Сравнительный анализ моделей экономики Россиии (179212)

Посмотреть архив целиком

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

Международный Славянский Институт


Факультет экономический

Специальность:

Бухгалтерский учёт, анализ и аудит




КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА

по дисциплине: «Социально-ориентированные модели рыночной экономики»


на тему: «Сравнительный анализ моделей экономики России »





Выполнила: студентка гр.156 Б

Драгункина Евгения Андреевна

Проверила: Навасардян А.А.

______________




Ульяновск 2008г.


СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ МОДЕЛЕЙ ЭКОНОМИКИ РОССИИ


Сегодня в России как бы утвердилось мнение об естественном и заслуженном отвержении социализма, так что рассматривать возможности социалистического пути развития России как бы является и не модным, и не современным. Но для ученого нет моды и нет запретов - для него аргументом «за» или «против» может служить только сопоставление возможностей отвергаемого социалистического развития и возможностей навязывания России капитализма.

Что же инкриминируется сегодня социалистической модели развития? Вот их основные постулаты:

До 1917 года Россия нормально развивалась в фарватере мирового капитализма с перспективой на самое хорошее будущее. Большевики как бы прервали этот благодатный эволюционный процесс, совершив насильственный переворот в попытке построить утопический социализм, а затем и коммунизм.

За 70 лет своего существования советский социализм полностью доказал свою нежизнеспособность в сравнении с капиталистическими странами. В силу этого объективно он был обречен на гибель и вечное осуждение всем цивилизованным человечеством, равно как и его учение -марксизм-ленинизм. А благородные реформаторы, поставив безнадежный, но, по их мнению, правильный диагноз исторически обреченному социализму, лишь подтолкнули то, что должно было упасть, и отправили социализм вместе с коммунизмом на свалку истории. При этом они демонстрируют, что взяли на себя беспрецедентно трудную, но почетную миссию возвращения и наставления заблудших народов на истинный путь, прерванный Октябрьской революцией, т.е. в светлое, богатое и свободное капиталистическое настоящее, сиречь к нормальной жизни. Но поскольку народы бывшего СССР совершили крупный исторический промах, они будут вынуждены, как в биатлоне, пройдя лишний штрафной круг в 74 года, теперь, задрав штаны, бежать вдогонку за более мудрыми и добропорядочными странами. Как долго Россия будет числиться в отстающих, реформаторы стыдливо умалчивают, но дружно пророчат ей великое будущее.

Эта нехитрая трактовка прошлого похоже сейчас устраивает всех, поскольку получила самое широкое хождение не только в руководящих и элитных кругах и обласканной ими части интеллигенции, но и среди многих разновидностей оппозиции. По крайней мере, ничего сколько-нибудь серьезного в научно-теоретическом плане этому расхожему объяснению необходимости проведения реформ не противопоставлено, отчего последнее воспринимается большинством россиян уже как бесспорная истина. Политическая борьба и сопровождающие ее горячие дискуссии ведутся скорее по поводу конкретных вариантов перехода к продуктивной рыночной экономике с наименьшими общественными издержками и жертвами, нежели по поводу конечных целей и исторически оправданных подходов к проводимым реформам.

Однако, вспоминая первую часть знаменитого гегелевского изречения: «все действительное разумно...», т.е. обладает реальной силой, коль имеет право на существование, - можно легко усомниться в такой грубой и затяжной исторической ошибке, которую якобы допустило человечество в лице Октябрьской революции и существовании социалистического лагеря.

Настораживает и то, что многие так называемые «химеры» социализма постепенно стали и становятся фрагментами жизни современных, вполне цивилизованных и экономически развитых стран классического капитализма (разные формы планирования, социальное регулирование и т.д.). Это невольно наводит нас на мысль, что социализм уж не такое противоестественное, т.е. ненормальное, состояние для части человечества и требует поэтому более серьезного осмысления его места в истории общественного развития, а не вульгарного отрицания и оплевывания из-за отождествления его с одной довоенной моделью - с реальными ошибками советской однопартийной общественно-политической системы, не устраненными из-за краткости исторического эксперимента.

Последовательное углубление этих сомнений и одновременное изучение тенденций развития целостных общественных систем (ЦОС), а также исторических способов управления ими позволили авторам допустить нетрадицион­ную концепцию проводимых в России реформ. В чем ее суть?

