Психологическая диагностика при эпилепсии (26937-1)

Посмотреть архив целиком

Психологическая диагностика при эпилепсии

Эпилепсия на протяжении многих десятилетий является областью обширных клинических и функциональных междисциплинарных исследований.
   Очевидно, что это – пограничное нервно-психическое заболевание со сложным этиопатогенезом, полиморфной клиникой и весьма неоднозначным прогнозом, несмотря на несомненные успехи лекарственного и хирургического лечения.
   В многочисленных монографиях и руководствах по психиатрии и неврологии детально описываются формы эпилепсии, типы припадков, пароксизмальные и внепароксизмальные нарушения в психической сфере; преходящие и относительно стойкие нарушения познавательных процессов, характера и личности больных, длительно страдающих эпилепсией. Однако даже в ряде известных отечественных монографий по эпилептологии последних лет (Болдырев А.И., 1984; Карлов В.А., 1990; Чхенкели С.А., Шрамка М., 1990) не приводятся результаты психолого-диагностических исследований при этой патологии, хотя и признается их необходимость.
   Последнее обстоятельство, видимо, связано с недостаточным уровнем проникновения идей и методов медицинской психологии в эпилептологию, хотя не вызывает сомнений системный характер нарушений в психической сфере при эпилепсии.
   Между тем эпилепсия как одна из наиболее распространенных форм нервно-психической патологии, связанной с органическим повреждением мозга, уже более 100 лет является областью клинико-психологических наблюдений и экспериментально-психологических исследований. Первые психолого-диагностические исследования приэпилепсии были выполнены еще в конце XIX – начале XX вв. и связаны с именами В.А. Бехтерева, Э. Крепелина, А.Н. Бернштейна и др. В указанных исследованиях изучение сенсомоторных реакций, особенностей внимания и памяти, мыслительных процессов и речи соотносились с клиническими (описательными) характеристиками личности больных, страдающих эпилептическими припадками и их психическими эквивалентами, что позволило проследить причинно-следственные зависимости.
   Прогресс в создании антисудорожных препаратов и хирургического лечения эпилепсии протребовал разразработки более четких и объективных диагностических критериев оценки функционального состояния мозга у больных, локализации преимущественных очагов поражения и определения эффективности различных методов лечения. Впервые комплексные клинические, нейрофизиологические и экспериментально-психологические исследования такого плана стали проводиться под руководством У. Пенфилда в 50-х годах.
   К настоящему времени накоплен большой опыт медико-психологических исследований больных эпилепсией как взрослых, так и детей. Этот опыт обобщен в ряде работ (Вассерман Л.И., 1989), однако их значение неуклонно возрастает. Обусловлено это, как нам представляется, рядом факторов:
   1. Распространенностью эпилепсий в популяции, которая, по данным эпидемиологических исследований, в развитых странах достигает 0,3 – 1,2% и имеет тенденцию к увеличению. По данным экспертов ВОЗ, в мире насчитывается около 50 миллионов больных эпилепсией, что представляет серьезную проблему не только для клинической медицины и здравоохранения, но и для общества в целом.
   2. Расширением и углублением наших знаний об этиопатогенезе, мозговых механизмах симптомообразования в сложной, полиморфной картине пароксизмальных и внепароксизмальных нарушений при эпилепсии, в частности при фокально-кортикальных ее формах: наличие доминирующих и функционально обусловленных очагов в коре и подкорковых образованиях, вовлечение в патологическую цепь симметричных отделов другой гемисферы, наличие ультраструктурных изменений мозга под влиянием гипоксии вследствие припадков в тех мозговых структурах, которые граничат с эпилептическим фокусом и др.
   3. Развитием современных представлений об интегративной (системной) деятельности мозга, которые позволяют по-иному анализировать генез сложных и неоднозначных психических (психологических) феноменов при органических поражениях различных его отделов, в том числе и при эпилепсии. Расстройства психических процессов при эпилепсии, например, могут быть обусловлены не только поражением полушария (или одной из его долей), но и изменением межполушарного взаимодействия, влиянием одностороннего очага на деятельность интактного полушария, а также нарушением взаимосвязи кортикальных структур с лимбическими образованиями и морфофункциональным комплексом ствола мозга.
   4. Связью с рядом биологических и лекарственных факторов, патоморфизмом эпилепсии, ее клинических проявлений, что подчеркивается многими эпидемиологическими исследованиями (Болдырев А.И., 1984; Карлов В.А., 1990, Максутова Э.Л., 1995). Следует подчеркнуть, что в настоящее время наблюдается преобладание относительно нетяжелых форм эпилепсии и в стационарах находится лишь 8–10% всей популяции больных.
