Экономическая теория преступлений и наказаний (25705-1)

Посмотреть архив целиком

ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ И НАКАЗАНИЙ

Обзор, подготовленный для “Словаря экономической теории” издательства “New Palgrave” Айзеком Эрлихом, одним из ведущих в США специалистов по экономике преступлений и наказаний, можно рассматривать как своего рода подведение итогов первого 20-летия развития новой теории.

Суть подхода [экономистов к анализу преступности] заключается в предположении, что преступники совершают поступки в соответствии с положительными или отрицательными стимулами и что количество преступлений зависит, таким образом, от частных и общественных ресурсов, выделяемых на правоохранительную деятельность (law enforcеment) и другие способы сдерживания преступности” (с. 722). Как и любая другая экономическая теория, “экономический подход к преступности” не требует, чтобы все правонарушители действовали исключительно под влиянием внешних стимулов. Вполне достаточно, чтобы к модели “внешние стимулы - преступные действия” хотя бы приближалось поведение значительного числа потенциальных нарушителей. Экономисты полагают, что предложенный ими подход применим для изучения самого широкого круга видов незаконной деятельности - от уклонения от налогов до убийств.

Теоретические подходы

Согласно предложенному Г. Беккером подходу, равновесный объем преступности (equilibrium volume of crime) формируется в процессе взаимодействия только преступников и защитников правопорядка. В работах последователей созданного им научного направления преступная деятельность представлена уже несколько иначе - как своеобразный “рынок”, где от действий преступников зависит предложение преступлений, от действий потребителей незаконных товаров и жертв насильственных преступлений - спрос на преступления, а меры правового принуждения и предупреждения преступности предстают как государственное регулирование этого “рынка”. Под влиянием трех названных основных факторов и складывается равновесный объем преступности.

Анализ предложения. Поведение потенциального нарушителя рассматривается в моделях оптимизации распределения его времени между законной и незаконной видами деятельности. Преступники в этих моделях предстают людьми, рационально максимизирующими свою ожидаемую полезность (expected-utility maximizers). На их выбор влияют следующие основные факторы: вероятности ареста, осуждения и наказания; меры наказания; доходы от альтернативных видов легальной и нелегальной деятельности; риск безработицы; изначальный уровень благосостояния. При анализе влияния этих факторов на поведение потенциальных нарушителей следует учитывать их отношение к риску: доказано, что сильное предпочтение риска гасит сдерживающий эффект санкций(2). В целом, однако, экономисты согласны, что усиление санкций за преступления снижает уровень преступности, сдерживая приток новых потенциальных нарушителей, даже если на уже действующих нарушителей оно слабо влияет.

Анализ спроса. Поведение потребителей преступных товаров и потенциальных жертв преступного насилия оказывает сильное воздействие на деятельность преступников. Так, например, интенсивность торговли нелегальными наркотиками или краденым имуществом непосредственно определяется потребителями, создающими прямой или косвенный спрос на определенные преступления(3). Даже на те преступления, которые наносят жертвам чистый вред, существует своеобразный, косвенный негативный спрос, который является оборотной стороной положительного спроса потенциальных жертв на меры безопасности. Выбирая средства самозащиты (замки, сейфы, сигнализацию и т. д.), потенциальные жертвы влияют на доход от преступлений и, соответственно, изменяют “спрос” на преступность. Поскольку оптимальные (с точки зрения потенциальной жертвы) расходы на самозащиту будут расти по мере повышения уровня преступности, частная защита связана обратной зависимостью с общественной правоохранительной деятельностью.

