О секс-терапии (7034-1)

Посмотреть архив целиком

О секс-терапии

Г.С.Васильченко

Устойчивые сексуальные отношения возможны только на здоровой морально-бытовой основе. По опыту Всесоюзного научно-методического центра по вопросам сексопатологии, именно семейные дисгармонии составляют одну из самых частых и наиболее сложных форм нарушений из всех, с которыми приходится иметь дело сексопатологам.

Дезорганизация парных взаимодействий характерна для большинства сексуальных расстройств, а типы этой дезорганизации составляют континуум, сдвинутый в сторону чисто межличностных расхождений по большинству брачных факторов с наименьшей заинтересованностью (или даже невовлеченностью) сексуального фактора. Однако сексопатологу иногда приходится встречаться и с чистыми сексуальными дисгармониями при полной гармоничности физического, материального, культурного и (обычно только на первых этапах) психологического фактора. Хотя расхождения верхних уровней в форме личностных дисгармоний гораздо быстрее приводят к формированию вторичных сексуальных расстройств, чем чисто сексуальные — к рассогласованиям и дисгармонии более высоких, личностных уровней, сексопатолог, прежде всего, обязан в совершенстве владеть приемами реабилитации специфически сексуального взаимодействия, с грубыми нарушениями элементарных сексуальных функций, составляющих основу сексуальных дисгармоний.

Система психофизиотехнических воздействий, нацеленных на сексуальную сферу и позволяющих в минимальные сроки выравнивать грубые нарушения основных сексуальных функций, в настоящее время в ряде стран (прежде всего в США) выделилась в автономную область, именуемую секс-терапией. Такое положение обосновывается тем, что секс-терапевтам быстро (от единичных сеансов до курса лечения в несколько недель) удается ликвидировать такие проявления, как вагинизм (100% успеха к концу 2-недельного курса), ускорение эякуляции (более 80% успеха), недостаточность эрекций у мужчин или отсутствие коитального оргазма у женщин. Если учесть, что в США до выделения секс-терапии сексологических пациентов пользовали главным образом психоаналитики с их баснословно высокими гонорарами, продолжительностью лечения (годами!) и крайне низкой результативностью, то вполне можно попять Джона Гэньона, сравнившего реакцию профессиональных кругов на появление первых секс-терапевтических публикаций с нервозной озабоченностью белокожих руководителей профсоюза водопроводчиков перед фактом просачивания в их ряды негров.

Начало этому направлению положили прогрессивные американские сексопатологи Вильям Мастере и Вирджиния Джонсон, и в свое время в советской литературе были отмечены как положительные черты, так и отдельные недостатки их клинико-терапевтической концепции. В течение десятилетия после публикации первых работ Мастерса и Джонсон секс-терапия не только обрела автономию, но и разделилась на множество кланов, умноживших как достижения, так и недостатки исходной концепции. Основная слабость всех секс-терапевтических школ определяется их симптоматологической направленностью. Сексопатолог при жалобе на ускоренную эякуляцию обязан дифференцировать постабстинентную форму ЕРА от «отраженной» EPR при первичной аноргазмии у женщины и от различных форм простатопатий, синдрома парацентральных долек и других расстройств, для которых характерен этот симптом, а затем в соответствии с выявленным заболеванием выбрать наиболее адекватное строго индивидуализированное патогенетическое лечение. Секс-терапевт, отталкиваясь от упрощенной симптоматологической схемы, применяет претендующий на универсальность секс-терапевтический шаблон. Так, даже Мастере и Джонсон сводят патогенез ускоренной эякуляции к патологическому условному рефлексу, порожденному спешкой и тревожностью, а лечение — к тренировке тормозного условного рефлекса, подкрепляемого безусловной защитной реакцией на болевое раздражение путем сдавления головки полового члена у венечной бороздки (squeeze technique).

Подобный часто симптоматический подход с полным игнорированием синдромологического разнообразия сексуальных расстройств позволяет получить высокий процент непосредственных сдвигов в протекании отдельных сексуальных реакций, но не обеспечивает стойкости терапевтических результатов. Так, Гарольд Лиф, один из самых горячих приверженцев Мастерса и Джонсон, рассказывает о супружеской паре, которую он, исчерпав собственные терапевтические возможности, передал в Сент-Луис. На 11-й день стандартного двухнедельного цикла его уведомили, что супруги впервые за много лет установили регулярные и нормальные половые сношения. Однако через 5 мес. последовала новая вспышка враждебности, и супруги развелись. «В Сент-Луисе нас обучили нескольким хитрым фокусам, — сказала жена, — но на этом не построишь семейное счастье» «В данном случае — заключает Лиф, — мы все потерпели фиаско». Не меньшими просчетами чревато игнорирование психологических аспектов, оттесняемых психо-физиотехиическими манипуляциями, и нельзя не согласиться с Вивиан Кэдден, подвергающей сомнению «успех» от применения: squeeze technique: «Когда жизнерадостный, но быстро эякулирующий супруг превращается в унылого педанта, с тревожной сосредоточенностью обеспечивающего наступление у жены полной сексуальной разрядки, ей не так просто решить — какую версию мужа следует предпочесть».

