Арес, Афродита, Эрот и Гименей (22462-1)

Посмотреть архив целиком

Арес, Афродита, Эрот и Гименей

Аpec. Бог войны, неистовый Арес,—сын громовержца Зевса и Геры. Не любит Зевс сына. Не будь Арес его сыном, он давно низверг бы его в мрачный Тартар, туда, где томятся титаны. Сердце свирепого Ареса радуют только жестокие битвы. Неистовый, носится он среди грохота оружия, криков и стонов сражающихся, в сверкающем вооружении, с гро­мадным щитом. Следом за ним несутся его сыновья, Деймос и Фобос—ужас и страх, а рядом с ними богиня раздора Эрида и сеющая убийства богиня Энюо. Кипит, грохочет битва, со стоном падают воины, но ликует Арес. Торжествует Арес, когда сразит своим ужасным мечом воина и хлынет на землю горячая кровь. Без разбора разит он и направо и налево.

Свиреп, неистов, грозен Арес, но победа не всегда сопутствует ему. Часто приходится Аресу уступать на поле битвы воинственной дочери Зевса Афине Палладе. Побеждает она Ареса мудростью и спо­койным сознанием силы. Нередко и смертные герои одерживают верх над Аресом, особенно если им помогает Афина-Паллада. Так поразил Ареса мед­ным копьем герой Диомед под стенами Трои. Сама Афина направила удар. Далеко разнесся ужасный крик раненого бога. Словно десять тысяч воинов вскрикнули сразу, вступая в яростную битву, так закричал от боли Арес. Вздрогнули в ужасе греки и троянцы, а неистовый Арес понесся, окутанный мрачным облаком, покрытый кровью, с жалобами на Афину к отцу своему Зевсу. Но Зевс не стал слушать его жалоб. Он не любит сына, которому приятны лишь распри, битвы да убийства.

Афродита. Афродита будит в сердцах богов и смерт­ных любовь. Благодаря этому она царит над всем миром.

Никто не может избежать ее власти. Только Афина, Гестия и Артемида не подчинены ее могу­ществу. Высокая, стройная, с мягкой волной золо­тых волос, как венец лежащих на ее прекрасной голове, Афродита—олицетворение красоты и веч­ной юности. Когда она идет в блеске своей красоты, в благоухающих одеждах, тогда ярче светит солнце, пышнее цветут цветы. Дикие лесные звери бегут к ней из чащи леса, стаями слетаются птицы. Львы, пантеры, барсы и медведи кротко ласкаются к ней. Спокойно идет среди диких зверей Афродита, гор­дая своей лучезарной красотой. Ее спутницы Оры и Хариты, богини красоты и грации, прислужи­вают ей.

Около острова Киферы родилась Афродита, дочь Урана, из белоснежной пены морских волн. Легкий, ласкающий ветерок принес ее на остров Кипр. Там окружили юные Оры вышедшую из морских волн богиню любви. Они облекли ее в златотканую одежду и увенчали венком из благо­ухающих цветов. Пышно разрастались цветы там, где ступала Афродита. Дивную богиню повели на Олимп. Громко приветствовали ее боги. С тех пор всегда живет среди богов Олимпа златая Афродита, вечно юная, прекраснейшая из богинь.

Пигмалион. Афродита дарит счастье тому, кто верно служит ей. Так дала она счастье кипрскому худож­нику Пигмалиону. Пигмалион ненавидел женщин и жил уединенно, избегая брака. Однажды сделал он из блестящей белой слоновой кости статую девуш­ки необычайной красоты. Как живая стояла эта статуя в мастерской художника. Казалось, она дышит; казалось, что вот-вот она задвигается и заговорит. Часами любовался художник своим про­изведением и полюбил наконец созданную им са­мим статую. Он дарил ей драгоценные ожерелья, запястья и серьги, одевал ее в роскошные одежды, украшал голову венками из цветов. Как часто шептал Пигмалион: — О, если бы ты была живая, если бы могли отвечать на мои речи, о, как был бы я счастлив

Но статуя была немая.

Наступили дни празднеств в честь Афродиты Пигмалион принес богине любви в жертву белую телку с вызолоченными рогами, он простер к богине руки и с мольбой прошептал:

О, вечные боги и ты, златая Афродита! Все вы все можете дать молящему, то дайте мне жен столь же прекрасную, как та статуя девушки которая сделана мной самим.

Пигмалион не решился просить богов оживить его статую, он боялся прогневать такой просьбой богов-олимпийцев. Ярко вспыхнуло жертвенное пламя перед изображением богини любви Афродиты; этим богиня давала понять Пигмалиону, что услышала его мольбу.

Вернулся художник домой. Он подошел к статуе и—о счастье, о радость! Статуя ожила! Бьется ее сердце, в ее глазах светится жизнь. Так дала богиня Афродита красавицу-жену Пигмалиону.

Нарцисс. Но кто не чтит златую Афродиту, кто отвергает дары ее, кто противится ее власти, того немилосер­дно карает богиня любви. Так покарала она сына, речного бога Кефиса и нимфы Лаврионы, прекраоД ного, но холодного, гордого Нарцисса. Никого им любил он, кроме одного себя, лишь себя считав достойным любви.

