плане, в отличие от того же международного терроризма (61%) или усиления военно-политического влияния США в мире (22%).

Поэтому подавляющее большинство россиян (51%) высказываются за ликвидацию дискриминационного режима ДНЯО. Они полагают, что Индия, Пакистан, Северная Корея и другие страны имеют столько же прав на обладание ядерным оружием, сколько и «старые» атомные державы, поэтому никакой особенной политики по отношению к ним вести не следует. Наиболее распространена эта точка зрения в Москве и Санкт-Петербурге (67%). Меньше трети (29%) высказываются за изоляцию и введение санкций против «пороговых государств».

Примечательно, что наибольшими адептами развития ядерного потенциала являются Москва и Санкт-Петербург, а также жители Сибирского федерального округа. Они же наиболее демократичны в своем подходе к распространению ОМУ, то есть в принципе выступают не против того, чтобы ядерный потенциал наращивали и другие, вероятно, в целях ограничения односторонних действий единственной оставшейся сверхдержавы. На Дальнем Востоке практикуется несколько иной подход. Реальная близость Северной Кореи и Китая заставляет население этих провинций России говорить о необходимости наращивания арсенала сдерживания, но при применении экономических и иных мер для предотвращения роста числа новых ядерных держав.

Таким образом, общественное мнение о перспективах российского ядерного арсенала несколько расходится с представлениями элиты. С одной стороны, население не видит в ядерном щите главной составляющей статуса великой державы и поэтому не склонно к расходованию значительных средств на его совершенствование или усиление. С другой стороны, ядерный потенциал рассматривается в качестве элемента сдерживания Соединенных Штатов, поэтому в принципе он необходим, но в пределах разумной оборонной достаточности, тем более что иных задач в сфере безопасности (прежде всего, антитеррористических) этот арсенал решать не может. Наконец, сознавая всю опасность ядерного распространения для стабильности в мире, россияне склонны отказаться от ограничений по ДНЯО ради преодоления односторонности в миропорядке и технического прогресса.






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.