Шизоанализ в западной социологии эпохи постмодерна (1831-1)

Посмотреть архив целиком

Шизоанализ в западной социологии эпохи постмодерна

Плахов В.Д.

Эпоха постмодерна в западной социологии ознаменована, в частности, появлением нового исследовательского стиля, не свойственного классической и неклассической социологии. Этот стиль отличается комплексностью и нуждается в обстоятельном анализе. В своем сообщении я коснусь только одной особенности этого стиля, которая уже признана и узаконена в научном мире как деконструктивизм. Если говорить кратко, то деконструкция заключается в ломке и пересмотре мировоззренческих и методологических конструкций, созданных классическими научными представлениями, в частности, в рамках марксистской социологии и фрейдистской социологической школы, в особенности фрейдо-марксистской ориентации. Показательным примером деконструктивизма может служить шизоанализ, представленный в вышедшем в свет в 80-е годы ХХ столетия коллективном труде Ж. Делеза и Р. Гваттари "Капитализм и шизофрения" (русский перевод: М.. 1990).

Здесь авторы проводят мысдь, что проникновение в природу бессознательного предполагает отказ от классического -"эдипизированного"- фрейдизма. Бессознательное есть нечто "производящее желание", или "желающее производство". Именно оно и только оно создает (как начало) социальную среду - по словам авторов, "социальное поле в его экономических, исторических, расовых, культурных и иных феноменах". И только в результате такого бессознательного производства конструируются естественные связи индивида с внешним миром и с другими индивидами.

Сопоставляя "производящее желание" и марксово общественное производство, Гваттари и Делез стремятся убедить читателя, что не последнее играет в общественной жизни определяющую роль, а именно первое. Они создают образ "машины желания", органично соединяющей, во-первых, "субъекта", во-вторых, "машину-орган", означающую саму жизнь и производство, и, в-третьих, "тело без органов", в котором воплощены инстинкт смерти (танатос) и антипроизводство. Взаимодействие "машины-органа" и "тела без органов" может иметь вид: перманентного конфликта (1), взаимного притяжения (2), единства и противостояния взаимного конфликтного отталкивания и взаимопритяжения (3). В общественном производстве "тело без органов" на разных исторических этапах принимает вид: "тела земли" - в эпоху дикости (в клиническом варианте - перверсии), "тела деспотии" - в эпоху варварства (в клиническом варианте - параноидального психоза), "тела капитала"- в эпоху цивилизации (в клиническом варианте - невротического Эдипа). В целом все эти три модуса "тела без органов" означают в клиническом варианте шизофрению. Это такое состояние субъекта, когда "машина желания" работает как бы "вхолостую".

Сама же она на перечисленных исторических этапах воплощается в следующих видах социальной организации: "территориальной" (целостность общества обусловлена целостностью земли и производства, а также концентрацией власти в руках "вождей"), "имперской" (целостность общества обеспечивается государством и бюрократией; получившие на этом этапе развитие правовые системы отнюдь не ограничивают деспотизма - это либо "маниакально-депрессивные системы", накладывающие запрет на всякое познание, либо "параноидально-шизоидные системы", распространяющиеся на нетотализируемые элементы социума, в частности искусство [1]) и "капиталистической" (отрицающей все предыдущие виды социальной организации). И если в пределах "территориальной" организации "потоки желаний" кодировались в "жажде власти варвара", а в пределах имперской организации - в "осознанном системном терроре", то в условиях капитализма, когда противоположность общественного производства и производства желаний достигает пика, ситуация меняется. Шизофреник, как пишут авторы, не только представляет собой "прибавочный продукт" капитализма, но и его "пролетария", т.е."могильщика". Капитализм отныне вынужден не только кодировать и перекодировать "потоки желаний", но и декодировать их. То есть речь идет об своеобразном освобождении "потока желаний" от всех установленных культурных ограничений, плодящих шизофреников (по Фрейду). И тут Гваттари и Делез рисуют совершенно необычную картину преобразования общества на путях его освобождения, главную роль в котором играет современное "сжигающее либидозную энергию" искусство - театр, живопись и в особенности кинематограф. Прообразами такого искусства служат романы Пруста и Кафки, живопись Ван-Гога и С. Дали, театр А. Арто и К. Бене и др.

Декодированный субъект, согласно интерпретации создателей шизоанализа, - это индивид, сознательно отвергающий каноны (нормы) общества во имя освобождения своего "производящего желания", т.е. во имя своей человеческой природы, во имя своего естества, а его образуют, как утверждают оба автора, "шизомолекулы". Стало быть, "шизоид" в рассматриваемой концепции - это не "клиническое понятие", а человек, ведущий себя в действительности соответственно требованиям "желающего производства" и только в глазах истеблишмента - "ненормальный" ("шизофреник"). Таким образом, если в основе человеческого поведения, по Фрейду, лежит либидо, то у Гваттари и Делеза - "шизо" [2], некая "желающая ипостась", бессознательное желание производить, также задавленное репресивной культурой и требующее, как и сексуальное желание, удовлетворения. Такой необычный (терминологически "машинизированный") подход двух авторов к решению проблемы человеческой свободы и характера современной цивилизации вызвал обильную критику. Ее главным предметом стала, как обычно представлялась вся ситуация, героизация Делезом и Гваттари социального маргинализма (в просторечии - "шизиков", а у авторов шизоанализа - "революционеров").

Маргинализм как общая (тотальная) идея является своеобразным методологическим остовом исследовательского подхода (стиля) деконструктивизма. Более того, маргинализм можно рассматривать как парафраз деконструктивизма, ибо последний и заключается в ревизии классических социологических канонов. Или, иначе говоря, смещении лигитимированных мировоззренческих и методологических центров, т.е. своеобразных "узлов" теоретических конструкций. И если в маркузеанском варианте фрейдо-марксизма революционной силой общества, освободителем от репрессивной капиталистической культуры выступают "фрейдистский пролетариат", "дропаутмены", то в рассмотренном случае движущей силой социального прогресса объявляются маргиналы - "шизо". И в этом заключается парадоксальность ("пикантность") всей ситуации, как она представлена в постмодернистской социологии.

Примечания:

1. К примеру, творчество С. Дали в рассматриваемой книге описывается как "критическая паранойя".

2. Исследователи творчества Делеза и Гваттари считают, что прообразом этого типа личности служит модель писателя-шизофреника "Арто-Шизо".

Список литературы

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://polit.mezhdunarodnik.ru/



Случайные файлы

Файл
33017.rtf
17912-1.rtf
15091.rtf
34743.rtf
83211.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.