Падма-пурана (12428-1)

Посмотреть архив целиком

Падма-пурана

Падма-пурана (санскр. «Пурана лотоса»), одно из наиболее значительных и ранних произведений жанра Пуран, датируемое индологами (наряду с Вишну-, Маркандея-, Ваю-, Брахманда-, Линга- и Курма-пураной) в промежутке 48 вв.

Точнее, так датируются наиболее древние части памятника, тогда как последняя, в которой прославляется Бхагавата-пурана, явно более позднего происхождения.

Лотосовая пурана является исторически многослойным памятником, различные компоненты которого складывались в разное время и неоднократно перекомпилировались.

Падма-пурана принадлежит к «конфессионально» наиболее определившимся (при всей условности применения к индуизму определения «конфессиональный»), выражая однозначный «вишнуитский патриотизм», постоянно подчеркиваемый и противопоставляемый как небрахманистским, так и другим индуистским направлениям. Текст Падма-пураны дошел до нас в двух основных рецензиях, более поздняя из которых содержит шесть «книг» (кханды), а более ранняя пять.

Часть 1, называемая Сришти-кханда («Книга о миросозидании»), открывается традиционным для Пуран введением. Сута (сказитель-бард) Ломахаршана (знаток пуранических повествований, согласно Махабхарате) посылает своего сына Уграшраваса, унаследовавшего его профессию, в лес Наймишу рецитировать Пураны собравшимся там мудрецам-риши (по легенде Махабхараты, он рецитировал ее в том же лесу во время двенадцатилетнего жертвоприношения). По просьбе эпического царя Шаунаки он излагает и Падма-пурану, названную так в честь космического лотоса, в котором бог Брахма появляется во время каждого очередного миросозидания: вопреки общей «конфессиональной» направленности текста, первопричиной мира объявляется не Вишну, но высший Брахман в форме божества Брахмы. За изложением миросозидания следуют обычные генеалогии Солнечной династии, в которое «вплетены» рассуждения о предках (питри) и жертвоприношениях им (шраддха), а также родословная Лунной династии, завершающаяся Кришной. Своеобразно разработана центральная для брахманистской и индуистской мифологии тема вечной войны богов (дэвы) и демонов (асуры). Вначале боги терпели поражение, но затем их наставник Брихаспати сумел организовать им победу, приняв облик Шукры, учителя асуров, и прельстив их «еретическими» учениями. Он убеждает их в том, что Веды и положения вишнуитов и шиваитов полны насилия (химса) и проповедуются женатыми учителями. Шива не может никого путем «освобождения», имея обличье гермафродита (ардханиришвара), в окружении злых духов и с украшением из костей. Не более полезен в деле «освобождения» оказывается и Вишну, применяющий насилие. Если путь к небу проторяется рубкой деревьев и убийством животных, предназначенных для жертвоприношения, то чем же тогда проторяется путь в ад? Еще предосудительнее, учит Брихаспати-Шукра демонов, нравственный облик обычных божеств. Сома соблазнил Тару, жену Брихаспати, а ее же собственный сын Будха изнасиловал ее, не говоря уже о всем известных похождениях Индры. Когда же демоны просят его порекомендовать им, к какому богу им обращаться за поддержкой, обманщик с помощью Вишну представляет им призраки обнаженного джайнского монаха-дигамбара и буддиста с целью совратить их в соответствующие учения. Таким образом они, утратив свой первоначально брахманский образ жизни, уступают приоритет царю богов Индре. Это повествование преследовало сразу две цели: во-первых, еще раз дезавуировать «реформаторские» религии и, во-вторых, убедить слушателей в брахманистском происхождении самих этих религий, которое джайны и буддисты, однако, извратили своими учениями. Значительное место в первой книге занимает также прославление озера Пушкара (Покхер в Аджмире) и изложение связанных с ним легенд.

Часть 2, «Бхуми-кханда» («Книга о земле»), начинается с легенд о Сомашармане, рожденном среди демонов, которому его происхождение не помешало стать в будущем знаменитым почитателем Вишну, известном как Прахлада. Здесь также обнаруживается жанр махатмий: описывается не столько земля как таковая, сколько священные, паломнические места индуистов тиртхи («переправы»), рассматриваемые не только как географические точки, но и как живые лица наподобие родителей либо супругов.