   Однако существует около 30% больных, резистентных к медикаментозной терапии, для которых хирургическое лечение является, по-видимому, наиболее адекватным способом компенсации и вторичной профилактики (Чхенкели С.А., Шрамка М., 1990).
   На ранних этапах заболевания, как правило, не наблюдается выраженных психических нарушений, у больных сохранена критика к своему заболеванию (исключая дебют в раннем детском возрасте).
   В литературе последних лет доминирует представление о том, что психические изменения при эпилепсии встречаются чаще всего в форме “пограничных”, неврозоподобных расстройств, астенических состояний, навязчивостей, эффективных расстройств и характеропатий, а не грубых интеллектуально-мнестических и личностных нарушений.
   Последние описываются преимущественно при длительном и прогредиентном течении заболевания. Сам же “эпилептический”, органический дефект у больных эпилепсией является в известной мере функционально-динамическим, при котором важную декомпенсирующую роль играют личностно-средовые взаимоотношения и реакция на болезнь. Другие изменения личности при эпилепсии также не являются выржением необратимого эпилептического дефекта, а зависят в большей мере от констеляции биологических, индивидуально-психологических и социальных факторов, среди которых существенное место следует отвести социальной фрустрированности и эмоциональному стрессу. Факт констатации эпилепсии, не всегда правильное понимание больными и их социальным окружением сущности болезни, ее прогноза, неизбежное ограничение общественными институтами социальной активности больных дезаптирует их в социальном плане и нередко приводит к вторичным (неврозоподобным и психопатоподобным) нарушениям психической деятельности.
   5. Успехи лекарственного и хирургического лечения эпилепсии (включая стереотаксические методы диагностики и коррекции) требуют, в свою очередь, повышения точности и надежности идентификации расстройств познавательной и личностной сферы, как при уточнении первичных (исходных) данных, так и для оценки динамики лечения и социально-трудовой реабилитации больных.
   Значение медико-психологического аспекта изучения эпилепсии связано с развитием общемедицинской концепции реабилитации, внедрением в клиническую практику различных видов психотерапии и социотерапии, психогигиены и психопрофилактики. Это несомненно повышает интерес к социально-психологическим аспектам функционирования больных и специализации лечебных учреждений, привлекает к медицинской психологии особое внимание. Она становится инструментом и средством, способствующим не только позитивной диагностике особенностей психических функций, состояний и личности больных, но и активной коррекции нарушенных систем отношений личности в связи с заболеванием.
   Таким образом, интерес к медицинской психологии в клинике эпилепсии обусловлен как особенностями развития эпилептологии, так и общей теории медицины, ее гуманизацией, привнесением личностного фактора в индивидуальное сознание врачей, который в наибольшей мере отражается в реабилитационном подходе.
   Реализация системной деятельности, называемой реабилитацией и имеющей конечной целью восстановление личного и социального статуса больного, в настоящее время не мыслится без идей и методов медицинской психологии, в которой трудно переоценить роль психологической диагностики.
   Психологическая диагностика понимается нами как широкая система непрерывной оценки больного на всех этапах лечения и реабилитации. Необходимым условием эффективности этой деятельности является определенная иерархия взаимоотношений врача и психолога (не говоря уже об отношениях в системе “врач-психолог-больной”), так как любое исследование личности следует соотносить с данными обследования организма для единой задачи. Реализация такого подхода представляется наиболее оптимальной в том случае, если работа терапевтического коллектива будет опираться на концепцию функционального диагноза в ее приложении к клинике эпилепсии.
   Клинический аспект – компетенция врача, который уточняет тип течения и формы эпилепсии, частоту пароксизмальных состояний, характер психических эквивалентов припадков, особенностей органического поражения мозга (на основе анализа данных электрофизиологической и лучевой диагностики) и сопутствующие заболевания; уровень клинической компенсации, признаки лекарственной зависимости и др.
   

В задачи же психолога входит оценка медико-психологического и социально-психологического аспектов функционального диагноза.

   Первый аспект предполагает необходимость охарактеризовать особенности психических функций состояний и личности больных на разных этапах болезни:
   – структуру нарушенных и сохранных психических функций;
   – внутреннюю картину болезни;
   – коммуникативные свойства личности;
   – способы разрешения конфликтных ситуаций и психологической защиты;
   – уровень притязаний;
   – внеморбидные факторы психологической дезадаптации больных, имеющие стрессогенный характер и др.
   Второй (социальный) аспект функционального диагноза добавляет информацию:
   – о семье больного;
   – о сохранности социальных связей;
   – о трудовых установках;
   – о мотивации деятельности;
   – о специфике ценностных ориентаций;
   – об уровне социальной фрустрированности и др.
