На войне как на войне (16369-1)

Посмотреть архив целиком

На войне как на войне

Наиболее благоприятные для США сценарии выхода из экономического кризиса связаны с увеличением оборонных расходов

"Долгожданный" экономический спад в США начался. Согласно предварительным официальным данным, опубликованным на прошлой неделе, американский ВВП сократился в третьем квартале на 0,4% в годовом исчислении. Это существенно меньше, чем прогнозировало большинство финансовых аналитиков, которые ожидали, что в июле-сентябре будет зафиксирован спад в 1% ВВП. Но причин для оптимизма пока нет. Неожиданно хороший результат полностью обесценивается тем, что за последний год в действиях статистических органов США выявилась настораживающая тенденция: предварительные данные по темпам роста раз за разом оказывались ощутимо завышены и впоследствии неизменно корректировались в сторону ухудшения. Обычное завышение темпов экономического роста составляло порядка 0,5-0,7 процентного пункта.

Логично предположить, что и на этот раз итоговые цифры окажутся близки к прогнозному значению большинства специалистов, а то и вовсе будут хуже ожидавшихся (-1%). Подтверждением может служить хотя бы падение индекса NAPM, который отражает состояние промышленности, до уровня рецессии 1990-1991 годов. В любом случае, зазвучавшие сразу после выхода данных комментарии, что спад может продлиться не дольше одного-двух кварталов, пока явно преждевременны. Практически все основные показатели экономической активности выглядят очень плохо и до сих пор ухудшаются, и вряд ли кто-либо может точно сказать, как долго будет продолжаться спад в США. Однако одно ясно уже сейчас: все более или менее подходящие исторические аналогии указывают на то, что возобновление экономического роста будет непосредственно связано с увеличением расходов на оборону.

Плохие новости

Всепериоды продолжительного экономического роста в послевоенной истории США опирались на военный фундамент

Самое неприятное для США состоит в том, что потребительский спрос перестал справляться с ролью единственного двигателя экономического подъема. На протяжении всего 2001 года рост потребления компенсировал падение инвестиций, благодаря чему темпы прироста ВВП оставались положительными. Однако в третьем квартале ситуация изменилась. Инвестиции в оборудование и программное обеспечение продолжали падать, сократившись на 11,8%, при этом потребление выросло всего на 1,2% в годовом исчислении - самое незначительное увеличение за последние восемь с половиной лет. В сентябре под воздействием терактов розничные продажи обвалились на 2,4% - это самое значительное падение за последние десять лет. Заказы на товары длительного пользования сокращаются уже четыре месяца подряд, что происходит впервые с тех пор, как в 1992 году начали рассчитывать этот индекс.

Падение спроса, судя по всему, будет затяжным, поскольку американцы все меньше склонны верить в то, что экономика скоро возобновит свой рост. Индекс потребительского доверия в октябре упал до 85,5 пункта, чего не было уже более семи лет. Другой настораживающий момент - все заметнее сокращаются продажи новых домов. И этот процесс продолжится, потому что рынок недвижимости очень инерционен: сохраняющийся спрос является отражением более ранних решений. А ведь до последнего времени этот рынок был едва ли не единственным светлым пятном в экономике США, и именно здесь концентрируется значительная часть спроса граждан.

Негативное влияние на спрос еще долго будет оказывать ситуация на рынке труда. К концу октября число людей, впервые обратившихся за пособием по безработице, достигло уровня 1991 года, когда США переживали рецессию, абсолютное число людей, получающих пособие, достигло максимального значения с начала 80-х, а безработица продолжает быстро расти - с 3,9% в сентябре прошлого года до 5,4% в октябре. Совершенно очевидно, что идущие сейчас в США массовые увольнения совсем не способствуют росту потребительского спроса. Хотя бы потому, что, как прогнозируют специалисты Standard & Poor`s, в будущем году в результате потери работы значительно возрастет число американцев, которые не смогут обслуживать свою задолженность по кредитным карточкам. А потери эмитентов карт в процентном отношении выйдут на уровень начала 90-х годов. О том, что сегодня задолженность частных лиц в США превышает их сбережения, лучше и вовсе не вспоминать.

К сожалению, события развиваются по неблагоприятному для Америки сценарию. Еще полтора месяца назад в принципе существовала возможность, что сильный потребительский спрос спасет США от спада. Один-два квартала, в течение которых рост потребления гипотетически мог компенсировать падение корпоративных инвестиций, дали бы бизнесу необходимую передышку для относительно безболезненной реструктуризации и возобновления инвестиционного процесса. Однако после терактов 11 сентября и вызванного ими шокового падения спроса и потребительского доверия такой сценарий, по всей видимости, стал невозможен. Соединенным Штатам предстоит пережить полномасштабную рецессию, которая при самом удачном развитии событий продлится два-три квартала.