В части 3, «Сварга-кханда» («Книга о небе»), составляющей симметричное противопоставление предыдущей, описываются миры различных богов: Сурьи, Индры, Агни, Ямы, в описание которых вплетено множество легенд. Одна из них, связанная с именем Бхараты, мифического родоначальника индийцев, включает знаменитое сказание о Шакунтале, которое соответствует, однако, не начальной версии Махабхараты, но сюжету знаменитой пьесы Калидасы (некоторые ученые предположили, что великий поэт заимствовал свой сюжет из Падма-пураны, и это заставляет датировать данное повествование ранее 4 в.). Описание же мира небесных нимф-апсар дает повод составителям текста пересказать легенду о любви земного царя Пурураваса и апсары Урваши, известной еще из Ригведы. Многие другие легенды, известные из Махабхараты, также воспроизводятся в Падма-пуране. Все это дает возможность, однако, не столько для датировки памятника (ибо она, как одно неизвестное, выводится через другие неизвестные, каковыми являются даты Вед и эпоса), сколько для понимания того, что индийская культура в определенном смысле жила разработкой нескольких архетипических сюжетов, подобно тому как европейская своими, наподобие циклов об Оресте, царе Эдипе, истории Федры и Ипполита и т.д.). Завершается третья часть вовсе не литературно наставлениями относительно обязанностей представителей всех четырех варн и ашрам, почитания Вишну и другими дидактическими темами.

Часть 4, «Паталакхандха» («Книга о нижнем мире»), как следует из самого ее названия, посвящена миру нагов, полулюдей-полузмей, или змеиных божеств. Упоминание о Раване как царе демонов служит предлогом для изложения сюжета Рамаяны, который здесь частично соответствует знаменитой поэме и частично поэме Калидасы Рагхуванша. Здесь же излагается легенда о Ришьяшринге рожденном в результате созерцания Вибхандакой, сыном риши Кашьяпы, тела прекрасной апсары Урваши (ср. Махабхарата). Легенда известна из Рамаяны, а также из буддийских джатак (Налиника-джатака 526), откуда она, по всей вероятности, и пришла к составителям александрийского моралистического бестиария Физиолог (ок. 3 в.). Разрабатывается здесь и сюжет Рамаяны, также в своеобразной интерпретации: герой Рама, победитель Раваны, порицается как убийца брахманов потому, что его противник-демон принадлежал, оказывается, именно к жреческой варне (подобная порча нормативных сюжетов характерна как раз для «реформаторских» имитаторов древнеиндийского эпоса, прежде всего для джайнов, которым в данном случае вопреки своим желаниям «антиреформистские» составители Падма-пураны бессознательно подражают). Раздел содержит прославление и самой Падма-пураны: Вьяса составил первой именно ее, затем 16 остальных текстов и закончил составлением Бхагавата-пураны, которая прославляется как самая священная книга почитателей Вишну. Завершается он несколькими главами, посвященными каноническим кришнаитским легендам: о любовных играх Кришны с пастушками, о его возлюбленной Радхе, о священности камня Шалаграм и о деталях вишнуитского обряда.

Завершающая 5 часть, «Уттара-кхандха» («Последняя книга»), представляет собой подробное разъяснение вишнуитского культа и праздников. Чтобы показать превосходство вишнуизма над другими «конфессиями», составители текста заставляют самого Шиву в беседе со своей супругой Парвати восхвалять Вишну и рассказывать истории о его аватарах, включая полный пересказ сказаний о Кришне и Раме. Более того, в ответ на запрос Парвати о том, кто такие «еретики», Шива называет в качестве таковых своих собственных последователей-шиваитов, например адептов шиваитской группы пашупата. Супруга Шивы проповедует, вопреки собственному весьма жесткому характеру, закон невреждения (ахимса), а Шива излагает значение вишнуитского бхактистского культа. Помимо прославления вишнуитской Бхагавадгиты, завершающая часть Падма-пураны предлагает легендарную апологию вишнуитского учения: посланный богами узнать, кто выше всех, риши Бхригу разочаровывается и в Шиве (находящемся в соитии с Парвати), и в Брахме (не способном скрывать своего высокомерия), прославляя Вишну как единственного достойного почитания из всей верховной триады. Только Вишну, согласно его оценке, наделен преимущественно началом саттва, тогда как другие боги гунами раджас и тамас. В своего рода приложении к последней части под названием Крияйогашастра (Учение о йоге действия) отрицается, что Вишну можно почитать с помощью медитаций: путь к его сердцу достижим лишь через дела благочестия, такие, как паломничество.

Список литературы

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://www.krugosvet.ru/







Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.