   Такой подход, значительно расширяющий и обогащающий нозологический и синдромологический диагноз, позволяет более полно охарактеризовать систему взаимосвязей биологического, психологического и социального уровня в процессе лечения и реабилитации больных. Отражение методами психологической диагностики индивидуально-личностных особенностей больных эпилепсией является важнейшей предпосылкой для разработки адекватной системы психотерапевтической помощи больным и их семьям, условий для социально- трудового приспособления больных, особенно в сложных жизненных условиях, способных привести к дополнительным социально-стрессовым расстройствам.
   Особую ценность представляет психодиагностика на ранних этапах наблюдения больных эпилепсией, когда только формируются основные формы личности. Можно с полным основанием утверждать, что чем меньше тяжесть заболевания (в клинической оценке), ее прогредиентность, тем большее значение следует придавать личностным и ситуационным факторам болезни, представляющим потенциальную угрозу для нарушений психической адаптации больных. Психологическая диагностика при этом должна быть направлена на выявление содержательных характеристик личности – факторов риска психической дезадаптации и, тем самым, на поиск психотерапевтических “мишеней”, опираясь на которые врач совместно с психологом может организовать систему помощи больному в трудной для него ситуации переживания болезни и личностно-средового взаимодействия.
   Так, например, в качестве психотерапевтических “мишеней” могут служить типы личностного реагирования на болезнь (отношение к болезни) больных с разными формами болезни и типами припадков. Наши исследования, проведенные на большом материале, показали, что имеются различия в типах отношения к болезни у больных с первично-генерализованными (общесудорожными) и комплексными парциальными припадками (височная эпилепсия).
   У последних отчетливо преобладает дезадаптивный характер отношения к болезни с формированием астено-ипохондрических проявлений и патохарактерологических изменений, а также других расстройств. Их можно рассматривать как трансформацию личностных особенностей при социальном функционировании в ситуации болезни.
   Негативные эмоционально-личностные компоненты отношения к болезни существенно нарастают и меняют свою структуру при увеличении длительности заболевания, частоты припадков и у больных с клинически выявляемыми изменениями личности.
   В то же время ценностно-ориентационная система (ценностное сознание) больных эпилепсией, рассматриваемая как высший уровень саморегуляции личности, в значительной мере сохранена (сходна с нормой). Глобальной деструкции ценностей-целей в связи с болезнью не наступает.
   Больные сохраняют достаточно высокую идентификацию с макро- и микросоциальным окружением. В большей мере меняются ценности-средства достижения цели, отражая те личностные изменения (преимущественно по органическому типу), которые формируются в процессе болезни.
   Данные примеры, разумеется, следует рассматривать в контексте результатов исследования когнитивной, эмоциональной и поведенческой сферы психической деятельности больных и учитывать при разработке индивидуальных программ психологической коррекции.
   Методы психологической диагностики практически незаменимы для оценки динамики психического (функционального) состояния больных в процессе дифференцированного противоэпилептического лечения, включая и нейрохирургическую коррекцию. Наблюдение и объективный экспериментально-психологический анализ изменений в психической сфере и поведении больных, личностного реагирования на болезнь, лечение и реальную жизненную ситуацию, понимание и осознание ими своего заболевания и отношение к нему, изменения ценностного сознания, социальных позиций и трудовых установок под влиянием лечения – все это чрезвычайно важно для своевременной и направленной психологической коррекции на любом этапе работы с больными, прежде всего, в связи с задачами вторичной психопрофилактики.
   Проблема заключается в том, что клинический, психопатологический анализ состояния больного, субъективные впечатления о динамике личностных изменений больных необходимо дополнять объективно-психологическими, экспериментальными исследованиями с помощью адекватных для этой цели психодиагностических методик, способных воспроизводить полученные феномены и оценивать степень их выраженности. В современных условиях такой подход может быть реализован при создании “банка” клинической и психодиагностической информации о больных на основе использования персональной вычислительной техники.
   Как показывают наши исследования, необходимо умело и тонко сочетать психологическое наблюдение с результатами применения тестовых и нетестовых методик экспериментального исследования. В диагностическом процессе качественные и количественные показатели должны рассматриваться во внутреннем единстве, дополняя друг друга. Задача медико-психологического исследования, как правило, формулируется врачом (или, по возможности, совместно с опытным психологом), но приоритет в выборе методов исследования принадлежит всегда психологу.
   Особенно значимой представляется психологическая диагностика детей больных эпилепсией, так как она способствует уточнению факторов, участвующих в формировании их личности и характера. Прослеживая формирование личности ребенка (подростка) в условиях патологического развития: отношение к нему со стороны микросоциального окружения (семьи, школы), можно более четко представить себе этапы становления так называемого эпилептического характера у взрослых, начиная с детских лет.
