Богданов Александр Александрович (11174-1)

Посмотреть архив целиком

Богданов Александр Александрович

(1873 - 1928)

Богданов Александр Александрович(настоящая фамилия - Малиновский)- философ, экономист, политический деятель, ученый и писатель. По образованию врач. С 1905 - член ЦК РСДРП/б/, в 1909 исключен из партии. В 1918-1926 - член президиума Коммунистической академии. С 1921 занимался исследованиями в области гематологии, с 1926 - директор основанного им первого в мире института переливания крови.

В философии от естественноисторического материализма развивался к энергетизму и махизму. Создатель эмпириомонизма, в котором коллективный опыт занял место индивидуального опыта эмпириокритицизма. Богданов отстаивал положение о тождестве общественного бытия и общественного сознания. Теоретик Пролеткульта. Создатель тектологии - всеобщей организационной науки, противопоставляемой диалектике и базирующейся на теории равновесия.Эмпириомонизм приводил к безусловной релятивизации познания, субъективно-идеалистическому истолкованию проблемы истины.

Учение его сводилось к следующему:

Физическое и психическое.

"Если в едином потоке человеческого опыта мы находим две принципиально различные закономерности, то все же обе они вытекают из нашей собственной организации: они выражают две биологически - организующих тенденции, в силу которых мы выступаем в опыте и как особи и как элементы социального целого. На вопрос, почему этих типов организации только два... ищите ответ в биологической и социальной истории человека, она расскажет, как в борьбе за существование возникла родовая жизнь человека, как обособлялась в ней личность и в то же время развертывалась все более широкая связь социальная, и, наконец, как развивались, приспособлялись все к той же борьбе, человеческие формы мышления с их современной двойственностью".

Культура.

"Культура охватывает всю сумму приобретений, материальных и нематериальных, которые сделаны человечеством в процессе труда и которые возвышают, облагораживают его жизнь, давая ему власть над стихийною природой и над самим собой".

Общественное бытие и сознание.

"Социальная жизнь во всех своих проявлениях есть сознательно - психическая... Вообще социальность неразделима с сознательностью. Идеология и экономика - область сознательной жизни. Общественное бытие и общественное сознание в точном смысле этих слов тождественны".

"К высказываниям принадлежат отнюдь не одни только специализированные формы выражения, как речь, мимика, искусство, но все вообще двигательные реакции организма, которые мы можем "понять" в связи с психическими переживаниями. Если, например, мы видим человека, выполняющего какую - нибудь работу, то в его действиях мы находим для себя целый ряд высказываний: они ясно выражают наличность, во - первых, восприятия всех объектов и орудий его труда, во - вторых, представления о некотором желательном преобразовании этих объектов как о "цели", в - третьих, стремления достигнуть этой цели и принятого решения в этом смысле. Все такого рода высказывания имеют не только не меньше смысла, чем "теоретические", например словесные, но даже значение основное по отношению к этим последним: речь, мимика и другие специальные формы выражения возникают на почве практического объединения человеческих действий, общественный труд людей есть первичная область их общения, а стало быть и высказываний".

Искусство.

"В искусстве организация идей и организация вещей неразделимы. Например, взятые сами по себе, архитектурные сооружения, статуя, картина являются системами "мертвых" элементов - камня, металла, полотна, красок; но жизненный смысл этих произведений лежит в тех комплексах образов и эмоций, которые вокруг них объединяются в человеческой психике".

Начала религии.

"Распоряжаясь жизненными отношениями столь обширной и сложной системы, как община, патриарх в огромном большинстве случаев делает это по готовому шаблону, пользуясь накопленным опытом своих предшественников, их "заветами", то есть правилами и указаниями, которые от них перешли к нему, передаваясь в ряду их поколений. Постоянно ссылаясь на эти "заветы", выставляя себя перед общиной исполнителем воли предков, он тем самым поднимает их авторитет над своим как высший и более могущественный. Большую часть своей жизни каждый патриарх был раньше подчиненным исполнителем своих ближайших предшественников, привык почитать их и подчиняться им, ставить их над собой. Став патриархом, он в силу консерватизма мышления сохраняет этот взгляд на них и, как хранитель общественной традиции, передает его всем родичам. но в таком же точно отношении предыдущие патриархи стояли к тем, место которых заняли, и подобным же образом поставили их выше себя в глазах общины; а те делали то же по отношению к своим предшественникам, и т. д. Уходя в даль прошлого, образы предков - организаторов растут в сознании потомков, достигая сверхчеловеческих размеров; уважение к ним переходит, наконец, в настоящее обожествление. Так почитание предков привело к созданию богов и положило начало древнейшим религиям".

