Парадигма транзитологии (26587-1)

Посмотреть архив целиком

Парадигма транзитологии (Плюсы и минусы объяснительной концепции переходного периода)

Политические процессы издавна привлекали внимание ученых - политологов, социологов, экономистов, историков и правоведов. Объяснение и интерпретация таких понятий, как "политическое развитие" и "политический процесс", "стабильность" и "устойчивость" и др., составляет сущность серьезных теоретических разногласий между научными школами. Мощный импульс исследованиям в области политической динамики дала теоретическая разработка ряда концепций (модернизация, "зависимое развитие", мирсистемный анализ, "новый институционализм") [1-3]. Сосредоточу внимание на одном, весьма значимом и довольно популярном в научных кругах направлении - политической транзитологии, изучающей переходы от авторитарных к демократическим режимам. При этом необходимо отметить, что собственно прикладной аспект данной теоретической модели должен рассматриваться прежде всего как методологическое основание политического анализа, а не законченное обоснование некоей доктрины.

На мой взгляд, говорить о транзитологии как целостной и системной научно-исследовательской отрасли или даже отдельной дисциплине не вполне правомерно. Различные позиции многих (в основном западных) транзитологов объединяет лишь своеобразная "крыша" - модель "демократического транзита" или, точнее, "поставторитарного перехода". В целом же наблюдается довольно серьезное расхождение во взглядах на функционирование этой модели и составляющих ее элементов. В связи с серьезными политическими трудностями, явно обозначившимися в жизни поставторитарных политических режимов, наметились ощутимые сдвиги в оценке ситуации "неопределенности" перехода. Это во многом подтолкнуло методологические споры вокруг теории С. Хантингтона о "третьей волне демократизации": закончилась ли она и следует ли ожидать авторитарного "отлива" (если принимать модель "волнового" развития мирового демократического процесса), продолжается ли сегодня и на каком этапе, каковы вообще критерии так называемой демократизации, универсальны ли они или уникальны для каждой конкретной страны и т.д. [4-6].

Кроме того, важно отметить, что стремление определить общий вектор движения политического процесса в мировом масштабе как однозначный переход к демократическим формам осуществления власти еще не означает принадлежность того или иного политического мыслителя современности к "транзитологам". Это еще больше осложняет понимание сути концептуальных положений транзитологии.

Стоит подчеркнуть, что сама западная "транзитология" имеет как бы два измерения: первое, которое изучает "переходный период" сам по себе и связано с понятием tranzition, и второе, которое рассматривает модель переходного периода, т.е. трансформацию политического режима - transformation. Но такое различение не свойственно российским исследователям политических процессов поставторитарного развития. Так В. Гельман, довольно основательно разрабатывающий модели зарубежных исследователей на "российском поле", полагает уместным употреблять понятия tranzition и transformation как синонимы [7]. При таком использовании терминов вполне естественно понимание транзитологии как "отрасли политической науки, посвященной изучению трансформаций". Получается, что предмет данной отрасли -многообразные политические процессы, приводящие к качественным изменениям политического режима, объектами же изучения становятся политические акторы, институты, правовые механизмы и нормы, регулирующие отношения между ними, и др.

Другой российский политолог, А. Мельвиль, предлагает различать структурные и процедурные аспекты демократического транзита. И на российском опыте автор показывает специфические черты общественной трансформации, которые являются также "элементами современной демократической волны" [8]. Таким образом, очевидно, что главным в подходах исследователей-транзитологов остается обращение к схеме "демократического перехода". И даже несмотря на весьма неоднозначные результаты поставторитарного развития Восточной Европы и бывшего СССР, схема теоретической модели (авторитарный режим-переход-демократический режим) остается как бы постоянной.

Телеологическая заданность такой парадигмы определяется однозначно позитивной ценностью демократии, преимуществами ее перед другими формами политических режимов. Эта ценность рассматривается как абсолютная и вневременная, универсальная для всех стран и континентов. Таким образом, демократия становится своеобразным мерилом цивилизованности и прогрессивности социально-политического строя, основой общественных отношений и их регулятором. Повышается и значимость парадигмы транзитологии для современных социальных наук, политической практики и ее идеологического обеспечения.

