Системная теория падежа и предлога в практике преподавания русского языка как иностранного (76964-1)

Посмотреть архив целиком

Системная теория падежа и предлога в практике преподавания русского языка как иностранного

А. Ф. Дремов

Преподавателю русского языка как иностранного, пожалуй, как никому другому, известно, что такое падеж в глазах иностранных учащихся Не меньшие трудности приходится преодолевать и преподавателю, когда перед ним ставится задача дать конкретный и вразумительный ответ на все многочисленные «почему», которые закономерно появляются у каждого начинающего изучать русский язык, тем более, если он сталкивается с данным грамматическим явлением впервые, как, например, студенты их Кореи, Японии или Великобритании.

Очевидно, что дело тут вовсе не в многообразии падежных форм и вариантов окончаний, а в понимании сути механизма функционирования падежей. Так, например, не вполне понятно, почему после слова «нет» и в ряде случаев при отрицательной форме глагола употребляется только родительный, а не какой-либо другой падеж? Почему перед именительным падежом никогда не бывает предлога, тогда как предложный никогда без него не употребляется, прочие же падежи, как известно, допускают двоякое употребление? Почему именно родительный используется при обозначении даты? Почему возраст передается конструкцией с дательным падежом? Почему вполне корректны оба варианта — жаль девушку и жаль девушки; равноправны ли они и есть ли между ними разница? Почему так называемые причинные отношения в одном случае выражаются при помощи родительного падежа с предлогом от (например, от страха, от холода, от горя и т. п.), в другом — тем же падежом, но с предлогом с (со стыда, со смеху, с горя и т. п.), в третьем — формами того же родительного, но уже с предлогом из-за (из-за непогоды, из-за кого-либо, из-за болезни), в четвертом — при помощи творительного с предлогом под (согласиться под давлением кого-либо, под страхом наказания и т. п.) или без него (сказать что-либо ошибкой), в пятом — предложного с предлогом в (сказать что-либо в сердцах или в ярости, в гневе и т. п.), в шестом...? Наконец, почему, для чего нужен падеж, да и нужен ли он вообще, если другие языки без него прекрасно обходятся?

Не имея возможности дать четкие и ясные ответы на эти и подобные им вопросы, методика часто, порою интуитивно, идет по пути поиска наиболее удачных приемов презентации учебного материала и определения очередности его подачи в надежде на то, что изучающий русский язык сам, как и мы в детстве, сумеет нужным образом обобщить предлагаемый материал, уловить, догадаться, «в чем же тут дело». Путь этот представляется простым и вовсе не лишенным смысла, так как, действительно, в какой-то мере позволяет учащемуся составить собственное мнение о том или ином употреблении конкретной падежной словоформы, а затем, может быть, и о самом падеже и прочих его значениях. Вместе с тем очевидно, что эта простота лишь кажущаяся, ибо нет никакой гарантии, что суждение это будет правильным, адекватным и не станет причиной других, более глубоких заблуждений относительно функций падежа, поскольку в подавляющем большинстве случаев демонстрация явлений не может, да и не должна заменять разъяснения сути самих этих явлений.

Причина такого положения дел кроется, по-видимому, не столько в несовершенстве методики преподавания русского языка и тем более не в ограниченности наших знаний об особенностях употреблений конкретных падежных форм сколько в истолковании этих давно и хорошо известных сведений, т.е. в недоработках в области теоретических исследований категории падежа. Иными словами, современная методика преподавания не имеет в своем распоряжении такого описания падежей, которое позволяло бы преподавателю показать, а учащемуся, в свою очередь, увидеть во всем многообразии падежных употреблений систему — единое целое.

Отсюда становятся понятным стремление найти ответ хотя бы на некоторую часть вопросов, возникающих во время нашей повседневной работы.

Далее автор излагает сугубо теоретические положения современной системной лингвистики и созданной в ее рамках современной падежной теории, которые послужили основой предлагаемого ниже нового подхода к интерпретации падежа в учебных целях.

1. Именительный падеж

Невзирая на то что при работе с этим падежом никаких особенных трудностей не возникает, его синтаксические и семантические функции все же должны быть четко обозначены.

В представлении об именительном падеже оказываются тесно взаимосвязанными такие понятия, как: а) подлежащее; б) тема сообщения — предмет речи; в) предиканд — предмет мысли; г) главное действующее лицо события — агенс.

Обозначим инициатора действия символом S1 (субъект первый).

