Сложное положение в Югославии (1992-1995 г.г.) (117414)

Посмотреть архив целиком




Сложное

Положение

в Югославии

(1992-95 гг.)


Самая "горячая точка" Балкан Босния и Герцеговина представляет собой преимущественно высокогорную мест-ность с альпийскими лугами и заснеженными вершинами. Сюда съезжались поклонники горнолыжного спорта, люби-тели поохотиться и порыбачить в окружении девственной природы.

Люди поселились в здешних местах задолго до Рождества Христова. Боснией владели римляне, затем - византийцы. Славянские племена пришли сюда в VII веке. В конце XII века уже существовало самостоятельное боснийское государ-ство, основоположником которого был бан Кулин. Турки захватили Боснию в 1463 году и правили до семидесятых го-дов XIX века.

Босния и её столица Сараево "прогремели" по всему миру после раздавшегося здесь 28 июня 1914 года выстрела Гаври-лы Принципа.

Во время второй мировой войны в Боснии проходили са-мые ожесточённые и крупные сражения на югославских зем-лях. Босния и Герцеговина в составе СФРЮ ничем особен-ным не выделялись, занимая 3-е место по населению и терри-тории среди бывших югославских республик. Здесь процве-тал туризм. Удельный вес республики в национальном доходе СФРЮ составлял около 15 %.

Босния и Герцеговина заселена преимущественно предста-вителями двух славянских народов - сербов и хорватов. Упо-требляемый ныне термин "мусульмане" для обозначения не-кой этнической группы многие видные историки считают вы-думкой титовской пропаганды. Мусульмане в Боснии - это те же сербы и хорваты, принявшие ислам во время турецкого ига. Исламизация славян Портой очень поощрялась.

Однако после ухода из Боснии турок православные сербы составляли большинство населения (около 43 %). На долю мусульман приходилось 38 %, а католиков 18.

Накануне нынешних драмматических событий мусуль-манское население преобладало - 39 %. Доля же православ-ных снизилась до 32, процент католиков практически не изменился.

В первые весенние дни 1992 года в Боснии пролилась первая кровь Тогда здесь состоялся референдум о выходе этой бывшей югославской республики из состава СФРЮ.


В плебисците приняло участие только 59 % жителей, обладающих правом голоса. 62 % из них проголосовали за самостоятельное и независимое боснийское государство. Сербская община, а это около трети жителей, бойкотировала референдум и заявила о намерении создать собственную республику. Буквально сразу после обнародования результатов плебис-цита в Сараево было совершено нападение "неизвестных" на сербский свадебный кортёж, в результате чего один человек погиб, а сербский священник ранен.

Через месяц, 6 апреля 1992 года, Европейское сообщество признало независимость Боснии и Герцеговины.

27 мая 1992 года наблюдавший за Боснией мир впервые серьёзно "содрогнулся", узнав о попадании артиллерийского снаряда в стоявшую за хлебом очередь на сараевской улице.

Вскоре после этого появляются сообщения об "этнических чистках", массовых зверских убийствах, создании конц-лагерей, средневековых пытках.

Уже в июне 1992 года в Боснии появляются миротворческие силы ООН, а через два месяца в Лондоне созывается мирная конференция по бывшей Югославии. Мировое сообщество предлагало боснийцам различные варианты урегулирования. Вначале появилось предложение о разделе-нии республики на десять провинций, которое не устроило сербов. Выработанный после этого план создания здесь конфедерации из трёх этнических республик не приняли мусульмане.

Взрыв на сараевском рынке 5 февраля стал как бы новой точкой отсчёта в истории боснийского конфликта.

Благодаря вмешательству России, это сегодня признают даже западные политические авторитеты, бомбандировок сербских позиций удалось избежать. Хотя военные специ-алисты полагают, что бомбовые удары по артиллерийским позициям были бы в данном случае малоэффективны, учитывая крайне сложные метеоусловия. Чтобы нанести сколько-нибудь значительный ущерб сербам, их бы пришлось бомбить недели две.

В последний день зимы западу-таки удалось "поучаствовать" в боснийском урегулировании довольно эффектно.Два современных натовских истребителя расстреляли четыре устаревших учебных самолёта югославского производства. Правда, перед тем как расстреливать, дважды предупредили их о возможной атаке. Кстати, некоторые эксперты сомнева-ются, что пилоты сбитых машин смогли услышать преду-преждение из-за отсутствия соответствующих технических средств связи.