"Если заветы организатора продолжают действовать, то его организаторская роль в жизни на деле расширяется. При жизни патриарх руководил, может быть, сотней сородичей; через двадцать поколений потомство этой общины может образовать целое племя во много тысяч человек... легко сообразить, во сколько раз увеличилось поле его авторитета".

Генезис норм.

"Грубость и беззаботность воина плохо мирилась с мягкостью и предупредительностью его сообщника - земледельца, повышение потребности ремесленника вызывали недоумение и отвращение неприхотливого рыбака и т. д. Неоднородность опыта породила, таким образом, новую организационную связь - норму. Затем рождается обычное право, право - закон, часть же опыта, регулируемого ранее обычаем, попадает под понятие "приличия", "долга", затем "совести"".

"Обычай, право, мораль - по существу формы организации и общественной жизни; их генезис представляет собой генезис расширяющегося опыта, требующего все новых и новых форм организации. Фетишизация моральных и правовых норм, происшедшая в период господства авторитарных и индивидуалистических идеологий, не отменяет их организационной сущности. Даже современные, вполне "внутренние" конфликты являются не конфликтами отвлеченных норм (долга, совести и т. д.),а организационными конфликтами. Внутренние моральные конфликты суть конфликты непосредственных импульсов жизни с внешней для них хотя и встречающейся в одном поле личного сознания, кристаллизованной силой социального прошлого".

"Если феодальные религии были средством жреческой эксплуатации, то они отнюдь не являлись ее основой. Основой же была общественная полезность и необходимость жречества как совершенно мирного организаторского сословия. Связи общества были слабы; светские феодалы в силу военной специальности были мало способны поддержать его единство и сплоченность; это делалось почти всецело жреческими корпорациями. Они, насколько возможно, охраняли мир и ставили в рамки военно - грабительское буйство эпохи; они за счет накопленных богатств и запасов помогали жертвам бесчисленных войн - разоренным и калекам; они залечивали раны производства, руководя восстановлением экономической жизни в опустошенных местностях и т. д. Из таких социально - экономических функций вытекала власть над умами".

Идея таинственного

"Вообще, где познание становится орудием господства, а невежество - условием подчинения, там выступает на сцену и усиленно культивируется идея таинственного".

Познание - организация опыта "Форма познания - есть психическое единство выражаемого и формы выражения... Выражаемое и форма выражения неразрывно ассоциированы между собой в психике особи и представляют о д н у психическую форму. Эта психическая форма как форма сознания, являющаяся моментом психической реакции, не индивидуальна, а общественна. Состояние психики выражается полно только тогда, когда оно может воспроизводиться путем подражания в других психиках... следовательно, форма познания не есть индивидуально-психическая, но общественная, она получает полную реальность не в отдельной психике, а во взаимном соответствии отдельных психик".

Генезис искусства

"Происхождение живописи легко связать с мимическими движениями, подражающими контурам предметов, которые человек видит или о которых говорит; скульптура отделилась от живописи (промежуточная форма - рельефная живопись), архитектура находится в самом тесном родстве с той и другой и также представляет в своих основных формах подражание различным предметам внешней природы. Пение, речь и поэзия составляют другую, первоначально нераздельную группу форм выражения. К этой группе примыкает по своему происхождению, вероятно, и музыка, которая в то же время стоит в тесной связи с танцами и мимикой в выработке ритма мелодий. Пение, речь и поэзия дифференцировались одна от другой в сравнительно позднее время, можно сказать - на глазах истории, особенно - речь и поэзия. Об этом напоминают долго сохранявшиеся остатки в различных языках, например употребление одного и того же слова для обозначения и речи вообще и всякого повествования, и поэтической поэзии в частности...".

Наука и искусство

"Мировые типы в скульптуре и живописи... охватывают не меньшую сумму действительного и важного для жизни, чем высшие концепции философии, чем высшие обобщения науки... Великие культурные идеи всего наглядней, всего целостней, всего убедительнее выступают именно в пластических и живописных образах".


Случайные файлы

Файл
2190.rtf
147765.rtf
Geogr.doc
180779.rtf
129936.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.