2. Винительный падеж

Первым из косвенных падежей, как известно, развивается винительный падеж.. До появления в языке формы винительного описание события, в котором действие субъекта является причиной появления, бытия или определенного состояния объекта, представляло собой текст, состоящий из двух сообщений, построенных по модели «Кто + активный глагол» и «Что + стативный глагол». При этом текст, описывающий такие события, имел вид пары атомарных предложений, например:

Человек гасит. Свеча гаснет;

Человек сушит. Одежда сохнет;

Человек кипятит. Вода кипит;

Совершенно очевидно, что тексты подобной структуры могут быть сокращены без ущерба для передаваемой информации: говорящий в этом случае должен назвать субъект (S1), его действие как причину события и объект (О1), на который направлено действие, полагаясь на то, что слушающий сам сумеет догадаться о следствии события.

Иными словами, стало возможным передавать содержание, выражаемое прежде текстом, состоящим из двух минимальных сообщений, одним сообщением, представляющим собой распространенное предложение с прямым дополнением, стоящим в форме винительного падежа:

Человек гасит. Свеча гаснет. — Человек гасит свечу;

Человек сушит. Одежда сохнет. — Человек сушит одежду;

Человек кипятит. Вода кипит. — Человек кипятит воду;

В результате создается более короткое высказывание, состоящее из одного сообщения, хотя и более сложной структуры, в котором есть не одна, а две темы — главная (И. п.) и второстепенная (В. п.).

Список литературы

Гзгзян Д. М. Функция предлога в составе семантической структуры высказывания: Автореф. дисс. ... канд. филол. наук. М., 1989.

Дремов А. Ф. Категория падежа с позиций системной лингвистики в практике преподавания русского языка как иностранного // Русский язык и литература в общении народов мира: Проблемы функционирования и преподавания. Тезисы докладов и сообщений. — Т. 1. — М.: Русский язык, 1990.

Дремов А. Ф. Категория переходности в свете системных воззрений на природу и организацию простого распространенного предложения // Теория и практика преподавания русского языка иностранным учащимся. Тезисы докладов на межвузовском научно-практическом семинаре. — М.: МГИМО, 1997.

Дремов А. Ф. Природа значения и его место в семантической структуре языкового знака (некоторые теоретические уточнения). // И. А. Бодуэн де Куртенэ: ученый, учитель, личность. Доклады международной научно-практической конференции «Лингвистическое наследие И. А. Бодуэна де Куртенэ на исходе ХХ столетия» / Под ред. Т. М. Григорьевой. — Красноярск: Изд-во КГУ, 2000.

Курилович Е. Проблема классификации падежей // Курилович Е. Очерки по лингвистике. — М.: Иностр. литература, 1962.

Лингвистический энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия, 1990.

Мельников Г. П. Принципы и методы системной типологии языков. Автореф. дис. ... докт. филол. наук. — М., 1989.

Мельников Г. П. Природа падежных значений и классификация падежей // Исследования в области грамматики и типологии языков: Сб. статей. — М.: Изд-во МГУ, 1980.

Мельников Г. П. Системная типология языков. Синтез морфологической классификации языков со стадиальной. Курс лекций. — М.: Изд-во РУДН, 2000.

Мельников Г. П. Системология и языковые аспекты кибернетики. — М.: Сов. радио, 1978.

Мельников Г. П., Дремов А. Ф. Уровни связности текста, актуальная предикация и падеж с позиций системной лингвистики // Синтаксис и стилистика: Сб. науч. тр./ Отв. ред. О. А. Крылова. — М.: Изд-во УДН, 1984.

Попов А. В. Синтаксические исследования. Именительный, звательный и винительный в связи с историей развития заложных значений и безличных оборотов в санскрите, зенде, греческом, латинском, немецком, литовском, латышском и славянских наречиях. Отд. отт. из «Филологических записок». — Воронеж, 1881.

Рубакин Н. А. Психология читателя и книги: Краткое введение в библиологическую психологию. — М.: Книга, 1977.

Русская грамматика, т. I — II. — М., Наука, 1980.

Степанов Ю. С. Индоевропейское предложение. — М.: Наука, 1989.

Степанов Ю. С. Проблема классификации падежей. (Совмещение классификаций и его следствия) // Вопр. языкознания, 1968.

Филлмор Ч. Дело о падеже открывается вновь // Новое в зарубежной лингвистике, вып. 10. — М.: Прогресс, 1981.

Филлмор Ч. Дело о падеже // Новое в зарубежной лингвистике, вып. 10. — М.: Прогресс, 1981.

Якобсон Р. О. К общему учению о падеже. Общее значение русского падежа // Избранные работы. — М.: Прогресс, 1985.

Veyrenc J. Сas et verbe // Etude sur le verbe russe. Paris, 1980.



Случайные файлы

Файл
153421.rtf
77393.rtf
83552.rtf
112088.rtf
72107-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.