Роль константинопольского патриархата (23443-1)

Посмотреть архив целиком

РОЛЬ КОНСТАНТИНОПОЛЬСКОГО ПАТРИАРХАТА

Роль Константинопольского патриарха необходимо понимать в контексте соборности Церкви. Вселенский патриарх ни в коем случае не является “главой” Православной Церкви. Он исполняет роль координатора и инициатора общеправославных форумов. Тем не менее, на самих подобных форумах он участвует на равных со всеми остальными участниками правах. В функции Вселенского патриарха входят: инициатива созыва общеправославных форумов, касающихся общецерковных вопросов, координация этих форумов, а также председательство на них. Служение Вселенского патриарха предполагает скорее отдачу и жертвенность, чем особые права и привилегии. Патриарх – служитель единства Православной Церкви. В этом смысле он должен, когда это необходимо, даже жертвовать некоторыми интересами своей Поместной Церкви ради интересов других Поместных Церквей и Церкви в целом. Безусловно, на жертвы в пользу единства должны идти все Поместные Церкви. И все они должны быть готовы скорее отдавать, чем принимать от своих Церквей-Сестер. Однако Вселенский патриарх, в силу своего особого служения, призван к жертвенности и самоотдаче более чем предстоятели других Церквей.

В первые века христианства роль Всецерковного координирующего центра играл Рим. Его служение, которое было именно служением жертвенной любви, предполагало скорее большую ответственность и большую жертвенность и отдачу, чем большую власть. Когда Рим начал понимать свое вселенское служение как большую власть над Церквами, между ним и Восточными Церквами возникли серьезные разногласия. Поскольку Рим настаивал на своем первенстве как первенстве власти, а не любви и жертвенности, Вселенская Церковь исключила его из общения любви. “Грех нравственного братоубийства”, как охарактеризовал его А. Хомяков, стал одной из основных причин отпадения Рима от церковной полноты.

После отпадения Рима роль Вселенского центра начала играть Церковь Константинополя. Хотя она несколько столетий разделяла с Римом служение Вселенского патриархата, с отпадением Рима она стала единственным таким центром. Причины, по которым как Римская, так затем и Константинопольская Церкви были возведены в ранг “Вселенских”, прозаичны и связаны с политическим положением Рима и Константинополя, а именно, что они были “городами царя и синклита”. Так, 28-е правило Четвертого Вселенского собора поясняет, почему они получили особый церковный статус: “Ибо престолу ветхаго Рима отцы прилично дали преимущества: поелику то был царствующий град. Следуя тому же побуждению и сто пятьдесят боголюбезных епископов представили равные преимущества святейшему престолу новаго Рима, праведно рассудив, да град, получивший честь быть градом царя и синклита, и имеющий равные преимущества с ветхим царственным Римом, и в церковных делах возвеличен будет подобно тому, и будет вторый по нем.”

И если Римская Церковь, кроме того что была Церковью столицы Империи, с апостольских времен имела также огромный нравственный и духовный авторитет среди прочих Церквей (конечно, не в силу якобы особой роли в ней апостола Петра, но в силу, прежде всего, множества мучеников, пострадавших там, среди которых и апостолы Петр и Павел), то Церковь Константинополя не имела подобного нравственного и духовного авторитета, потому что селение Византион, на месте которого Константином Великим была построена новая столица, ничем особым в истории Церкви не отметилось. Если даже в особом статусе Римской Церкви Отцы Четвертого Вселенского собора подчеркнули лишь политический аспект, ничего не сказав о нравственно-духовном (тем более о том, что это была якобы Церковь Петра, получившая от него особые права), то тем более исключительно политической была причина возведения Константинополя в статус, так сказать, церковной столицы. Предание об основании этой Церкви апостолом Андреем не обладает убедительной исторической достоверностью и возникло, по всей видимости, с целью придать Вселенскому статусу Константинопольской Церкви кроме политического еще и некое мистическое обоснование. Таким образом, в придании Константинопольской кафедре вселенского статуса Церковь руководствовалась главным образом прагматическими политическими соображениями. Прагматизм лег в основу всей административной организации структуры Церкви. Этим прагматизмом, например, объясняется тот на первый взгляд непонятный факт, что Иерусалимская Церковь – “Мать Церквей” получила лишь почетное пятое место в списке (диптихе) Поместных Церквей (до отпадения Римской Церкви, после которого она переместилась на 4-е место).

Несмотря на то, что Константинопольская Церковь получила свой особый статус благодаря тому, что оказалась в столице вселенской Империи, и после разрушения этой Империи (символической датой падения Империи считается 1453-й год, когда пал Константинополь) она сохранила этот свой статус. Все Поместные Церкви согласны со Вселенским статусом Константинопольской кафедры и теперь.

Список литературы

Николай Иванов. Роль константинопольского патриархата.


Случайные файлы

Файл
83586.rtf
131873.rtf
4635.rtf
115440.rtf
60009.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.