Хуже того, даже относительно благоприятные для США сценарии выхода из рецессии (отсутствие глубокого долгового кризиса и относительно небольшое падение фондового рынка) вовсе не предполагают, что сразу вслед за прекращением спада начнется новый продолжительный этап устойчивого экономического роста, аналогичного росту 90-х годов. Весьма вероятно, что, даже если Соединенным Штатам удастся избежать затяжного падения (наподобие Великой депрессии), им придется пережить период, схожий с кризисными 70-ми годами, когда непродолжительные подъемы чередовались с короткими спадами.

В поисках выхода

В то же время исторический опыт показывает: у американцев, возможно, остаются шансы на то, что после выхода из рецессии им удастся растянуть экономический рост на несколько лет. Во всяком случае, если пользоваться историческими аналогиями, пока США движутся в правильном направлении. Свидетельством тому являются активно проталкиваемая программа разработки и развертывания системы противоракетной обороны и война против террористов в Афганистане.

В самом деле, все периоды продолжительного экономического роста в послевоенной истории США были непосредственно связаны с военно-промышленным комплексом. Вьетнамская война, согласно доминирующей среди экономистов точке зрения, искусственно растянула период экономического роста примерно на восемь лет. Гонка вооружений с ее колоссальными государственными заимствованиями и оборонными расходами была основой рывка американской экономики в 80-х. А "Буря в пустыне" консолидировала вокруг США оплативших войну союзников и порядком напугала нефтяные монархии Залива, которые после этого исправно инвестировали миллиарды долларов в американскую экономику в течение десяти лет. Наконец, нельзя забывать, что и из Великой депрессии американцы вышли лишь с началом второй мировой войны. В общем, с тех пор, как Америка стала ведущей мировой державой, продолжительный экономический подъем в США и военная мощь - едва ли не синонимы.

Интересно отметить, что в нынешнем положении США легко можно найти признаки всех приведенных выше сценариев. С 60-ми сегодняшний день роднит не только втягивание Америки в затяжную войну в Афганистане ("второй Вьетнам"), но и то, что и тогда и сегодня США пожинают плоды конверсии. С другой стороны, амбициозные планы создания ПРО и маячащий на горизонте дефицит бюджета (замедление экономического роста плюс масштабные сокращения налогов плюс наращивание госрасходов) придают картине оттенки 80-х годов. А информационная составляющая американских ударов по Афганистану, как и война десятилетней давности, имеет явно читающийся антиарабский подтекст.

Наконец, присутствует некоторое сходство и с 30-ми годами. Это не только масштаб лопающегося на наших глазах фондового "пузыря", но и очевидные всем предпочтения властей в экономической сфере. Явный перекос налоговой политики в пользу крупных корпораций и богатых слоев населения почти наверняка негативно отразится на совокупном спросе, что может вызвать к жизни сценарий "второй Великой депрессии". Такую политику, которую недавно в своей нашумевшей статье в New York Times подверг критике известный американский экономист Пол Кругман, еще можно было понять до событий 11 сентября, но сейчас она явно становится слишком рискованной. Стремление поскорее восстановить работу экономической модели, основанной на инвестиционном росте и превосходстве американских ТНК над конкурентами, было совершенно оправданно, когда оставался сильным спрос. Теперь же, по-видимому, настало время всерьез озаботиться интересами рядовых потребителей.

Вряд ли кто-то может с абсолютной уверенностью сказать, какой именно сценарий реализуется в ближайшем будущем. Сценарий превращения Афганистана во второй Вьетнам? Возможно, но тогда кто-то должен будет взять на себя роль СССР (без серьезной поддержки, ресурсов, которые может дать только мощное государство, ни талибы, ни международные террористы не имеют особых шансов на сопротивление в течение нескольких лет). Сценарий создания ПРО? Но сегодня не видно общей угрозы, которая могла бы подвигнуть европейских союзников финансировать смелые проекты Пентагона. В роли такого рода финансиста сейчас скорее всего могут выступить только напуганные чем-то страны Восточной Азии. Вариант войны в Заливе? Невероятное еще вчера сближение России и США, как в свое время СССР и США, вроде бы говорит в пользу такого развития событий, но исламский мир сегодня не тот, что в начале 90-х, да и явно тяготеющая к арабскому миру Европа будет против такого поворота. Опять Великая депрессия? Очень может быть, но действия ФРС во время кризиса 1998 года и очень гибкая денежная политика в 2001 году дают возможность усомниться в том, что такой вариант наиболее вероятен (тем более если налоговая политика станет более взвешенной, на чем активно настаивают демократы).


Случайные файлы

Файл
17120-1.rtf
80710.rtf
Задание.doc
25269-1.rtf
8729-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.