Анализ государственного регулирования. Поскольку преступления создают экстернальные эффекты(4), то контроль над преступностью становится “общественным товаром” (public good), индивидуальная самозащита дополняется коллективными действиями. В результате государственного регулирования нелегальные доходы облагаются своеобразным “налогом” - угрозой наказания. Кроме того, количество правонарушителей регулируется путем ограничения их прав или их перевоспитанием. Поскольку все методы контроля являются дорогостоящими, то “оптимальный” (с точки зрения общества) объем правонарушений не должен быть нулевым. Он “должен быть установлен на [таком] уровне, когда предельные издержки каждой меры принуждения или предупреждения равны ее предельной выгоде” (с. 722). Чтобы применять этот подход сравнения издержек и выгод, надо, однако, сначала решить, как оценивать выгоды общества. Г. Беккер и Дж. Стиглер в своих работах по оптимизации правоохранительной деятельности(5)<./a> выбрали в качестве критерия оптимизации максимизацию “социального дохода” (social income), что равносильно минимизации суммы потерь от преступлений и от расходов на защиту порядка. На основе этого подхода можно найти оптимальные сочетания вероятности и тяжести наказаний за различные виды преступлений и правонарушений, а также оптимальную величину и структуру расходов на содержание полиции, судов и исправительных учреждений. Однако выбор оптимального сочетания вероятности и тяжести наказаний изменится, если функция общественного благосостояния не сводится к совокупному доходу, а учитывает, как предлагают некоторые специалисты, например, влияние правоохранительной деятельности на социальную справедливость распределения доходов(6). Кроме того, поскольку система юстиции слагается из деятельности различных, относительно самостоятельных институтов, то у каждого из них могут быть свои правила оптимизации, отличающиеся от критерия максимизации общественного благосостояния(7).

Анализ рыночного равновесия. В изучении общего равновесия на рынке правонарушений пока делаются лишь первые шаги. Однако уже сейчас вполне осознано, что эффект сдерживающих санкций зависит не только от эластичности предложения преступлений, но и от эластичности спроса на них частных лиц. Подход к преступности как к единой рыночной системе успешно используется экономистами также для изучения различных аспектов организованной преступности.

Эмпирические исследования

Создание целостной модели нелегальной деятельности тормозится, главным образом, из-за недостатка достоверных данных. В литературе можно уже найти попытки создать статическую модель преступной и правоохранительной деятельности, состоящую из трех групп базовых структурных уравнений: функции предложения преступлений, показывающей зависимость уровня преступности от сдерживающих переменных и иных факторов; функции производства правоохранительной деятельности, которая характеризует зависимость вероятностей ареста, осуждения и наказания от величины ресурсов, выделенных на борьбу с преступностью, и эффективности их использования; функции спроса на правоохранительную деятельность, связывающей расход ресурсов с детерминантами государственного регулирования(8). Главным объектом эконометрического анализа становились первые две структурные взаимосвязи.

Эконометрические исследования затрудняются рядом методологических проблем. Так, например, официальная статистика дает заниженные данные о масштабах преступности. Трудно отделить сдерживающие эффекты тюремного заключения от эффектов ограничения правоспособности. Без учета этих и многих иных обстоятельств использование криминологической статистики порождает недостаточно обоснованные выводы.

Большинство эмпирических исследований об отдельных видах правонарушений приводят, как правило, к следующему заключению: вероятность и длительность наказания обычно обратно влияют на уровень преступности, причем его эластичность относительно предполагаемого риска задержания превосходит его эластичность относительно предполагаемого риска осуждения и наказания. Масштабы преступности также прямо зависят от степени дифференциации доходов и уровня общественного благосостояния. Влияние на преступность уровня безработицы и демографических параметров остается пока неясным.

Не все исследования по экономической теории преступности связаны с гипотезой сдерживающего эффекта правоохранительной деятельности. Критики этой гипотезы указывают на ошибки эконометрических расчетов и подчеркивают, что уровень преступности сам оказывает обратное влияние на вероятность и длительность наказания(9).

Значительные разногласия вызвало применение экономического подхода к изучению криминальных убийств и применения смертной казни. Начало дебатам положила известная работа А. Эрлиха(10), вызвавшая углубленные эмпирические исследования, одни из которых подтверждали, а другие опровергали(11) концепцию сдерживающего эффекта смертной казни.

Пока еще трудно определить, пишет автор статьи, насколько точны расчеты различных экономических параметров преступности. Обобщенная рыночная модель преступной и правоохранительной деятельности может быть разработана только в процессе углубления как общетеоретических, так и эмпирически-эконометрических подходов.


Список литературы

Составлено по: Ehrlich I. Crime and punishment // The New Palgrave. A Dictionary of Economics / Ed. by J. Eatwell, M. Milgate, P. Newman. L., 1987. Vol. 1. P. 721 - 724.

(2)Ehrlich I. Participation in illegitimate activities: theoretical and empirical investigation // Journal of Political Economy. 1973. Vol. 81. № 3. Р. 521 - 565.


Случайные файлы

Файл
5507.rtf
23015-1.rtf
96427.rtf
112026.rtf
145272.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.