Сверхсоциализация криминологов — преграда на пути проникновения в сущность (141996)

Посмотреть архив целиком









РЕФЕРАТ

СВЕРХСОЦИАЛИЗАЦИЯ КРИМИНОЛОГОВ — ПРЕГРАДА НА ПУТИ ПРОНИКНОВЕНИЯ В СУЩНОСТЬ


Введение


Значительная часть специальной литературы о преступности и борьбе с ней носит достаточно тривиальный характер. Это связано с сверхсоциализацией при изучении криминологии, как, впрочем, и при изучении других областей социологии. Представляется целесообразным обсудить четыре преграды на пути истинного понимания проблем: неумение прислушиваться к самим себе, сверхсоциализация в системе университетского образования, опасности со стороны всепроникающего государства и влияние легкодоступных файлов и архивов с материалами, отражающими точку зрения государства на правонарушения.

Длинные доклады, содержащие очевидные вещи. Повторы. Тщательные расчеты, в результате которых мы получаем нечто всем давно известное. Как это может быть? Как так получается, что большая часть криминологической литературы так скучна, утомительна и поразительно лишена новых озарений? Ведь в науке, основанной на материале, связанном с самыми драматическими событиями, все должно быть совсем наоборот. Наши теории основаны на ситуациях конфликтов и героизма, опасностей и катастроф, злоупотреблений и жертвенности, а именно в них создатели наших литературных героев и находят большую часть материала для своих произведений. И тем не менее — такая тривиальность!

Скорее всего тривиальность многих научных результатов объясняется сверхсоциализацией, нашим стремлением соответствовать "тому, что ожидает от нас наука, государство и современная технология.

Процесс обучения в науке заставляет воспринимать события так, как их видят другие. Студентов опять превращают в детей, но не в детей вообще, а в школяров, подвергшихся социализации под влиянием машины образования, которая поощряет усвоение знаний и способность воспроизводить опыт других. Это приводит к двум последствиям. Во-первых, процесс усвоения санкционированных представлений способствует принижению значения личного опыта обучаемого. Во-вторых, результатам исследования, отклоняющимся от нормы, т. е. тем, которые противоречат установившейся теории, будет трудно получить признание.

Следующей проблемой является социализирующее влияние со стороны сильной государственной машины. Будет просто несправедливо сказать, что чиновники, как правило, отрицательно относятся к социологическим исследованиям. Напротив, они поощряют такие исследования и стремятся использовать их результаты. Но их интересуют ответы на проблемы в том виде, в каком они себе эти проблемы представляют, т. е. им нужны ответы, которые помогли бы в управлении государством.

Последнее из исследуемых препятствий — препятствие, создаваемое всепроникающим государством— проблемы эффективно функционирующего государства, когда все современные документы и архивы отражают точку зрения государства. Вместо того, чтобы лично изучить соответствующие события после того, как они произойдут, мы все чаще получаем к ним доступ на том этапе, когда они уже обработаны, причем таким образом, что наши возможности альтернативной интерпретации их значения сильно ограничены.

Теперь остановимся подробнее на перечисленных выше преградах.


1. Умение прислушиваться к самому себе


Давным-давно (сейчас они наверное уже бабушки) в нашем институте были две студентки, которые писали дипломную работу по кражам в магазинах. Студентки они были прилежные, собрали массу литературы и статистических данных. Но когда нужно было сесть и написать работу, у них дело не шло. С каждой неделей количество фактов и цифр у них прибывало, но что они означали и как их можно было интерпретировать?

Приближался последний срок сдачи работы. Они все больше впадали в отчаяние. Как-то я поинтересовался у одной из них, а потом и у второй, неужели у них не было никакого личного опыта, связанного с явлениями, о которых они должны были написать? И в ответ я вдруг услышал сначала один рассказ, зрелый, продуманный, с проникновением в сущность проблемы, а затем и другой, который первому ни в чем не уступал. Я вздохнул с облегчением. Материал их работы идеально увязывался по теме с их рассказами. Я считал, что работа уже сделана.

Но когда я с ними встретился в следующий раз, я опять увидел печальные лица. То, что они мне рассказывали на прошлой неделе — ведь это были их личные истории. Они были всего лишь студентки, а их истории были лишь рассказами, а не криминологией. Тут я понял, что мне следовало бы сделать на прошлой неделе. После встречи с ними, пока воспоминание об их рассказах было еще свежо у меня в памяти, мне нужно было пойти прямо домой и записать их. А затем, поставив под ними мою подпись, потихоньку всунуть этот материал в кучу собранной ими литературы и намекнуть, что здесь они могут найти кое-что, что помогло бы им осмыслить их материал. Если бы я это сделал, то их собственные наблюдения были бы восприняты ими в качестве криминологических материалов, которыми они могли бы воспользоваться. Это создало бы рамки для собранных ими данных, и они смогли бы легко написать научную работу, полную свежих догадок.

Я уже не помню, что произошло с этими двумя студентками и с их материалом. Помню только, что они не воспользовались собственными рассказами. Что-то они там написали, привели какие-то цифры, но чем дело кончилось, не припоминаю — все это давно потонуло в море забвения.

