Социогеронтологические теории (1346-1)

Посмотреть архив целиком

Социогеронтологические теории

Альперович В.Д., кандидат философских наук, доцент, зав.кафедрой социальной работы Ростовского государственного университета

Социальные проблемы людей пожилого возраста, их социальный статус, место в современном обществе, в социальной структуре в различных социальных системах, общностях, в собственной семье, взаимоотношения с другими возрастными группами, изменение с возрастом личности - все это еще не стало предметом специальных социологических исследований. Эти проблемы должны рассматриваться особой областью социологии - геронтосоциологией. К сожалению, эта область социологии остается одной ив самых, а может быть самой, забытой и заброшенной и в нашей, и в зарубежной социологической литературе. Практически отсутствуют синтетические исследования, учитывающие имеющиеся достижения в различных разделах геронтологии: социальной политики в отношении пожилого поколения, социальной психологии, социального статуса пожилого человека в сообществах различных уровней, старения как социального феномена. Ясно, что при нынешней демографической ситуации возникает необходимость геронтологизации всего спектра социального знания.

Геронтосоциология относится к так называемым теориям среднего уровня, которые призваны быть связующим звеном между теоретическими и эмпирическими исследованиями. Ассиметричной по отношению к герон-тосоциологии выступает социология молодежи. В обоих случаях важней-шей проблемой является дуалистический подход, но с равными вектора-ми, для группы преклонного возраста - переход от самостоятельности к зависимости. (На ход данного исследования значительное методологическое влияние оказала коллективная монография "Социология молодежи" под редакцией профессора В.Т.Лисовского, С-Птб.. 1996). И для стариков, и для молодежи важнейшими становятся возможности адаптации в новых жизненных обстоятельствах. Геронтогруппа есть специфическая социально-демографическая группа со своими психологическими особенностями, с тягой к ретрокультуре, с глубокой внутренней дифференциацией, определенным делением на подгруппы: возрастные (пожилые, старые, долгожители), территориальные (горожане, сельчане) общественного положения в допенсионном и пенсионном периодах. Классификация социальных проблем каждой социальной группы (и геронтогруппы в том числе) детерминируется ее характеристикой и специфическими особенностями.

Предмет геронтосоциологии предстает в трех уровнях: 1) индиви-да, 2) малой группы, 3) группы социальной структуры. На первом уровне ведутся исследования эволюции личности с наступлением старости, изучается влияние предшествующих этапов биографии и профессиональной деятельности на личностную характеристику пожилого человека, рассматриваются его поведение в адаптационном и постадаптационном периодах жизни, способности к изменению стиля жизни, его реакции в конфликтных ситуациях (прежде воего в вечном конфликте поколений), анализируются изменения потребностей, интересов и ценностных ориентации. На втором уровне исследуется место, роли и функции пожилого человека в производственном коллективе, в сообществе соседей, в кругу друзей, знакомых и родственников, в семье.

Третий уровень исследования рассматривает включенность геронтогруппы в общественные процессы, влияние на политико-знаковые события в жизни общества, проводит анализ государственной политики по отношению к пенсионерам.

Из ныне существующих геронтосоциологических теорий, пытающихся осмыслить феномен старости, заслуживают особого внимания следующие: разъединения, активности, субкультуры и возрастной стратификации. Все четыре теории принадлежат американским социологам.

Теория разъединения (Э.Камина и У.Генри) представляет старение как неизбежное взаимное отчуждение, снижение взаимодействия между стареющей личностью и обществом, ведущее по мере старения к полному дистанцированию. Эту теорию еще называют "теорией освобождения", потому что старение якобы "освобождает" пожилого человека-пенсионера ото всех обязательств перед обществом. Социолог Роберт Ватлер ввел в научный оборот термин "эйджеизм", обозначив этим дискриминацию осуществляемую одними возрастными группами по отношению к другим, предположив, что в наибольшей степени эйджеизм затрагивает пожилых людей. Эйджеивм перекликается с теорией разъединения. Польский ученый Хелена Ивдебская провела собственное социологическое исследование в подтверждение эйджеивма, (об этом сообщает Висьневска-Рошковская в книге "Новая жизнь после шестидесяти" М.. 1989). Опрос, проведенный автором среди студентов РГУ, показал сомнительный характер таких выводов.

Теория активности выступает как альтернативная к предыдущей и предполагающая, что, вступая в старость, люди сохраняют те же потребности и желания, что и в среднем возрасте, и всячески сопротив ляются любым намерениям, имеющим целью исключить их ив общества.

Теория субкультуры (А.Роуз), согласно которой культура становится стержнем, объединяющим людей пожилого возраста, создает особую близость между ними и в то же время обосабливает их от других возрастных когорт. Причем автор теории утверждает, что культура пожилых особая, отличная от культуры всех других возрастных групп. В практическом плане А.Роув предлагал создание поселков, жилых домов, домов-интернатов для пенсионеров.

