Кумб-мела

Раз в двенадцать лет в индийском городе Удджайне становится по-настоящему тесно. Сюда в честь праздника Кумб-мела приезжают миллионы индусов со всей страны, чтобы совершить ритуальное омовение в священной реке Шипра.

Паломники, прибывающие в город Удджайну со всей Индии, занимают места на набережной священной реки Шипры с вечера. Каждый хочет в праздник Кумб-мелы с первыми лучами солнца совершить ритуальное омовение. Полицейские пытаются не допустить давки. Их ли стараниями или благодаря вмешательству могущественных индуистских богов, серьезных эксцессов на празднике в Удджайне не случалось. Некоторые паломники приходят на набережную со свертками и даже чемоданами, в которых хранятся урны с прахом умерших родственников, чтобы во время Кумб-мелы развеять его над Шипрой. Кто-то не выдерживает и совершает омовение ночью. Но основная масса ждет восхода — на набережной или на высоких террасах ашрамов — это своего рода постоялые дворы для паломников. Те, кто не боится пропустить начало праздника, спят вповалку прямо на дворе ашрама.

Раз в двенадцать лет в Удджайне становится по-настоящему тесно. Сюда приезжают люди со всей Индии, чтобы совершить ритуальное омовение на празднике Кумб-мела. Омовение начались еще вчера ночью и продолжаются до сих пор под неугомонный свист полицейских, охраняющих мероприятие. Кстати согласно древней индуистской традиции лучшее время для совершения омовения – с половины пятого утра до девяти. Основная часть праздника начинается в половине седьмого.

Индусы верят, что омовение в священной реке смывает с человека грехи и очищает его душу. Шипра считается священной, потому что она –– младшая сестра «самой священной индуистской реки» Ганга. Войдя по пояс в воду, паломники шепотом произносят про себя главную индуистскую мантру Гаятри и погружаются с головой в воду. Чем больше погружений ты совершил, тем лучше, но как минимум их должно быть три. Многие еще и пьют воду из священной реки…

В основе праздника – миф о кувшине, в котором содержалась вода, дарующая бессмертие. Древние индуистские боги охраняли этот кувшин от демонов, которые хотели заполучить его. Борьба между ними продолжалась двенадцать дней, что соответствует двенадцати человеческим годам. И в процессе этой борьбы четыре капли из этого кувшина упали на землю. Места, в которые они упали, стали священными. Одно из этих мест – город Уджайна.

Река очищает. Возвышает. Просветляет. К берегам Шипры приходят и дряхлые старики и дети. Женщины входят в воду прямо в своих сари. Но есть и такие, кто ограничивается набедренной повязкой.

Сунил, паломник: «Мы приходим сюда, чтобы смыть с себя грехи, которые совершили не только в этой, но и в предыдущей жизни».

К.З.: «Получается, что очистить свою душу от грехов можно лишь раз в двенадцать лет?»

Сунил: «Ну да. Здесь праздник Кумб-мела проходит каждые двенадцать лет. Но есть другие священные города в Индии, где также можно совершить омовение. К примеру, в городе Харидвар Кумб-мела проходит раз в три года».

Полная Кумб-мела, она называется Пурна, проводится раз в двенадцать лет. Следующая за нею (половинная) — раз в шесть, есть такие, у которых цикл — три года… Маха, или великая Кумб-мела, проходит раз в сто сорок четыре года в городе Аллахабаде, стоящем на слиянии Ганга и Джамны!

Эти праздники собирают миллионы верующих, и проблема обеспечения их безопасности встает весьма остро. В Удджайне кроме полиции ею занимаются подразделения армии и специальная служба спасения. Отличить спасателей от паломников можно по ярким оранжевым футболкам.

К.З.: «Я смотрю, вас здесь много. Наверное, часто приходится спасать людей?»

Даржан Дубэ, спасатель: «Не очень. Вчера, например, одна женщина от жары потеряла сознание и упала в воду. Пришлось ее вытаскивать».

К.З.: «Было большая давка?»

Даржан Дубэ: «Да, очень большая.»

Но то что я увидел здесь — цветочки. В 1998 г. на праздновании Кумб-мелы в городе Харидвар в давке погибло около 4 000 человек. Во избежание повторения этой трагедии в городе Удджайне предусмотрены специальные лабиринты. Сначала нужно преодолеть их, а уже после выйти к побережью и совершить ритуальное омовение.

Паломники, уже совершившие омовение, отправляются к священнослужителям — брахманам. Под их руководством они проходят еще несколько обрядов очищения. У ног брахмана символы добра и чистоты — тарелка со освященным молоком, цветочными лепестками и зернами кунжута. Брахман читает мантры, которые паломник повторяет вслед за ним, поворачиваясь после каждой в направлении следующей стороны света.

Паломники очищаются у разожженного брахманом священного огня. Кто-то направляется в один из многочисленных индуистских храмов. Например, в храм бога Шивы, олицетворяющего, в частности, созидательное начало в мире. Не случайно один из его символов — мужской детородный орган, линга, который обвивает священная кобра, оберегающая Шиву от злых духов.