   Особенностью психолого-диагностической работы в детской эпилептической клинике является широкое применение игровых методик исследования личности и психологической коррекции поведения, целенаправленная работа с семьей больного ребенка.
   Опыт работы психологов детского психоневрологического отделения Института им. В.М. Бехтерева показывает, что психотерапевтическая работа с детьми, страдающими эпилепсией, должна строиться только на основе учета личностных факторов, конкретных обстоятельств жизни ребенка (подростка), психогенных факторов, характерных для детей в разные возрастные периоды, а также при истинно партнерских взаимоотношениях с семьями больных детей. Значение последнего обстоятельства предполагает также широкое использование методов психологической диагностики и коррекции семьи как малой группы, что неоднократно подчеркивается специалистами.
   Важное теоретическое и практическое значение в изучении механизмов мозга при эпилепсии как междисциплинарной проблемы имеет нейропсихология. Нейропсихологическая диагностика, применение которой в эпилептологии исторически тесно связано с развитием хирургического лечения эпилепсии, решает вопросы топической диагностики очагов поражения мозга в предоперационном исследовании больных, оценивает динамику восстановления специфических и неспецифических компонентов высших психических функций. Специфика нейропсихологической диагностики при эпилепсии заключается в том, что при этой патологии в дооперационном периоде крайне редко выявляются свойственные клинике локальные поражения мозга (травматического, сосудистого, опухолевого генеза), очаговые нейропсихологические синдромы (афазии, агнозии, апраксии и др.). Нарушения высших психических функций выражены, как правило, негрубо и выявляются лишь при использовании тонких сенсибилизированных проб и заданий. Поэтому методики нейропсихологической диагностики при эпилепсии кроме валидности и надежности должны обладать особой чувствительностью к слабоструктурированным расстройствам, быть относительно независимыми от интеллектуального и социо-культурального статуса больных.
   В Институте им. В.М. Бехтерева на протяжении многих лет разрабатываются и практически используются стандартизованные нейропсихологические методики для исследования различных сторон речи, гнозиса, праксиса, ориентировки в пространстве, кратковременной памяти различной модальности и др. При создании многих из этих проб и заданий использовались идеи и методы теории информации и распознавания образов, которые развивают представление о мозге как о системе, воспринимающей, хранящей и перерабатывающей информацию. Введение системы стандартной оценки успешности выполнения заданий позволяет сопоставлять результаты исследования в индивидуальном и групповом аспектах.
   Наши исследования более 400 больных с различными формами эпилепсии показывают, что при сравнении результатов нейропсихологического исследования с данными о локализации (латерализации) инициального эпилептического очага, полученными традиционными для клиники методами, отмечается высокая степень корреляции этих показателей. Так, сопоставление с психопатологической симптоматикой, имеющей топико-диагностическое значение (характер пароксизмов, их психических эквивалентов, протрагированных эпилептических психических расстройств и др.), выявляет совпадение в 77,8 – 86,7% наблюдений, в то время как с неврологическими данными подобное совпадение составляет 59%.
   Колебания зависят от распространенности процесса: более высокая степень совпадений оказалась при этом у больных с относительно изолированными поражениями височных, височно-теменных и лобно-центральных структур (данные компьютерной томографии). Столь же высоким было соответствие по электрофизиологическим данным – 83,3 – 84,6% совпадений, однако в 50% наблюдений очаговая локализация пароксизмальной активности по ЭЭГ может отсутствовать или быть многозначной. Чаще наблюдается гипердиагностика височной эпилепсии – совпадение в 81%. Гиподиагностика имеет место при височно-теменных, височно-лобно-центральных и лобных очагах, которые нейропсихологические методики в отличие от данных клиники выявляют более успешно. Эффективными нейропсихологические методы исследования оказались и при бессудорожных эпилептических пароксизмах.
   В последние годы успешно развивается нейропсихологическая диагностика эпилепсии в аспекте функциональной специализации полушарий с учетом вклада специфических и неспецифических структур мозга, что представляет большой теоретический и практический интерес для изучения закономерностей влияния эпилептического поражения левого и правого полушарий мозга, в частности его височных областей. Известно, что медиобазальные структуры мозга непосредственно связаны с лимбическим комплексом – эмоциональными зонами срединных мозговых структур, что может отражать особенности эмоциональной сферы, поведения и адаптивной деятельности больных в целом.
   Все три аспекта этой проблемы развиваются в лаборатории клинической психологии Института им. В.М. Бехтерева, в том числе применительно к медико-психологическим исследованиям при эпилепсии






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.