Но с тех пор этот эпизод не выходит у меня из памяти. Ведь он так типичен для всех нас. Когда кончается детство, а может быть даже и раньше, мы уже испытали — лично или по рассказам других — большую часть того, что происходит в человеческой жизни. Социология имеет дело с взаимодействием с другими, а такое взаимодействие окружает нас со дня рождения. Без него мы бы не выжили. А затем мы испытывали холод и тепло, любовь и ненависть — и отвечали тем же. Мы грешили против других, а они грешили против нас; мы были нарушителями закона и полицейскими, обвинителями и защитниками, судьями и тюремщиками. Любая семья, в большей или меньшей степени, может дать материал по крайней мере для одного богатого событиями романа. Все мы также употребляли алкоголь, злоупотребляли им, или же вообще не пили и именно по этой причине нам приходилось бороться. Мы едим и переедаем, а может быть как раз наоборот, и пытаемся контролировать себя или других, или защищать себя или других от попыток других людей нас контролировать. Все мы разрываемся между вожделением и верностью, все мы сталкиваемся с дилеммами, и часто дело кончается сожалением о наших неудачах. В области криминологии остается так мало того, что мы еще не испытали.

Проблема состоит в умении прислушиваться к самому себе. Слушайте и с уважением относитесь к тому, что услышите.


2. Сверхсоциализация


Здесь уместно вспомнить о научных и учебных учреждениях. Они провозглашены храмами науки, где обретаются и передаются другим знания. Однако осуществлению этих задач препятствуют некоторые черты, присущие самой этой системе. Укажем на некоторые из них:

Университеты и научно-исследовательские учреждения покоятся на двух столпах: именно в них должны осуществляться и передача старых знаний новым студентам (т. е. идет передача культурного наследия) и делаться новые открытия.

При осуществлении первой задачи — обретения знаний — продолжает функционировать система общеобразовательной школы. Здесь действует система отношений “учитель-учению), т. е. взаимоотношение между тем, кто знает, и тем, кто не знает. Как занятия, так и экзамены символизируют существование чего-то определенного и незыблемого в жизни, чего-то, называемого знанием. Преподаватель обладает знаниями, он знает правильные ответы на вопросы и даже ту форму, в которой следует давать ответы. На все вопросы есть ответы, и преподаватель их знает, или их можно найти в книгах. Учащиеся— это пустые сосуды, которые следует наполнить этими знаниями. Когда у них возникают сомнения, они всегда могут спросить учителя, у которого всегда будет ответ. Если бы система не была построена на такой основе, то нельзя было бы проводить экзамены и выставлять оценки.

Второй столп покоится на убеждении, что мы знаем не все и никогда не будем знать все. Это как раз тот столп, который некоторым образом указывает на то, что первый столп — система школьного образования — подгнил. Основной задачей университетского образования является продемонстрировать, что первый столп, вероятно, действительно подгнил. Университеты созданы для того, чтобы передавать культурное наследие и одновременно подвергать это самое наследие сомнению. Но— и это одно из основных положений нашей позиции — в настоящее время происходит перераспределение нагрузок между этими двумя столпами. Школьная система вторглась в университеты и постепенно завоевывает ведущие позиции.

Очень многое уже указывает на это: темы дробятся на мелкие подтемы, которые легко запомнить и легко забыть. Если пятьдесят лет тому назад студенты могли сдавать только один вступительный экзамен, а лет через пять-десять завершающий, то теперь у них, как минимум, один, а чаще несколько экзаменов в семестр. Это означает, что за ними ведется повседневный надзор, как за школьниками. Раньше студентам приходилось слушать одного лектора, более-менее ясно излагающего свою любимую тему в одной большой аудитории, а теперь их встречает целый штат старших преподавателей, ассистентов и кураторов, прошедших надлежащую подготовку по методике; все они говорят очень ясно, у всех есть подробные учебные планы, чтобы ни в коем случае не пропустить какой-либо важной темы по курсу, и, разумеется, все они на занятиях пользуются ТСО и обязательно должны обеспечить обратную связь со студентами. Особенно обратную связь! Студенты пишут и представляют свои работы преподавателям, а изложенные в них идеи оцениваются и преподавателями, и другими студентами. Так происходит в течение всего периода обучения на всех курсах. То же самое происходит и во время написания дипломной работы. В наши дни в Норвегии выпускники большей части вузов и их научные руководители подписывают договор, в котором указаны их права и обязанности во время этой заключительной стадии обучения. Такой преподаватель называется по-норвежски "veileder", т. е. буквально "проводник", "поводырь". В договоре, подписываемом студентами социологии в Осло, приведены специальные формы отчетов, отдельно для каждого семестра, которые обязательно надо заполнять по результатам работы со студентом. В них точно указывается количество консультаций, а также задачи, которые предстоит выполнить к моменту следующей встречи студента с преподавателем. В инструкциях, регулирующих отношения между студентом и его научным руководителем, прежде всего указывается, что все студенты обязаны найти научного руководителя, а если они не сумеют этого сделать сами, то руководитель будет им предоставлен. Совместно с руководителем студент обязан составить перспективный план работы и “как можно подробнее” определить цели, которые ему предстоит достигнуть за время данного научного руководства.






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.