Паломники идут не только к брахманам, но и к гуру, которых тоже немало собирается в городе на праздник. Гуру — это духовный наставник, способный передать другому высшее знание. Нардаманджи Сиддх прибыл в Удджайну, чтобы совершить омовение и поделиться духовным опытом со своими многочисленными учениками и последователями. Для них он больше чем учитель, для них он святой.

Нардаманджи Сиддх, гуру: «Существуют определенные духовные практики, с помощью которых можно достичь просветления. Это йога и медитация. И есть пять препятствий на пути к просветлению: злость, жадность, похоть, властолюбие и гордыня».

В одном ашраме с гуру Сиддхом остановилась Маа Чета Джоти. Родом она из тихой канадской провинции. В юности ей случилось прочесть священную книгу индуистов «Бхагавад Гиту», и это навсегда изменило ее жизнь.

Маа Чета Джоти, аскетка: «Когда мне исполнилось двадцать один, я поняла, что должна отречься от всего. От родителей, от мужа, оставить свой дом, работу, все… и отправиться в Индию».

С тех пор прошло тридцать пять лет. Сейчас Маа Чета Джоти живет в индийском городке Ришикеше. Она целиком посвятила свою жизнь йоги и медитации, стремясь обрести просветление.

Для тех, кто стекается в город на праздник, не важны ни погода, ни условия жизни. Большинство все дни, что длится Кумб-мела, живут прямо на улице. Те же, у кого водятся деньги, останавливаются в ашрамах. Кухня в ашраме довольно аскетичная, вегетарианская. Индусам мясо есть нельзя. Основу, разумеется, составляет рис и всевозможные специи к нему. Сегодня предлагаются традиционные лепешки, которые называются чапати. И козий сыр в шпинате. Вот, собственно, так и выглядит обед… В амшарах даже есть комнаты класса «люкс». В одной из них мне довелось провести несколько дней.

Номер аскетичный. Из мебели только кровать и тумбочка. Имеется пара вентиляторов. Пользы от них, правда, никакой, потому что они просто гоняют теплый воздух по помещению, и прохладней не становится. Молоток зачем-то лежит. Видимо, для того, чтобы чинить вентиляторы. Кровать представляет из себя лист фанеры на четырех ножках, покрытый тонкой подстилкой из ваты. Зато здесь есть раковина, душ и санузел… Есть еще фумигатор — вообще незаменимая вещь. Вода бывает далеко не всегда, поэтому лучше заранее набрать ее в специальный ковшик и тогда умыться можно в любом случае…

А обычные паломники живут под открытым небом… Многие разбивают палатки. На набережной Шипры возникли даже небольшие палаточные городки. Люди жгут костры, используя в качестве топлива сушеный навоз, и пекут рисовые лепешки. Местные торговки снабжают паломников овощами. Рядом расположился меняла – он разменивает бумажные купюры мелкими монетами. Ведь паломник должен подать милостыню каждому попавшемуся у него на пути нищему, да еще пожертвовать деньги в храмы. Парикмахеры тоже на упускают случай заработать, они обслуживают клиентов прямо под открытым небом.

Напротив палаточного городка — лагерь бродячих аскетов, которых называют садху. Это те, кто отрекся от мира и умерщвляет свою плоть ради постижения высшей истины. Всякий индус считает за честь принять в своем доме такого человека, накормить и получить от него наставления. Среди садху есть особая секта аскетов-воинов. Их еще называют нага, или обнаженные. Нага даже одежду не носят, считая ее уступкой плотским желаниям. Разрешены лишь бусы, сделанные из косточек и орехов. Впрочем, часто на них не бывает даже такого, с позволения сказать, наряда и тогда их тело покрывает лишь пепел погребальных костров, которым они вымазываются с ног до головы. Нага живут высоко в горах или джунглях. Питаются исключительно побегами и корешками, пьют только воду. Даже зерно употреблять в пищу они не имеют права. Стричь волосы и бороды – это тоже расценивается ими как непозволительное внимание к собственной плоти. Вообще садху отличаются миролюбием, но нага в прошлом были чрезвычайно воинственны. В память о тех временах многие представители этой секты носят ножи. Медитировать нага помогает чилом. Это смесь табака и чараса, так здесь называют гашиш.

Шрибигамбр Малугири, нага: «Нага становятся обыкновенные люди, разочаровавшиеся в мирской жизни. Большую часть времени мы проводим в джунглях. Там ничто не мешает сосредоточиться на мыслях о высшем. В городах и даже глухих деревнях слишком много суеты. Она отвлекает».

Нага в народе тоже почитаются святыми и к ним часто обращаются с просьбой изгнать злых духов. Мы видели женщину, которую на сеанс к нага привел муж. На том основании, что жена никак не может зачать ребенка, он решил, что она одержима демонами. Нага с диагнозом согласился и назначил лечение – таскание за волосы.


Случайные файлы

Файл
129647.rtf
96013.rtf
130264.rtf
23004.rtf
185635.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.