Рассмотрение политического процесса в русле методологии, использующей в качестве одной из базовых категорий понятие "демократия", подчеркивает как бы современность и актуальность именно такого ракурса исследования политических процессов. Объяснение кроется, на мой взгляд, в общей логике исторической ситуации, в которой появились и стали развиваться данные подходы. Крах авторитарных режимов в Восточной Европе и бывшем СССР удачно вписывался в общий вектор политического процесса второй половины XX века. Реальностью конца периода "холодной" войны стало общее ожидание торжества демократии как закономерного итога победы более "прогрессивного" социального строя над "менее прогрессивным". Условно говоря, ситуация достаточно быстрых и весьма ощутимых для всего мирового сообщества изменений требовала адекватного объяснения причин этих явлений. Но, как происходит почти всегда с научной картиной тех или иных событий, таким объяснением стала весьма удобная в идеологическом плане доктрина "глобального демократического перехода", пришедшая на смену манихейской трактовке противостояния "мировой системы капитализма" и "мировой социалистической системы" (сил "мирового добра" и "злого начала" в символическом понимании). То есть произошло видимое упрощение очевидных изменений до абстрактной, но удобной для рядового обывателя схемы. Однако слабые места этой схемы, ее неспособность охватить все многообразие поставторитарного развития и методологическое родство с концепцией научного коммунизма, на мой взгляд, подводят ее к ряду универсалистских конструкций скорее не научного, а популярно-объяснительного свойства. И в подтверждение этому можно проследить те аспекты транзитологии, которые наиболее четко отображают методологические затруднения.

Возникающие сложности с операционализацией понятия "демократия" многие политологи пытаются снять путем использования различных сложносмысловых категорий, например "демократура", "псевдодемократия", "делегативная демократия" и др., в отношении политических режимов, не соответствующих по своим основным институциональным и функциональным параметрам так называемым либеральным демократическим системам1. Иначе говоря, взору исследователей, работающих в русле транзитологической парадигмы, предстает не объект исследования (скажем, система институтов или функционирование элиты какой-либо страны) сам по себе, а обязательно в сравнении с аналогичными феноменами (даже хотя бы по внешним типологическим моментам) существующих демократических систем. Таким образом фиксируется наличие определенного "извращения" или отклонения от западных "рамок" либеральной демократии, констатируется состояние несоответствия2. Собственно "переходность" как неопределенная типологическая характеристика чаще всего фигурирует именно в таких случаях и в этой связи намечаются необходимые и возможные перемены для возвращения на исходный путь предполагаемого транзита к либеральной демократии3.

Особая роль в процессе перехода уделяется различного рода факторам социальной инженерии, таким, как конструирование политических институтов, рецепция принципов правовых систем развитых демократических государств, формирование нового типа культуры на базе иного набора ценностей и приоритетов, переосмысление истории и традиций народа и т.д. Эти и многие другие факторы призваны как бы конструировать наиболее оптимальные условия для функционирования демократии и формирования среды, в которой происходит адаптация структурных и институциональных нововведений.

Зачастую именно вокруг роли тех или иных политических институтов происходят споры между политологами. Например, довольно серьезная дискуссия вокруг проблемы влияния конституционного устройства государства на формирование (укрепление) демократии развернулась между такими учеными, как X. Линц, А. Степан и А. Лейпхарт [13-16], с одной стороны, и Д. Горовиц, М. Шугарт и Дж. Кэри -с другой [17, 18]. Обсуждение преимуществ и недостатков президентской, парламентской и смешанной моделей разделения властей, на мой взгляд, помимо чисто теоретического рассуждения и осмысления возможностей разных конфигураций государственного устройства имело и достаточно выраженный практический аспект. А именно сознательно или невольно, но основные участники данной дискуссии весьма серьезно стимулировали далеко не только научные баталии на конституционных пространствах поставторитарных государств.

Это происходило и в форме полного заимствования научной аргументации в практике выстраивания национальных моделей власти, и в весьма действенных практиках консультирования лидеров тех или иных политических движений, ориентирующихся на зарубежную помощь и пытающихся своим внимательным отношением к наработкам западных политологов легитимировать свои притязания на власть. Однако несмотря на неоднозначную оценку эффективности тех или иных форм представителями различных точек зрения, дискуссия серьезно продвинула многие вопросы, связанные с анализом функционирования однотипных моделей разделения властей и различных государствах. Во многом удалось выделить сам принцип реализации той или иной модели в качестве критерия типологизации политического режима. Удалось также обобщить огромный опыт развития государств с различными историческим опытом и культурными традициями, но использующими сходные институциональные формы государственного устройства.


Случайные файлы

Файл
5337.rtf
151863.rtf
57321.rtf
104862.rtf
132496.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.