Вокруг Черного моря (28275-1)

Посмотреть архив целиком

Вокруг Черного моря:

Слова и… дела

 

Каким образом можно приблизиться к урегулированию экологических проблем приморских регионов, столь привлекательных для промышленных лобби? Транснациональные компании при принятии решений о реализации проектов, в большинстве связанных с транспортировкой товаров, исходят прежде всего из их прибыльности. Так же зачастую поступают и правительства государств, далеко не всегда затрудняя себя оценкой сопутствующих экологических и, как следствие, экономических издержек проектов. Несколько иной логики придерживаются при анализе проектов неправительственные организации, в большинстве случаев представляющие интересы той части приморского населения, которое не может рассчитывать на непосредственную выгоду от реализации проектов, зато остро ощущает экологические издержки. Поэтому, как нам кажется, читателю будет небезынтересно познакомиться с предложениями общественных организаций России и Украины по решению экологических проблем Черноморского региона.

 

Азово-Черноморское побережье

Выражение «сидеть на трубе» прочно вошло в наш лексикон. Даже школьник знает, что так обозначается ситуация, когда экономика региона и благополучие граждан всецело зависят от экспорта природных ресурсов, причем в основном невозобновимых. Между тем существует немало стран, строящих свое благополучие на другой основе — рациональном менеджменте и разумном использовании возобновимых природных ресурсов. Россия, увы, к их числу пока не относится. Хотя имеет для этого почти все.

Азово-Черноморское побережье России уникально: и мягкий климат, и великолепные ландшафты, и плодородные почвы — все это делает данный регион привлекательным для туристов, ценным для сельского хозяйства. По данным Всероссийского общества охраны природы, сохранившиеся вдоль Черноморского побережья фисташково-можжевеловые редколесья, а также широколиственные леса с вкраплениями скального дуба — уникальны не только для России, но и для всего Средиземноморья. В их флористическом составе около 60% реликтовых и эндемичных видов. На склонах сопок и гряд Таманского полуострова, среди сплошных распаханных угодий, сохранились отдельные участки разнотравно-злаковых степей и ксерофильные ассоциации полупустынного типа. Азовское побережье — дельты рек Кубани и Дона, Ахтаро-Гривенская система лиманов — представляют особую ценность для сохранения биоразнообразия и рыбных ресурсов. Но все эти природные богатства находятся сейчас в зоне чрезвычайно активного освоения, причем зачастую без учета их исключительной экологической, эстетической и рекреационно-бальнеологической ценности.

Так, в Краснодарском крае реализуется проект Каспийского трубопроводного консорциума (КТК): прокладывается нефтепровод, строится нефтеналивной терминал. И геополитическое зна­чение этого проекта полностью заслонило в глазах многих государственных мужей издержки, которые он несет. Вот некоторые примеры таких, казалось бы, незначительных издержек, которые в сумме могут привести к обесценению нашего национального природного достояния — Азово-Черноморского побережья. При строительстве участка неф­тепровода на территории Утришского и Абраусского заказников, которое началось до получения необ­ходимых административных разрешений и вопреки протестам местных жителей, были сведены десятки гектаров реликтовых можжевеловых лесов (обитавшие в них животные и птицы потеряли свою экологическую нишу и были обречены на гибель). Другой пример: жители Новороссийского района выступают против строительства нефтеналивного порта в пос. Южная Озерейка, так как это создает угрозу для единственного в России детского курорта федерального значения — «Анапа», расположенного поблизости. В этом году Октябрьский районный суд Новороссийска удовлетворил исковое заявление группы граждан о неправильном ведении строительных работ по КТК, но его решение тут же было опротестовано Новороссийской прокуратурой.

