Сексуальная революция в России двадцатых годов (30311-1)

Посмотреть архив целиком

Сексуальная революция в России двадцатых годов


З десь может стоит более подробно поговорить об этом важнейшем человеческом чувстве. Как всякое человеческое чувство, чувство стыдливости находится под мощным общественным воздействием. Инстинкт, общественное воздействие, а также личностная интеллектуальная проработка, пусть и не всегда сознаваемая, формируют в человеке определенный “барьер стыдливости”. Общество, исходя из условий и целей, может воздействовать на этот барьер в сторону как повышения, так и понижения. Государство также может своей политикой воздействовать на него, особенно в тоталитарных государствах. Например, политика КПСС с начала тридцатых годов, была направлена на усиление инстинкта стыдливости, на формирование в обществе высокого барьера стыдливости. В то же время сама Октябрьская революция и начальное послереволюционное развитие шло под лозунгами “сексуальной революции”, что включало в себя, в том числе, и разрушение этого инстинкта, понижение барьера стыдливости.

Интересно, что лозунги сексуальной революции в Советской России двадцатых годов вытекали из теории коммунизма, разработанной ее классиками – Марксом, Энгельсом, Августом Бебелем и другими. Эта теория предполагала распад моногамной семьи и переход на удовлетворение сексуальных потребностей в “свободной любви”. Воспитание же детей должно было быть полностью возложено на государство. Виднейшей сексуальной революционеркой первых лет революции была Александра Коллонтай, выдающаяся русская женщина, которая выдвинула известную теорию “стакана воды”, по которой сексуальная потребность есть обычнейшая физиологическая потребность, удовлетворение которой не должно быть ничем осложнено, и сексуальный контакт не содержит никаких особых специфических факторов по сравнению с актом “выпить стакан воды” для удовлетворения жажды. Ясно, что для этого необходимо было резкое понижение барьера стыдливости, почему и сама сексуальная революция двадцатых годов проходила под лозунгом “Долой стыд!”.

Сексуальная революция в России двадцатых годов на сорок лет предвосхитила сексуальную революцию шестидесятых на Западе, связанную с движением хиппи.
Но в начале тридцатых годов вместе с ликвидацией нэпа произошла и ликвидация сексуальной революции. Государство вновь приступило к возведению высочайшего барьера стыдливости, были приняты жесткие меры вплоть до репрессивных по усилению в обществе инстинкта стыдливости.
Это прямо было связано с индустриализацией. Индустриализация потребовала массового скопления людей на самом тесном пространстве в бараках, землянках, общежитиях и т.д., в которых люди проживали семьями буквально бок о бок, друг на друге. И в условиях величайшей тесноты и плотности человеческого общения лозунги свободной любви были более чем неуместны. В такой плотности человеческого существования свободная любовь могла бы буквально взорвать и без того существовавшие в тяжелейших условиях человеческие коллективы. Именно это потребовало как бы выведения секса из сферы общественного и личностного внимания.

Вот почему тридцатые-пятидесятые годы характеризуются полным запретом на сексуальную тематику в средствах массовой информации. Если в середине двадцатых годов в печати свободно обсуждались такие вопросы как “Может ли комсомолец заниматься онанизмом”, то уже в тридцатые годы на всякие вопросы сексуальной тематики был наложен жесточайший запрет, в обществе формировались отношения полного пренебрежения этой сферой человеческого естества.

Чем можно объяснить такое резкое изменение в отношении коммунистических властей к проблемам секса?

Это легко объяснить исходя из принципа сохранения и трансформации человеческой психической энергии.

Во время революции была разбужена гигантская социальная энергия масс, благодаря которой была осуществлена социальная революция, выиграна гражданская война. Окончание гражданской войны поставило задачу канализации этой энергии в другое русло, ведь мгновенно погасить эту энергию было невозможно. И в качестве одного из важнейших способов отвода этой энергии с его разрушительного, военного направления и была предпринята попытка направить ее в сферу секса, ибо секс также требует больших затрат психической энергии, секс одна из самых психоэнергозатратных сфер человеческого бытия. И сексуальная революция позволяла психическую энергию общества, канализация которой в условиях мирного времени на разрушительные цели войны и истребления представлялась уже опасной и ненужной, направить в более безопасный канал сексуальной энергетики.

Но наступило время индустриализации, построения социалистического общества, потребовалось всю психическую энергию общества направить уже на цели построения социализма, на цели участия в строительстве, производстве, науке. И теперь отвлечение психической энергии на секс становилось помехой. Именно поэтому секс и его проблемы были удалены из средств массовой информации, с центра общественного внимания и интереса на задний план, фактически, в подполье. Более того, были предприняты попытки даже саму сексуальную энергетику поставить на службу делу коммунистической партии. В книгах, кинофильмах, искусстве того времени в качестве важнейшей проблемы стал фигурировать конфликт между направлением энергии на построение социализма и ее направлением на секс.

Главный конфликт стал заключаться в том, что истинный строитель социализма полюбил, направил свою сексуальную энергию на лицо, которое является не очень хорошим строителем социализма, и как благодаря сексуальной энергетике и плохой строитель социализма становится хорошим строителем социализма и направляет в результате свою психическую энергию в правильное русло, указываемое партией.
Социализм требовал канализации всей или подавляющей части психической общественной энергии на общегосударственные цели – на дело строительства заводов, освоения новейшей науки, космоса, на оборону страны. Для него было нежелательным отвлечение существенной части этой энергии на частные, негосударственные нужды, каковым являлся секс. Секс был превращен в глубоко интимное, частное дело самих людей, обсуждение сексуальных проблем на общественном уровне было практически закрыто. А для того, чтобы этого обсуждения не было даже и на частном уровне, и требовалось создать высокий барьер стыдливости. Вспомним, что еще десять лет назад у нас практически не существовало самого слова “секс”, на эти темы не издавалась литература, в кино проблемы секса ставились исключительно в связи с любовью и сводились разве что к самым невинным поцелуям. Даже сами граждане в своем частном общении не могли обсуждать эти проблемы ввиду высокого барьера стыдливости. Сами слова сексуальной тематики были общественным табу и целиком лежали в области ненормативной лексики. Вспомним, что когда появилось видео и началось массовое дублирование фильмов с элементами эротики, то возникла проблема, как назвать по-русски само половое действие, которое не имело бы ауры нецензурной брани. Именно тогда появилось слово “трахаться”.

В языке, насчитывающем несколько тысячелетий, имеющим одну из величайших в мире литератур не нашлось слова для определения одного из важнейших и распространеннейших человеческих действий. Даже сами сексуальные отношения сводились к чисто физиологическим действиям без слов. У советского человека не было слов, с помощью которых он мог бы обсудить сексуальные проблемы даже наедине со своим сексуальным партнером. А если использовались какие-то слова, то все они входили в состав ненормативной лексики. И потому столь искренен был знаменитый ответ одной дамы по телевидению “У нас секса нет”. Ответ был полностью верен, в советское время секса как общественного явления не было, секс лежал всецело в индивидуально-интимной сфере.


Список литературы:


1. “Азбука секса”, В. Жириновский, В. Юровицкий.



Случайные файлы

Файл
121646.rtf
8289-1.rtf
166596.rtf
116223.rtf
22895.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.