Состязательность процесса и суд первой инстанции (13247-1)

Посмотреть архив целиком

Состязательность процесса и суд первой инстанции

Постановка на первое место в системе правовых ценностей человека, как субъекта правоотношений, гарантирование Конституцией РФ соблюдения и обеспечения его прав и свобод государственными органами и должностными лицами, не могло не привести к изменению законодательства, в первую очередь уголовного, и, как следствие уголовно-процессуального. Следом за материальным законом (Уголовным кодексом Российской Федерации) введенным в действие с 1 января 1997 года, с отставанием в пять с половиной лет, а именно с 1 июля 2002 года в действие введен Уголовно-процессуальный кодекс РФ, который, учитывая его прогрессивность и актуальность, тем не менее, нуждается в некоторой доработке. В уголовно-процессуальном кодексе, как и в любой другой отрасли права не могли не найти свое отражение, закрепление и развитие основополагающие, то есть конституционные принципы. Анализируя главу 2 УПК РФ, которая содержит указанные основополагающие нормы и, в силу этого, называется «Принципы уголовного судопроизводства», можно придти к выводу о стройности их системы в целом, но лишь на первый взгляд.

Целью данной работы является краткий анализ соответствия принципа состязательности, закрепленного в ст. 15 УПК РФ, возможности его полной реализации в ходе судебного разбирательства по уголовному делу в суде первой инстанции.

Статья 15 УПК РФ констатирует, что: «уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон». В этой же статье, в ее третьей части содержится указание на то, что суд не является органом уголовного преследования и не может выступать на стороне защиты либо обвинения. Данная статья помещена в главу 2 УПК РФ «Принципы уголовного судопроизводства», то есть положения указанной статьи являются основополагающими, исходящими из Конституции РФ, подлежащими неуклонному соблюдению. Из этого следует, что суд не может самостоятельно, по своей инициативе, заниматься сбором доказательств, как виновности, так и невиновности подсудимого. Перед судом стоит только две задачи, первая из которых заключается в том, что суд обязан создать сторонам условия для возможности реализовать свои права и исполнить свои обязанности и вторая, по определению Бабенко А. и Черкасовой Н., «задача суда состоит в том, чтобы ответить на вопрос о доказанности или недоказанности обвинения».[1] По мнению автора, данное предположение является единственно верным.

Как обязанность, предоставление доказательств по делу полностью возложено на сторону обвинения и, как право, предоставлено стороне защиты, в том числе и в ходе судебного заседания. Следуя закрепленному в уголовно-процессуальном законе правилу о том, что обязанность доказывания лежит полностью и единственно на стороне обвинения, т.е. прокуроре, нельзя не согласиться с мнением наших процессуалистов о том, что «в судебном разбирательстве прокурор осуществляет исключительно функцию обвинения, поскольку надзор в этой стадии невозможен».[2]

Исполняя единственную функцию обвинения, прокурор при состязательности процесса не должен ни в коем случае обладать большими возможностями воздействия на мнение суда, чем сторона защиты. Осуществление этого направления возможно лишь через исключение возможности суду производить следственные действия по собственной инициативе, ограничив проведение таковых действий в ходе судебного разбирательства наличием ходатайства об этом одной из сторон.

Обращаясь к главе 37 УПК РФ мы приходим к выводу о правильности данной предпосылки. Так оглашение показаний подсудимого, данных при производстве предварительного расследования, в ходе судебного следствия может иметь место лишь по ходатайству сторон. Также, данное положение соблюдено в случаях оглашения показаний потерпевшего и свидетеля (ст. 281 УПК РФ). Однако, уже здесь законодатель предусматривает не ходатайство одной из сторон, а лишь их согласие, и, уже в данном случае инициатива оглашения показаний может исходить от суда.

В ряде случаев данный принцип не соблюдается полностью. Так, в статьях 283 УПК «Производство судебной экспертизы», 287 УПК «Осмотр местности и помещения», 288 УПК «Следственный эксперимент», 289 УПК «Предъявление для опознания», 290 УПК «Освидетельствование» законодателем не предусмотрено обязательного наличия ходатайства одной из сторон. По смыслу статей инициатива проведения данных следственных действий в судебном заседании может исходить от суда. Если в статье 283, в 1 ее части, говорится о том, что судебная экспертиза может быть назначена как по ходатайству сторон, так и по инициативе суда, то в остальных перечисленных статьях необходимость наличия ходатайств сторон о проведении этих действий вообще не предусмотрена. Суд самостоятельно, по своему убеждению в их необходимости проводит указанные действия в ходе судебного следствия.