Под воздействием технического прогресса, общественного разделения труда и других агентов - факторов цивилизации происходит ускоренное развитие производительных сил общества, повышается степень их связности и взаимо­обусловленности. Это, в свою очередь, приводит к превращению целостных общественных систем во все более сложные общественные организмы. Поскольку одним из главных условий нормальной жизнедеятельности и даже существования ЦОС является эффективное управление, то их можно рассматривать как системы управления (управляющие, управляемые системы, объект управления). История человечества знает только два принципиально различных по своей природе способа управления: непосредственный - в виде планово-организованных структур и косвенный -в виде рыночного товарно-денежного механизма регулирования (саморегулирования). Господство каждого из них в разных исторических эпохах и в разных странах определялось их преобладанием на макроуровне, т.е. во взаимоотношениях экономически обособленных и самостоятельных хозяйственных и других общественных подсистем.

С этой точки зрения можно сказать, что капитализм представляет собой наивысшую форму товарности и является одновременно определенным историческим этапом развития цивилизованных стран. Мировое хозяйство XIX и XX веков развивалось как триумфальное шествие капитализма. Но говорит ли это о завершенности эволюции развития ЦОС?

Очевидно одно: рыночный механизм смог выполнить свою историческую миссию только благодаря своей особой природе, основу которой составляют эгоистические и эгоцентрические интересы множества собственников. Это дает рынку ряд объективных преимуществ, главными из которых являются: 1) высокая социальная активность всех участников рынка; 2) его индикативная и селекционная способность, наиболее характерная для эволюционного развития; 3) спонтанность хозяйственных и других общественных процессов, обеспечивающая высокую адаптивность рынка и его определенную способность к самонастраиванию, саморегулированию и саморазвитию. В результате (пусть и эмпирически) происходит продуктивный «обмен веществ» в общественных образованиях, который является не только условием их нормального жизне­обеспечения, но и эффективного развития.

С другой стороны, эта же природа рыночного хозяйства, рассчитанного на личную выгоду и мозаичную деятельность самостоятельных и сравнительно обособленных участков рынка, содержит внутреннее противоречие в виде возможности несовпадения интересов множества и далее большинства рыночных субъектов с целями и интересами общества в целом (сохранение природы, борьба с наркоманией и т.д.). Это противоречие проявляется и продолжает углубляться по мере того, как изолированные и разобщенные хозяйственные структуры превращаются в сложные общественные организмы - ЦОС, в которых жизнедеятельность, абсолютный уровень благосостояния и далее само существование отдельных частей и элементов все больше зависит от благосостояния всей системы.

Эта объективная тенденция прогрессирующего преоблада ния общественных целей и интересов общества над частными (личными и групповыми целями и интересами) ставит перед рыночным механизмом управления все более сложные задачи. Проблематичность решения классической рыночной экономикой этих задач усугубляется еще и тем, что согласно закону необходимого разнообразия экономической кибернетики управляющая система по своей сложности и структурному многообразию должна быть адекватна объекту управления, главным образом общественному производству и производительным силам. До определенного исторического рубежа указанное противоречие успешно разрешалось и преодолевалось рыночным механиз­мом. Во-первых, потому, что эти общесистемные, т.е. прежде всего общегосударственные, цели и интересы мало отличались от рыночных и работали скорее на рынок, чем против него (например, ведение колониальных войн, войн за сферы влияния и новые рынки и др.), подобно тому как центральная нервная система многих примитивных животных, лишенных целенаправленного мышления, служит средством для успешной пред- и постадаптации к изменениям внешней среды вегетативной нервной системы этих животных. Во-вторых, сам рыночный механизм эволюционно совершенствовался и развивался по мере усложнения и развития объектов регулирования - ЦОС, несмотря на то что этот процесс протекал стихийно, путем проб и ошибок, что сопровождалось значительными общественными издержками. Тем не менее рыночной экономике каждый раз удавалось обеспечивать сопряжение личных и групповых целей и интересов рыночных субъектов с общественными, когда предпринимательские доходы и прибыль создавались в основном за счет производительных факторов и источников и главным образом за счет удовлетворения личных и производительных потребностей общественных структур. (Нам бы это в России!).






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.