Антропология Интернет: самоорганизация человека кликающего (26586-1)

Посмотреть архив целиком

Антропология Интернет: самоорганизация "человека кликающего"

В своей работе я попытаюсь проанализировать спектр возможных направлений гуманитарного описания сети Интернет. Первое можно обозначить термином "Интернет как медиа", т.е. как коммуникативная среда, воздействующая на человеческую ментальность. Понятие "медиа" было детально изучено в работах канадского социолога М. Маклюэна [I]. В работах Ж. Бодрийяра [2], К. Келли [З], Ш. Теркль [4] разрабатывается концепция медиа как коллективного продолжения человеческого сознания, формирующего новые культурные горизонты.

Второе направление, на мой взгляд, является частным случаем первого и его можно обозначить "Интернет как язык". Глобальная сеть формирует новые языковые системы - знаки, символы, гипертексты без конца и начала, "языковые игры", требующие анализа. С этой точки зрения интересны работы С. Буккатмана [5], Т. Нельсона [б].

Наконец, третье направление связано с исследованиями Интернета как специфического сообщества людей - со своими ценностями, смысловыми интенциями, культурными парадигмами, историей развития.

Эти исследования логически соотносятся с двумя внешне различными тенденциями мышления. С одной стороны, можно вписать развитие сети во вполне академическую концепцию постиндустриального общества1, с другой стороны, могут быть интересными нонконформистские направления мышления, связанные с движениями хиппи, калифорнийской идеологией2, киберпанком. С этой точки зрения очень интересны исследования Т. Лири3, Р. Барбрука, работы которых можно прочитать в бумажных и электронных версиях российского журнала "www.zhumal.ru" - первого в нашей стране издания, специализирующегося на гуманитарных исследованиях Интернета.

Несомненно, что предъявленными перечислениями не исчерпывается список возможных точек зрения на Интернет, однако с методологической точки зрения я бы условно пометил два "аттрактора", к которым, на мой взгляд, тяготеют существующие попытки описания сети гуманитариями. Один из них можно обозначить как системно-концептуальный, другой - как образно-метафорический.

В первом случае строится некая концепция, и сеть рассматривается как система: например, перцептивно-лингвистическая (средство коммуникации, обладающее системными свойствами). Во втором случае ищутся метафоры, образы, "языковые игры", раскрывающие и прогнозирующие феномены сети.

Мне не хочется противопоставлять эти описания утверждениям о паллиативности концепции или о ненаучности метафоры. Все средства описания хороши, если автор умеет ими пользоваться. И в этой позиции меня укрепляют методологические особенности современных описаний сети.

Прежде всего, описание сети Интернет, на мой взгляд, культурно согласовано с реалиями поиска новых парадигм рациональности в современной культуре и науке. Можно, в духе Ж.-Ф. Лиотара, обозначить эту ситуацию как "ситуацию постмодерна".

Классические типы рациональности и связанные с ними социальные структуры, легитимирующие те или иные описания, рушатся и деструктурируются. Попытки описания Интернета гуманитариями явно демонстрируют эту культурную ситуацию, т.е. упомянутые выше "аттракторы" деконструируются в некий сложный "странный аттрактор", формирующий постнеклассическую рациональность описания сложного предмета.

Категории классической, неклассической и постнеклассической рациональности достаточно подробно исследованы в современной философии и методологии науки4. Наличие универсальной концепции, объективность рассмотрения, предположения о возможной элиминации познающего субъекта, о снятии познающим разумом случайностей и хаоса мира в современной ситуации оказались методологическими иллюзиями классического рационализма, от которых приходится отказываться, вырабатывая новые критерии рациональности.

Трудности описания сети связаны и с тем, что само культурное поле сети размыто и неоднородно - оно не порождает в современной культурной ситуации устойчивых концепций и ассоциаций с понятиями или метафорами.

И эту ситуацию следует принять как данность - надо учиться выстраивать схемы понимания нелокализуемых сетевых предметностей. Интернет требует особого "сетевого мышления", поиска новых образов и языков описаний. В качестве одного из возможных языков может быть использована синергетика (подробнее об этом см. [7]).

Еще одной методологической особенностью описания Интернета я бы назвал "готовность исследователя к событиям". Поясню этот тезис подробнее. Одна из возможных концептуальных схематизации Интернета связана с представлением сети как сложной, самоорганизующейся эволюционирующей системы.

Действительно, количество компьютеров, емкость винчестеров, быстродействие процессоров постоянно увеличиваются, развивая связи и отношения в сети. Сеть усложняется. Это усложнение образует направленность развития, "стрелу времени" -эволюционную анизотропию Интернета. Сеть связна - существуют возможности для согласования различных ее частей, поэтому можно говорить о системности сети.