Симптоматологическая направленность на внешнюю феноменологию при игнорировании внутренних патогенетических механизмов крайне разнообразных сексуальных расстройств, у Мастерса и Джонсон полузамаскированная, редуцируется их последователями до единичных откровенно вульгаризированных стереотипов. Так, один из подобных секс-терапевтических трафаретов в самом сжатом виде сводится к двум следующим этапам: 1) у обоих партнеров (мужчины и женщины) вырабатывается и доводится до внутреннего убеждения (интериоризации) психологическая установка, что обычный коитус является лишь одной из возможных форм интимной близости; эта форма отнюдь не облигатна, другие формы интимной близости не только ничем не хуже, но даже более предпочтительны, так как дают возможность добиться главной цели интимного сближения — взаимного и полного сексуального удовлетворения (игнорируя такие необязательные с точки зрения секс-терапевта аксесуары, как эрекция, интроекция и вагинальные фрикции); 2) партнеры овладевают техникой взаимного мануального раздражения эрогенных зон.

И хотя предельно сжатая формулировка стержневой линии одного из современных американских руководств по секс-терапии, принадлежащая московскому сексопатологу Л. М. Кучерской («Вся секс-терапия — в том, чтобы убедить людей примириться с пользой: мастурбации и обучить мастурбации тех, кто этого еще не умеет»), звучит несколько пародийно, суть данного направления определена вполне адекватно. Подтверждением этому может служить «пособие» для страдающих сексуальными расстройствами, изданное организацией, именуемой National Sex Forum (NSF). Это «пособие» представляет собой щедро иллюстрированную брошюру, состоящую из 32 домашних заданий. Первые задания предусматривают ознакомление с гениталиями собственными и сексуального партнера, затем читателя убеждают в пользе мастурбации (сначала только словесно) и знакомят с различными формами порнографии. После этого в шести домашних заданиях излагаются технические приемы мастурбирования вплоть до «усовершенствования» в производстве шумов, сопровождающих мастурбацию: «2. Употребляйте... рычание, стоны, шепот, запыхавшееся дыхание, визг, вопли, смех;... 5. Испытайте неголосовые шумы, такие, как... свист воздуха, входящего или выходящего из вашего влагалища... Завершается этот цикл упражнениями по орально-генитальному раздражению («At home exercise № 32 — Enrichment through oral sex»).

Как следует из различных образцов секс-терапевтической литературы, ортодоксальный секс-терапевт исходит из того, что люди просто глупы и их нужно наставлять (а то и просто развращать), совершенно игнорируя то, что определенная часть людей страдают клиническими расстройствами и нуждаются в первую очередь не в наставлениях, а в медицинской помощи.

Для того чтобы применять секс-терапию и даже занять самые высокие должностные позиции в современной секс-терапевтической иерархии США, не обязательно иметь врачебное образование: один из составителей цитированного выше «пособия» (он же один из основателей и содиректоров NSF, он же председатель правления и декан Института усовершенствования секс-терапевтов в Сан-Франциско) — преподобный Мак-Илвенна, как это ни парадоксально, теолог.

Однако, как об этом свидетельствует анализ Линды Вулф, секс-терапевтическая кормушка привлекает в США не только отцов церкви, но и квалифицированных проституток, дорогу которым в секс-терапевтический бизнес по иронии судьбы открыли все те же Мастере и Джонсон через так называемых суррогатных партнерш, которые привлекались к лечению холостых мужчин во имя неукоснительного соблюдения принципа парности. В настоящее время в связи с секс-терапевтическим бумом на территории США, помимо нескольких десятков официально зарегистрированных секс-терапевтических институтов и центров клинического, научно-исследовательского или учебно-педагогического профиля, функционирует великое множество приватных секс-терапевтов и среди них проституток, работающих как под наблюдением и контролем дипломированных секс-терапевтов, так и независимо (surrogates working independently). Когда Мастере и Джонсон прекратили подготовку секс-терапевтов, Хартман и Фитиан выдают секс-терапевтические дипломы на пергаменте с золотой печатью (with golden seal and parchment paper) на основании 8-часового цикла обучения и внесения 85 долларов. Владельцы подобных дипломов, едва получив пергамент, открывают собственные курсы. Хотя трудно отрицать, что толковая проститутка может оказаться полезной сексологическому больному, опасность перехода контрольного пакета секс-терапевтических акций к проституткам не могла не встревожить врачей.


Случайные файлы

Файл
5247-1.rtf
2884-1.rtf
103858.rtf
129749.rtf
72236-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.