Возникает вопрос, является ли все-таки суд субъектом самостоятельного доказывания, полностью основанного на своем собственном убеждении в необходимости получения тех или иных доказательств по делу, независимо от воли сторон в ходе судебного разбирательства?

Некоторый ответ на этот вопрос можно получить, обратившись к статье 14 УПК РФ, в части 2 которой содержится указание на то, что «бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения». Статья 21 УПК РФ прямо указывает на то, что обязанность осуществления уголовного преследования по делам публичного и частно-публичного обвинения осуществляют прокурор, следователь и дознаватель. Из этого следует, что доказывание виновности обвиняемого и опровержение доводов о его виновности возложено уголовно-процессуальным законом на стороны обвинения и защиты, но никоим образом не на суд. Вместе с тем, осуществляя производство следственных действий в ходе судебного разбирательства по собственной инициативе, суд автоматически превращается в одну из сторон уголовного процесса, то есть защиты либо обвинения, так как от полученных результатов зависит дальнейшая судьба подсудимого. Нельзя исключать возможность того, что, придя к выводу о недостаточности доказанности вины подсудимого, суд по собственной инициативе, то есть при отсутствии ходатайства одной из сторон, путем производства вышеуказанных следственных действий восполнит пробелы предварительного следствия, а затем постановит обвинительный приговор, основой которого будут доказательства вины подсудимого, полученные самим судом. Несоблюдение условий состязательности может привести к выполнению судом не свойственной ему функции, в данном случае обвинения и деформации всей системы Конституционных принципов в уголовном судопроизводстве.

Обращаясь к главе 35 УПК РФ, а именно к статье 240 УПК «Непосредственность и устность», в ее 1 части мы видим, что суд производит судебные следствия только лишь по исследованию доказательств, но никак не по их добыванию по собственной инициативе. На основе произведенного анализа можно придти к выводу о том, что принцип состязательности сторон в ходе судебного разбирательства законодателем соблюден не в полной мере, так как в данном случае, наряду со ст. 15 УПК РФ, нарушается также и ч.1 ст. 1 УПК РФ в которой четко сформулировано положение о том, что «порядок уголовного судопроизводства на территории Российской Федерации устанавливается настоящим Кодексом, основанным на Конституции Российской Федерации».

Приходя к выводу о необходимости ограничения возможности суда производить следственные действия в ходе судебного разбирательства наличием ходатайства об этом одной из сторон, нельзя не согласиться с мнением, что «обращения сторон к суду с просьбой производства процессуальных действий являются юридическими фактами, порождающими процессуальные отношения».[3] Отсюда следует вывод, что при рассмотрении уголовного дела в судебном заседании процессуальные отношения могут возникнуть лишь через обращение сторон к суду, иначе говоря, лишь через заявление ходатайств.

Данная коллизия вполне устранима, внесением в статью 244 УПК РФ «Равенство прав сторон» дополнения о том, что следственные действия в ходе судебного заседания могут производиться лишь по ходатайству одной из сторон, но не по инициативе суда. Следствием внесения такой поправки будет невозможность со стороны суда принятия на себя функций одной из сторон. Рассматривая дело по существу, суд не будет иметь никакой возможности оказать самостоятельную помощь в «выигрывании» уголовного дела одной из сторон путем сбора дополнительных доказательств через проведение следственных действий по своему усмотрению, без наличия ходатайства, то есть без официальной просьбы этой стороны.

Единственным исключением, по мнению автора, может быть назначение экспертизы по инициативе суда при отсутствии ходатайства об этом одной из сторон, в случае необходимости установления обстоятельств, предусмотренных ст. 196 УПК РФ «Обязательное назначение судебной экспертизы».

Пикалов Игорь Алексеевич, доцент кафедры уголовно-правовых дисциплин Курганского государственного университета

Список литературы

1. Бабенко А., Черкасова Н. Суд должен проявлять активность при сборе и исследовании доказательств // Советская юстиция, 1993, № 12. С.11.

2. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. М., 1958. С. 394; Перлов И.Д. Судебное следствие в советском уголовном процессе. М., 1955. С. 103.

3. Люблинский П.И. Новая теория уголовного процесса // Журнал Министерства Юстиции. 1917. № 1. С. 246-247.


Случайные файлы

Файл
124193.rtf
28664.rtf
183976.rtf
61940.rtf
16369-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.