Аграрные преобразования в России и других странах СНГ (26493-1)

Посмотреть архив целиком

Аграрные преобразования в России и других странах СНГ

(стратегия и тактика)

Проводимые в странах СНГ радикальные аграрные рыночные реформы в стратегическом плане характеризуются принципиальными изменениями в формах собственности, социальной структуре, методах и механизме хозяйствования. При этом нельзя не отметить, что в тактике реформирования, его темпах, в масштабах приватизации, в использовании рыночных инструментов и регулирующих функций государства, а также в правовом обеспечении аграрной реформы нередко принимались поспешные, непродуманные подходы и решения. Во многом такие решения обусловлены политическими факторами, низким уровнем научного обоснования самой концепции реформы, недоучетом степени созревания ее социальной базы, шоковыми мерами в осуществлении аграрной политики. Это не могло не сказаться на результатах экономического и социального развития сельского хозяйства.

Экономический анализ происходящих процессов показывает, что в общественном сознании людей, в экономических исследованиях аграрной тематики те или иные изменения в производственных отношениях, в динамике количественных и качественных показателей оцениваются иногда с прямо противоположных позиций. Часто специалисты, заведомо негативно относящиеся к проводимым реформам, оперируют данными об уровне и динамике производства сельскохозяйственной продукции до и после начала осуществляемых преобразований и на этой основе делают выводы, что реформирование дает лишь отрицательные результаты.

Однако комплексный анализ проводимых преобразований позволяет сделать иные выводы и оценки. Во-первых, для объяснения тех или иных причин и тенденций в социально-экономическом развитии аграрного сектора необходим широкий народнохозяйственный подход, учет макроэкономической ситуации, реальной емкости рынка, платежеспособного спроса, объективных последствий структурной перестройки и т.д. Во-вторых, о результатах аграрной реформы можно будет судить лишь после ее завершения, для чего потребуются полтора-два десятилетия последовательных, поэтапных преобразований, особенно в области земельных отношений, формирования земельного рынка, создания действительно новой социальной структуры на селе. В-третьих, сами результаты функционирования прежней и формирующейся новой, рыночной системы нельзя сводить к количественным характеристикам, которые к тому же должны быть объективными, сопоставимыми.

Основной аргумент противников реформ - спад производства. Но при анализе этого показателя надо учитывать, что в годы господства административно-командных методов хозяйствования и управления объемы производимой продукции существенно завышались, так как сами эти методы, их связь с плановыми разверстками, поощрение за их выполнение (или, наоборот, санкции) толкали хозяйства на приписки. Например, впоследствии выяснилось, что урожайность и сбор хлопка в хлопкосеющих республиках СССР оказались завышенными на 15-20%. Поскольку приписки носили массовый характер и обусловливались самой сущностью так называемого планового хозяйства, на деле принимавшей характер "плановой стихии", то общий размер приписок до начала реформ в сельском хозяйстве составлял не менее 15%. Другой чертой централизованной распределительной системы были колоссальные потери, достигавшие 25-30% собранного урожая. Так что корректность сопоставления требует снижения дореформенных показателей минимум на 30%.

После начала реформ потери и приписки утратили свои прежние основы. Сужение рынка сбыта, которое нельзя ставить в зависимость от аграрной реформы, реорганизации колхозов и совхозов, приватизации (которая, кстати, во многом носит пока формальный характер), объективно заставляет сельских товаропроизводителей сокращать производство. В новой системе экономических отношений, в условиях реальной хозяйственной самостоятельности товаропроизводителей приписки в принципе исключаются. Более того, в сложившихся общеэкономических условиях, при существующей налоговой системе хозяйства стремятся снижать свои показатели производства и доходов.

При учете этих факторов получается, что оценка результатов аграрной реформы по количественным результатам требует существенной корректировки, вплоть до сопоставления наполненности прилавков продовольственных магазинов и рынка вообще отечественными продуктами до и после начала преобразований. Не будем также забывать, что и отечественное продовольствие до начала реформы в значительном масштабе производилось за счет импорта, особенно зерна.

Думается, негативные тенденции в сельской экономике и социальной сфере села ошибочно относить за счет самой реформы и рынка. В переходный период, когда исправляются деформации прежней системы, эти тенденции в определенных пределах неизбежны, объективны, причем во многом они связаны с распадом СССР и разрушением единого экономического пространства с его устоявшимися межреспубликанскими связями и взаимными поставками. В остальном "виновата" не реформа, не рынок, а то, как осуществляется реформа, как производители овладевают рыночным механизмом, как государство регулирует рынок и осуществляет целевую протекционистскую поддержку села.

В этом отношении между странами СНГ имеются различия, что сказывается и на количественных показателях развития сельского хозяйства. Если в России в 1995 году по сравнению с 1990 годом производство зерна составило 60%, то в Казахстане 34%, в Узбекистане - 168%, в Армении - 118%. В производстве молока эти показатели составили, соответственно, 73%, 78%, 100% и 122%. Изменения общего объема валовой продукции за этот период по странам СНГ демонстрирует таблица 1.

В большей степени снизилось производство в Грузии, Таджикистане, на Украине, в Азербайджане, Казахстане, Киргизии, в меньшей - в Белоруссии, России, Туркменистане, Молдове, Узбекистане. Абсолютное увеличение производства достигнуто в Армении. Там аграрная реформа осуществлена с наибольшей глубиной и, по сути, вместо прежней колхозно-совхозной системы создана новая социальная структура аграрного сектора с преобладанием индивидуальных частных хозяйств, включенных в новые формы добровольной сельскохозяйственной кооперации.

В то же время достаточно стабильным остается сельскохозяйственное производство в Узбекистане (в 1996 году объем валовой продукции возрос по сравнению с 1995 годом на 12% и практически соответствует показателям 1990 года, а если принять в расчет прежние приписки, то превосходит эти показатели). Однако это обусловлено несколько иной тактикой осуществления рыночных реформ, исключающей шоковые методы и ориентированной на эволюционный ход преобразований, особенно в части приватизации и реорганизации крупных коллективных хозяйств. Если число фермерских хозяйств в среднем по СНГ за 1990-1995 годы возросло в 100 раз, то в России в 64 раза, в Узбекистане - в 11 раз. Частный сектор в Узбекистане преимущественно развивался за счет более полного использования потенциала приусадебных хозяйств сельских семей, в том числе за счет расширения их землевладения. Сейчас на долю этих хозяйств приходится 2/3 продуктов питания в республике.

Таблица I

Производство валовой продукции сельского хозяйства в странах СНГ (в сопоставимых ценах в % к предыдущему году)

Страны

1991 г.

1994 г.

1995 г.

1995 г. в % к 1990 г.

Азербайджан

100

87

95

54

Армения

100

103

103

114

Белоруссия

95

86

94

73

Грузия

64

90

90

26

Казахстан

90

80

79

54

Киргизия

90

82

91

57

Молдавия

90

75

107

66

Россия

95.

88

92

67

Таджикистан

96

75

72

37

Туркменистан

96

89

90

76

Узбекистан

99

92

97

83

Украина

S7

84

90

61

В среднем по СНГ

93

86

90

64


Случайные файлы

Файл
28160.rtf
kursovik.doc
25412-1.rtf
102486.rtf
work.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.