Однажды, когда он заблудился в густом лесу во время охоты, увидела его нимфа Эхо. Нимфа не могла сама заговорить с Нарциссом. На ней тяготе­ло наказание богини Геры: молчать должна была нимфа Эхо, а отвечать на вопросы она могла лишь тем, что повторяла их последние слова. С восторгом смотрела Эхо на стройного красавца юношу скры­тая от него лесной чащей. Нарцисс оглядела кругом, не зная, куда ему идти, и громко крикнул-Эй, кто здесь?

Здесь!—раздался громкий ответ Эхо.

Иди сюда!—крикнул Нарцисс.

Сюда!—ответила Эхо.

С изумлением смотрит прекрасный Нарцисс по сторонам. Никого нет. Удивленный этим, он громко воскликнул:

Сюда, скорей ко мне!

И радостно откликнулась Эхо:

Ко мне! Протягивая руки, спешит к Нарциссу нимфа и;

леса, но гневно оттолкнул ее прекрасный юноша. Ушел он поспешно от нимфы и скрылся в лесу.

Спряталась в лесной непроходимой чаще и отвергнутая нимфа. Страдает от любви к Нарциссу, никому не показывается и только печально отзыва­ется на всякий возглас несчастная Эхо.

А Нарцисс остался по-прежнему гордым, само­влюбленным. Он отвергал любовь всех и многих нимф сделал несчастными. И раз одна из отвергну­тых им нимф воскликнула:

Полюби же и ты, Нарцисс! И пусть не отвечает тебе взаимностью человек, которого ты полюбишь!

Исполнилось пожелание нимфы. Разгневалась богиня любви Афродита на то, что Нарцисс отвер­гает ее дары, и наказала его. Однажды весной во время охоты Нарцисс подошел к ручью и захотел напиться студеной воды. Еще ни разу не касались вод этого ручья ни пастух, ни горные козы; ни разу не падала в ручей сломанная ветка, даже ветер не заносил в ручей лепестков пышных цветов. Вода его была чиста и прозрачна. Как в зеркале, отража­лось в ней все вокруг: и кусты, разросшиеся по берегу, и стройные кипарисы, и голубое небо. Нагнулся Нарцисс к ручью, опершись руками о камень, выступавший из воды, и отразился в ручье весь, во всей своей красе. Тут-то и постигла его кара Афродиты. В изумлении смотрит он на свое отра­жение в воде, и сильная любовь овладевает им. Полными любви глазами смотрит он на свое изоб­ражение в воде, он манит его, зовет, простирает к нему руки. Наклоняется Нарцисс к зеркалу вод, чтобы поцеловать свое отражение, но целует только студеную прозрачную воду ручья. Все забыл Нар­цисс: он не уходит от ручья, не отрываясь, любуется самим собой. Он не ест, не пьет, не спит. Наконец, полный отчаяния, восклицает Нарцисс, простирая, руки к своему отражению:

О, кто страдал так жестоко! Нас разделяют не горы, не моря, а только полоска воды, и все же не можем мы быть с тобой вместе. Выйди же из ручья!

Задумался Нарцисс, глядя на свое отражение в воде. Вдруг страшная мысль пришла ему в голову, и тихо шепчет он своему отражению, наклоняясь к воде:

О горе! Я боюсь, не полюбил ли я самого себя! Ведь ты — я сам! Я люблю самого себя. Я чувствую, что немного осталось мне жить. Едва расцветши, увяну я и сойду в мрачное царство теней. Смерть на страшит меня, смерть принесет конец мукам любви.

Покидают силы Нарцисса, бледнеет он и чувствует уже приближение смерти, но все-таки вы может оторваться от своего отражения. Плачет Нарцисс. Падают его слезы в прозрачные водя ручья. По зеркальной поверхности воды пошли круги, и пропало прекрасное изображение. С страхом воскликнул Нарцисс:

О, где ты? Вернись! Останься! Не покидай меня: ведь это жестоко. О, дай хоть смотреть на тебя!

Но вот опять спокойна вода, опять появилось отражение, опять, не отрываясь, смотрит на него Нарцисс. Тает он, как роса на цветах в лучах горячего солнца. Видит и несчастная нимфа Эхо, как страдает Нарцисс. Она по-прежнему любит его, страдания Нарцисса болью сжимают ей сердце.

О горе!—восклицает Нарцисс.

Горе!—отвечает Эхо.

Наконец, измученный, слабеющим голосом вос­кликнул Нарцисс, глядя на свое отражение:

Прощай!

И еще тише, чуть слышно прозвучал отклик нимфы Эхо:

Прощай!

Склонилась голова Нарцисса на зеленую при­брежную траву, и мрак смерти покрыл его очи. Умер Нарцисс. Плакали в лесу нимфы, и плакала. Эхо. Приготовили нимфы юному Нарциссу могилу, но когда пришли за телом юноши, то не нашли его. На том месте, где склонилась на траву голова Нарцисса, вырос белый душистый цветок—цветок смерти; нарциссом зовут его.

Эрот. Прекрасная Афродита царит над миром. У нее, и у Зевса-громовержца, есть посланник: через нее выполняет она свою волю. Это сын Афродиты Эрот, веселый, шаловливый, коварный, а подчас и жестокий мальчик. Эрот носится на блестящих золотых крыльях над землями и морями, быстрый и легкий, как дуновение ветерка. В руках его—ма­ленький золотой лук, за плечами—колчан со стре­лами. Никто не защищен от этих золотых стрел. Без промаха попадает в цель Эрот, как стрелок он не уступает в меткости самому златокудрому Апол­лону.


Случайные файлы

Файл
96162.rtf
ции.doc
166874.rtf
36114.rtf
151374.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.