Ни одна из названных теорий не дает реального представления о феномене старения, каждая из них абсолютизирует какой-то один из возможных моментов. Отчуждения и активность сосуществуют в противоборстве друг другу. Можно предложить такую поэтапную схему: в пожилом возрасте приоритет остается за активностью, в старости - наступает как бы равновесие двух тенденций, то есть то, что Гегель называл примирением противоречий.

Ко времени глубокой старости верх берет отчуждение. Нейл Смелзер ("Социология") выводит специальные коэффициенты зависимости пожилых людей от людей других возрастов. Причем установление хронологических границ не имеет смысла, так как вступление в каждый из этих этапов весьма индивидуален и не подчинен формальным возрастным нормам.

Что касается теории субкультуры, то она не есть какая-то вновь создаваемая культура для пожилых и старых, это та культура, которую они освоили прежде, распредметили ее и считают своей собственной. Она действительно может объединять людей в определенную группу, с привычными нормами морали, поведения, традициями, духовными ценностями. Но так как в группах, предшествующих стареющей нет единой культуры, то и перенос в эту группу какой-то единой культуры - невозможен. С другой стороны развитие культуры есть прерывно-непрерывный процесс и потому культура в большей степени объединяет различные поколения, чем разводит. Не оправдала себя такая теория и на практике, создание равного рода сепаратных поселений для людей преклонного возраста оказалось дорогим и неэффективным занятием. К такому выводу пришли геронтологи в самых разных странах, в том числе и в Соединенных Штатах.

Теория возрастной стратификации. Эта теория предполагает возрастную дифференциацию наряду с социальной, разделяя людей на группы по их образу жизни и материальному положению.

Приходится констатировать, что существующие социологические теории старения в основном представляют собой узкие, ограниченные представления, рассматривающие лишь отдельные аспекты феномена старости, при отсутствии солидной теоретической систематизации.

По нашему мнению, наиболее продуктивными, объясняющими проблемы старения и старости могут быть положения теории символического ин-теракциониэма Джорджа Мида. Прежде всего, привлекает построение концепции на фундаменте идей из различных областей науки. Для социальной геронтологии это идеи из области общей геронтологии, демографии, психологии, медицины, теории и методики социальной работы. Межпредметнооть специфическая черта социальной геронтологии.

Во-вторых, это идея коммуникации, как средства взаимоприспо-собления индивидов, являющегося важнейшим условием существования и развития общества. Для пожилого человека это приспособление: а) к представителям новых, молодых когорт: б) к "обобщенным другим", которые в данном случае выступают как изменившееся общество в целом; в) к самому состоянию старости, то есть к самому себе в новом качестве. С другой стороны, общество должно приспособиться к тому, что значительной его частью являются люди старших возрастов, что его демографическая структура приняла новый вид - "седого общества". Если приспособительные способности стариков вырабатывались веками (Дж.Мид отмечал, что человеческое поведение вообще имеет адаптивный характер). то общество с необходимостью приспособиться к собственной старости столкнулось впервые и во многом оказалось к этому неготовым ни на уровне социума, ни на уровне индивидов. Степень разработанности социальной геронтологии и геронтосоциологии есть опосредованное отражение этой неподготовленности. Мид считал, что в адаптации содержится сила созидания, то есть можно утверждать, что адаптация общества к новой демографической ситуации носит созидательный, стабилизирующий характер. В третьих, положения Дж.Мида о стадийности процесса развития самости. На первой стадии, стадии ролевой игры ребенок идентифицирует себя с тем образом, который ему навязывает или подсказывают родители. На второй стадии, собственно игровой, подросток, общаясь в более широком кругу, получает возможность взглянуть на себя со стороны. Так формируется "меня" и принимаются правила игры. На третьей стадии человек входит в определенную группу, осваивает систему отношений и тем самым определяет свое место в общественной иерархии. Нам представляется, что схему Дж.Мида можно расширить, распространив трехфазное представление на каждый новый этап в жизни человека. Одним ив таких этапов является старость. На первой стадии, еще задолго до наступления реальной старости, человек подспудно "примеряет" на себя образ старика, в общении с людьми старшего возраста, с дедушкой, бабушкой. На второй стадии, в непосредственно предпенсионном возрасте, человек осваивает правила поведения в сообществе пенсионеров - принимает моду, отказывается от прежней моды и привычек, усваивает принятые правила поведения стариков. На третьей стадии, собственно пенсионной, он использует приобретенное на второй стадии, обретает символы старости, адаптируется к новому отношению к себе со стороны окружающих. Важным моментом является своевременность вступления во вторую и третью стадию, чреваты и преждевременность и опоздание. И в том, и в другом случае человек оказывается вне собственной возрастной группы, как бы застревает в переходе. Преждевременное "натягивание" стариковского поведения равносильно раннему старению, запаздывание когда-то остроумно охарактеризовал Цицерон:"Он остался прежним, но прежнее ему не шло".


Случайные файлы

Файл
18835-1.rtf
147303.rtf
176.doc
Передача.docx
121299.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.