Корень возникающих проблем — в отсутствии механизмов подсчета материального ущерба, наносимого государственной казне и населению региона (благосостояние которого в значительной степени зависит от процветания туризма) в результате использования реликтовых можжевеловых рощ и курортного побережья под строительство нефтепроводов и неф­тяных терминалов, то есть прямо сказать — использования не по наз­начению. Центральный и Краснодарский советы ВООП в октябре 2000 года провели по этому поводу региональное совещание, на которое пригласили экспертов, занимавшихся оценкой стоимости земель в регионе. Было показано, что отсутствие принятой на государственном уровне схемы дифференцированной оценки стоимости земель создает предпосылки для бесконтрольного землепользования. Иначе говоря, пока экологическую, эстетическую, рекреационную ценность земель, наряду с другими ее ценными свойствами, не будут рассчитывать в денежном выражении, сохранить эти земли не удастся — если только в виде техногенных пустынь. Так что причерноморские заповедники и национальные парки с их лесистыми горными хребтами, живописными каньонами и водопадами, источниками минеральных вод, уникальными грязевыми вулканами и живым морем пока остаются в опасном залоге нашей бесхозяйственности и беспечности.

 

По материалам регионального совещания ВООП, 4 окт. 2000 г.

Фото: Татьяна Трибрат,
Центр экологического
образования «АКВА»

 

О международных механизмах решения экологических проблем

Могут ли международные институты стать панацеей при решении экологических проблем Черного моря? Автор предлагаемой статьи, признавая неэффективность международных усилий, приложенных для защиты Черного моря, все же считает, что есть возможности для придания большего веса экологическим аргументам.

В начале 1980-х годов мировое сообщество осознало, что угроза нашему привычному существованию становится реальной в связи с экологическим кризисом. И тогда были впервые предприняты усилия к созданию международных механизмов решения экологических проблем, касающихся так называемых ресурсов общего пользования. Для осуществления проектов, связанных с глобальными изменениями в биосфере, в 1991 г. была создана специальная структура — Global Environment Facility (GEF). В 1992 г. конференция в Рио-де-Жанейро приняла ряд конвенций, ставших важным инструментом выполнения стоящих перед миром задач.

  Подписали эти документы и черноморские страны. Ими подписаны также Бухарестская конвенция по защите Черного моря от загрязнения, Одесская декларация. Результатом усилий Черноморской экологической программы (BSEP) стали два важных и конкретных документа: Трансграничный диагностический анализ Черного моря и Стратегический план действий по реабилитации и защите Черного моря. Подписав в 1996 г. этот план, черноморские государства обязались разработать общую стратегию защиты и восстановления Черного моря, управления его береговыми и морскими ресурсами на 20 лет.

Прошло четыре года, и ни одно из государств обязательств не выполнило. Не выполнены и положения Бухарестской конвенции о создании Стамбульской комиссии и консультативных групп при ней, а также Черноморского экофонда. Намеченные Бухарестской конвенцией и Одесской декларацией масштабные меры по спасению Черного моря остались на бумаге. Наоборот, ситуация резко ухудшилась, и планы использования Черного моря составляют ныне далеко от его берегов, а содержать структуры управления, оплачивать восстановление и защиту моря вынуждены береговые государства.*

Подробнее остановимся на том, как обстоят дела в Украине. Украинская государственная программа охраны и восстановления Азовского и Черного морей не является руководящим документом при реализации государственной политики в данном регионе. Даже ее название не адекватно принятой в Стамбуле формулировке, что свидетельствует об изменении приоритетов. Работа над Программой проходила без широкого привлечения специалистов: ее проект не был опубликован, специалистам разослан выборочно, согласования с регионами, обяза­тельного в таких случаях, не было, и общественных слушаний не проводилось. Ныне свернуты даже те программы, которые использовались для решения задач, поставленных BSEP и GEF. Научные исследования из госбюджета не финансируются вообще. И если они еще хоть как-то ведутся, то за счет мизерных отчислений от коммерческой эксплуатации флота, а также благодаря участию научных коллективов в международных проектах и личным инициативам специалистов.

