На Востоке поднимается новый титан (19690-1)

Посмотреть архив целиком

На Востоке поднимается новый титан

«Я неоднократно спрашивал у своих коллег из стран Восточной и Юго-восточной Азии: «Как вы собираетесь реагировать на рост конкуренции со стороны Китая?» Пока мне ни разу не доводилось услышать ответа, который удовлетворил бы меня», – заявляет Виктор Фанг, представитель деловой элиты Гонконга.

Реакция большинства соседних стран на индустриальный рост КНР представляет собой смесь тревоги и отчаяния. Япония, Южная Корея и Тайвань боятся лишиться собственной промышленности из-за переноса местными компаниями своих производственных мощностей в Китай. Страны Юго-восточной Азии опасаются изменения картины торговых и инвестиционных потоков в регионе. По мнению Кеничи Омаэ, ветерана японского консалтинга, сегодняшний подъем экономики Китая в результате выльется в кризис, который окажется еще более разрушительным, чем региональный финансовый кризис 1997-1998 гг.

Страх, который сегодня терзает соседей Китая, выражается в следующем вопросе: каким образом восточно-азиатские страны смогут заработать себе на жизнь, если все, что они делают сегодня, завтра сможет с меньшими издержками делать Китай? Если этот страх действительно имеет под собой почву, то та коррекция рынка, которая может наступить в ближайшем будущем, действительно будет чрезвычайно болезненной.

Появление Нового Китая на международной экономической арене может стать началом конца традиционной восточно-азиатской модели экономического развития. Некоторые экономисты называют эту модель «летящими гусями». В соответствие с ней, азиатская страна начинает производство на экспорт простых товаров, таких, например, как обувь или футбольные мячи. Полученная прибыль реинвестируется и идет на совершенствование основного капитала. В результате страна начинает экспортировать более сложные товары, например, полупроводники или компьютеры. По ходу этого процесса, величина заработной платы и уровень жизни в стране начинают постепенно приближаться к уровню развитых государств. Первой на этот путь вступила Япония, за которой последовали Гонконг, Сингапур, Южная Корея и Тайвань. Позже к этим странам присоединились Малайзия, Таиланд, Филиппины и Индонезия.

Китай первым из восточно-азиатских государств отказался от такого пути развития, одновременно экспортируя как простые, так и сложные товары. По мнению Энди Кси, экономиста гонконгского отделения Morgan Stanley, сегодняшний Китай во многом схож с Америкой 19-го века. Избыток рабочей силы ведет к снижению уровня заработной платы, в то время как потребление растет из-за падения цен.

Разумеется, страхи соседей Китая во многом преувеличены. Еще в начале 19 века английский ученый-экономист Давид Рикардо показал, что значение имеет не абсолютное преимущество в издержках (которым Китай, безусловно, обладает во многих областях), а сравнительное преимущество. Экономист ING Barings Тим Кондон демонстрирует это, рассматривая модель Рикардо на примере современной Азии. Так, рис и сталь сегодня производятся и в Китае, и в Таиланде. Китай производит оба товара с меньшими издержками, однако его ценовое преимущество при производстве стали больше, чем при производстве риса. До тех пор, пока эти страны смогут торговать, для них обоих будет лучше если Китай продолжит выплавлять сталь, а Таиланд – выращивать рис. Хотя эта модель подразумевает определенную гибкость рынков, которой, как раз, и не хватает Азии, у сторонников «гусиной» модели, опасающихся роста Китая, есть и еще одно упущение. Они забывают о том, что валютные курсы могут колебаться: если Китай действительно выходит на доминирующие позиции во внешней торговле, то его валюта должна пойти вверх на фоне падения валют его соседей.

Тем не менее, у каждого из соседей Китая хватает и своих собственных проблем. Так, Япония, подобно самой КНР, сегодня страдает от дефляционных давлений. Однако, в отличие от Китая, эти давления имеют место в условиях высоких расходов на оплату труда, что оправдывает происходящий в настоящее время перенос производства из Страны Восходящего Солнца на территорию ее западного соседа. На самом деле, Япония вполне может выиграть из-за индустриального роста Китая (подобно тому, как она выиграла из-за роста других азиатских стран), если, подобно США, она перейдет от производства товаров к предоставлению услуг.

Вполне понятна и ситуация с Таиландом, Индонезией, Малайзией и Филиппинами. По мнению экономиста гонконгского отделения Goldman Sachs Фреда Ху, эти страны не смогут противостоять Китаю на рынке текстиля, где объемы производства каждой страны должны будут определяться в соответствии с правилами ВТО. Их шанс - туризм, а также производство сырья и сельскохозяйственной продукции. Так, Таиланд остается вне конкуренции в области выращивания креветок, Индонезия – в лесной промышленности и т.д.

Что же касается богатейших стран Юго-восточной Азии, Сингапура, Южной Кореи и Тайваня, то в будущем они рискуют оказаться между центром высокорентабельного производства (Китай) с одной стороны, и центром высококачественных услуг (Япония) – с другой. В начале 1990-х годов, в эпоху расцвета Азиатских «Тигров», совокупный ВВП трех вышеупомянутых стран вместе с Гонконгом в полтора раза превышал ВВП КНР, Сегодня их показатели практически сравнялись. Согласно прогнозам Morgan Stanley, к 2010 совокупный ВВП «Тигров» будет составлять лишь половину ВВП Китая, а к 2020 – 10% ВВП Китая.

Самым лучшим вариантом развития ситуации для этих стран было бы сотрудничество с Китаем таким образом, чтобы последний производил спроектированные ими товары. Сегодня, например, Южная Корея и Тайвань являются мировыми лидерами в области полупроводников. Они могли бы использовать это положение для того, чтобы наращивать свой интеллектуальный потенциал, а не просто увеличивать производственные мощности. Однако, решение этой проблемы упирается в вопросы политики. Так, южнокорейские конгломераты находятся в руках могущественных консервативных семейных кланов и спутаны по рукам и ногам требованиями профсоюзов, сопротивляющихся любым нововведениям.

В наиболее сложном положении сегодня оказался Тайвань, страдающий из-за общемирового сокращения спроса на его экспорт. Может оказаться так, что, впервые с 1949 года, рост экономики Тайваня окажется отрицательным. Сегодня примерно половина компьютеров, цифровых камер и материнских плат, идущих на экспорт под клеймом «Сделано на Тайване», на самом деле производятся на материке. Для сканнеров этот показатель составляет до 90%. Тайвань также испытывает серьезные трудности из-за утечки мозгов: сегодня многие квалифицированные специалисты пересекают пролив и устраиваются на работу в КНР. По словам г-на Кси, для того, чтобы выжить, Тайваню придется превратиться либо в Финляндию, либо в Хайнань. В свое время в условиях жесткой конкуренции со стороны других европейских государств Финляндия смогла найти свою нишу, занявшись, в частности, производством мобильных телефонов. Сегодня она процветает. В свою очередь, Хайнань – это еще один китайский остров в Южном море, известный, главным образом, местными жрицами любви. На самом деле, судьба Тайваня может повернуться вполне благоприятно, если он, подобно Гонконгу, сможет приспособиться к сегодняшнему подъему Китая. Однако, для того, чтобы это произошло, местные компании и их могущественные друзья в политических кругах должны будут серьезно задуматься.

Список литературы

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://www.finansy.ru/


Случайные файлы

Файл
129369.rtf
115559.rtf
4703.rtf
184.rtf
73274.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.