С этой точки зрения концепция, описывающая сеть как сложную эволюционирующую систему, вполне корректна и обоснована. Говоря об описании подобного рода систем, И. Пригожий и И. Стенгерс [8] вводят три минимальных методологических требования.

Во-первых, необходим учет необратимости усложнения. Эволюция сложной системы на макроуровне необратима.

Во-вторых, для описания сложности следует ввести понятие события. Событие. по мнению Пригожина и Стенгерс, это происходящее, которое не обязательно должно происходить. Например, это скачки, катастрофы, случайности.

В-третьих, необходимо учитывать, что некоторые события должны обладать способностью изменять ход эволюции всей сложной системы.

Эти положения становятся парадигмальными при оценке механизмов самоорганизации Интернета.

Я ясно понимаю, что эта парадигма не может и не должна быть единственной, что существует множество методологических оснований для анализа глобальной компьютерной сети, но я принимаю ее без претензий на универсальность и всеобщность. Я сам не исключаю события, которое может перестроить всю мою концепцию.

Цель данной статьи не методологическая, а социально-антропологическая. Я хочу сформулировать социально-антропологические проблемы исследования Интернета и вписать их в декларированную выше парадигму самоорганизации, учитывая обозначенные методологические особенности гуманитарных исследований сети.

Антропология пальца. Руко-водство

Человек - существо ручное. Прирученное. Он водит руками - руководит подручным миром и собой. И приручает себя, окружающих и мир.

Человек начинается с пальцев и рук. Палец умнее, чем мозг. Палец быстрее осваивает предлагаемое ему новое действо, а разум плетется за пальцем, создавая возможные концепции и схемы объяснения.

Палец анонимнее, чем разум. Ему не надо решать проблему собственного "Я" и идентифицировать себя с чем-либо. Палец самопрезентативен и остенсивно презентативен: он направляет за собой взгляд и разум, заставляя нас смотреть в указанном им направлении. Именно палец создает анизотропию пространства и времени — он выделяет и иерархизирует наши коммуникации, создавая из хаоса порядок.

Палец креативен своими беспрестанными движениями (глаза боятся, руки делают -плетут, гладят, лезут в дырочку, жмут на кнопочку). Палец, человеческие руки вынуждают человека творить. Человек несется вслед за своими пальцами и удивляется тому, что выходит из-под них. Пальцы указывают на события и плетут горизонты событий.

Палец полифункционален и полистиличен - в зависимости от контекста он сексуален или дидактичен, поэтичен или деструктивен. В прагматике указующей остен-сивной телесности нет проблемы поиска универсального стиля или функции.

Стили, культурные функции впитываются и осваиваются пальцами. Пальцы -культурные пограничники, культурные поверхности на границе человеческого тела и вещи.

Палец, как и рука, очень пластичен в своей культурной полистиличности. Пластичность руки не объясняется жизненной биологической необходимостью. Блестящую культурную реконструкцию возможного появления пластики руки с точки зрения эволюции мифа произвел А. Лобок [9]. Движение руки, как это ни странно, тоже артефакт. В разных культурах у людей руки двигаются по-разному.

В результате движений появляются "бриколажи" - ручные поделки, синпрактичные и конгениальные текущей культурной ситуации, но не отрефлексированные в концепциях объяснения.

Бриколажи собираются из того, что под рукой, под пальцами - и подручный мир преобразуется. Вот тогда в этих преобразованиях рождается новая целостность, новый мир со всеми его коммуникациями. Бриколаж постепенно становится не только фактом жизни отдельного человека, но культурной нормой, читающейся сообществом.

Это становление событийно - оно связано с отдельной личностью, с его приручениями, руко-водствами. Его могло и не быть. Точнее, могло быть что-то совершенно другое.

Это становление преобразуют социальные прагматики. Я вижу в нем ренессансное движение, движение возрождения культуры. По блестящей характеристике Ренессанса, принадлежащей В. Бибихину, культура находится в состоянии повторяющихся со-бытий-ренессансов, обновлений [10].

Мне интересно связать две вещи - телесные обновления "на кончиках пальцев" и коммуникативные изменения в мире. Это как бы два уровня рассмотрения. Пальцы для меня - хаотический микроуровень человека. Мир (если говорить некои-цептуально) или система (если предлагать концепцию) - это макроуровень целостности, уровень эволюции и необратимости.


Случайные файлы

Файл
VDV-1534.DOC
28079-1.rtf
125930.rtf
ref-20490.doc
17149-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.