Тяжелейшая экологическая ситуация сложилась в Одессе. В зоне действия взрыво-пожароопасного Одесского припортового (аммиачного) завода (ОПЗ) начато строительство Одесского нефтетер­минала. Хотя все государственные и общественные экологические экспертизы начиная с 1992 г. указы­вали на невозможность строи­тельства нефтяных комплексов в Одесском заливе. На ОПЗ возобновилась опасная перегрузка метанола, остановленная в 1989 г. общественностью. Сейчас на международном рынке резко возрос спрос на метанол, который используется в качестве добавки в бензин для повышения октанового числа, при производстве формальдегида — сырья для изготовления клея и резины. Основной производитель метанола в регионе, Россия до сих пор транспортировала его через финский порт Котка. Через Одессу же проходит самый ко­роткий путь в страны Средиземно­морья, являющиеся основными покупателями данного сырья. Намечаются его поставки в Юго-Восточную Азию и Америку тоже из Одессы. В 2001 г. планируется объем перевалки довести до 400 тыс. т в год, а в будущем — до 800 тыс. т.

Опасные производства в Одессе растут, как грибы, без оповещения общественности, хотя его требует действующее законодательство республики. Беспощадно уничтожается береговая зона: сносятся зеленые насаждения, бесконтрольно застраиваются оползневые участки, песчаные косы, стометровые прибрежные полосы строгой неприкосновенности. Еще 10 лет назад предложено в законодательном порядке регламентировать природопользование в этой зоне. В 1995 г. разработан проект закона о природопользовании в береговой зоне Черного моря. Уже 5 лет он не востребован ни Министерством экологии и природных ресурсов, ни Верховной Радой, ни Кабинетом министров. Всем им не до экологии.

Как жить дальше? Пора бы министрам черноморских государств отчитаться перед налогоплатель­щиками об эффективности своих довольно частых встреч для «урегулирования международных проблем в связи с экологической нагрузкой на Черное море». Предложения по решению подобных проблем родились в зоне планетарной катастрофы — погибающего Арала. Недавний форум неправительственных организаций Причерноморского региона поддержал предложение Одесского социально-экологического союза (ОСоЭС) оценить существующее антропогенное воздействие на экосистему Черного моря с учетом планируемых нефтяных и газовых терминалов, перспективы добычи нефти и газа на шельфе Азовского и Черного морей, участившихся военных учений НАТО (нарушающих международные соглашения о Черном море). Эта оценка покажет спо­собность моря к самоочищению и определит предельно допустимую нагрузку на различные части его экосистемы. В такой оценке заинтересованы не только страны — республики бывшего СССР. Так, жи­тели Стамбула намерены пере­смотреть Конвенцию о режиме проливов, подписанную в 1936 г. и уже не учитывающую должным образом чудовищно выросшие за 65 лет грузопотоки через Дар­данеллы.

  Необходима принципиально новая концепция природопользования в бассейне Черного и Азовского морей, основанная на идеях совместного хозяйствования стран, связанных общими ресурсами и всецело зависящих от границ устойчивости морских экосистем. И должна быть создана новая структура международного характера, которая несла бы ответственность за экологическое состояние Азовского и Черного морей — «Банк Черного моря». К экстренным мерам по защите этих морей следует отнести разработку соглашения о квотах на стоки для всех стран бассейна. По инициативе и при участии ОСоЭС предложена Концепция разработки квот на сброс сточных вод для всех европейских стран, входящих в бассейн Черного моря, исходя из его ассимиляционной емкости. В основу Концепции положена идея совместного использования этими странами природных ресурсов Черного моря.

В черноморских странах (а их 21) должны быть унифицированы мероприятия по защите и реабилитации Черного и Азовского морей. Это должно положить начало скоординированным действиям разных стран. В этом контексте очень важен и пилотный проект экологического земледелия в границах водосборных площадей водно-болотных угодий международного значения. Наконец, на базе одесского рыбопитомника ХТМО мог бы быть создан международный тренинговый центр по разведению редких видов эндемичных и других рыб Черного и Азовского морей (в том числе, мидий).

Список использованной литературы:


Журнал "Экология и жизнь". Статья А.И. Шевчука, председатель Одесского отделения Международного социально-экологического союза



Случайные файлы

Файл
5975-1.rtf
121459.rtf
160422.rtf
132824.rtf
30687-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.