Иностранные военные эксперты практически однозначно признают, что в Боснии и Герцеговине самой боеспособной армией являются вооруженные формирования боснийских сербов. Их армия одерживала победу за победой, и судьба Сараево была предрешена, не случись ультиматума НАТО.

Лучше воевали сербы. В их армии было около 70 тысяч человек. 34 тысячи из этих бойцов раньше служили в кадровых частях югославской народной армии (ЮНА) на территории Боснии и Герцеговины.

Эта армия состояла из сухопутных войск, ВВС и ПВО. Иностраные военные эксперты отмечают, что наиболее сильны у сербов Боснии сухопутные войска. Пять корпусов пехоты при 950 орудиях и миномётах и 240 танках сумели в ожесточённых боях захватить большую (и стратеги-чески важную) часть бывшей союзной республики. Танки у сербов в основном советского производства - Т-54, Т-55. Есть и легендарные Т-34, которые очень хорошо показали себя в боях на пересечённой и в гористой местности. Ещё у сербов в сухопутных войсках есть около 360 БТРов и БМП.

ПВО армии боснийских сербов состоит всего из одного дивизиона зенитных артиллерийских орудий и практически остаётся без работы - с авиацией у мусульман и боснийских хорватов туговато. Военно-воздушные силы сербов - 2 авиаэскадрильи и 18 вертолётов МИ-8. Самолёты, в основ-ном раньше были учебными, их оснастили оружием и пусти-ли "в дело".

Армия боснийских хорватов - самая малочисленная из воюющих в Боснии. В ней, по различным оценкам, 30-40 тысяч человек. Организационно это - 14-16 бригад. В этих войсках - 105-110 единиц бронетехники (правда, есть хорошие современные танки производства Германии -

"Леопарды") и около 800 единиц артсистем. Пушек мало, в основном у хорватов – миномёты.

Боснийские мусульмане выставили на войну более 140 тысяч мужчин. Около 100 тысяч из них - регулярная армия. 40 тысяч бойцов организационно входят в "отряды само-обороны". "Самообороняются" в балканских горах и 7 тысяч добровольцев - мусульман из "дальнего зарубежья". Это граждане Алжира, Ирана, Арабских Эмиратов и т.д.

Несмотря на слезливые заверения журналистов, западные военные эксперты утверждают, что списывать военные неудачи на отсутствие бронетехники мусульманам грешно. У них 220 танков, около 700 пушек, гаубиц, миномётов и больше 250 БТРов и БМП. Добавить к этому ещё несколько вертолётов, стоящих на вооружении мусульманской армии, и можно констатировать - воевать есть чем, причём, на равных с сербами.

Неудачи мусульманской армии эксперты относят на счёт внутренних "разборок" среди лидеров военных формирований. Если боснийские сербы и отчасти боснийские хорваты умеют в нужное время и в необходимом месте собрать свои силы в "кулак", то у мусульман это не получается.

Моральный дух всех участвующих в конфликте армий оценивается высоко: за спиной у воюющих родные дома, родные люди. Сантиментов славяне (независимо от веро-исповедания), увы, не проявляют, поэтому, чтобы выжить надо победить.

Смолкнувшие по договорённости в январе 1995 года пушки к февралю ещё не заговорили. Так что было самое время поговорить дипломатам, политическим и прочим лидерам. Для них объявленное четырёхмесячное перемирие - хороший повод ещё раз вспомнить о том, что боснийская сеча - лишь один из актов общеюгославской трагедии, что вполне возможно повторение уже сыгранных, как и постановка новых. А финал ещё не написан.

Весьма убедительно напомнил об этом президент Хорватии Франьо Туджман, когда отказался продлить мандат миротворческих сил ООН на территории республики.

Распрощаться с носителями голубых касок хорватский предводитель решил, не получив удовлетворения от их усмирительных усилий в Сербской краине - самопровозгла-шённой республике, которую Хорватия считала оккупиро-ванной проживающими там сербами. И хотя уважаемые представители международного сообщества дружно выражали своё неудовольствие поведением хорватского лидера, лидер оставался непоколебим. Не потому, что на самом деле не видел очевидного: как только скроются "голубые каски" за далеко пока не безоблачным хорватским горизонтом, горизонт этот тут же затянется дымом.

Непоколебим президент Туджман был исключительно потому, что попросту блефовал. И когда в разного рода высказыва-ниях торжественно рапортовал о готовности "освободить свою страну силой оружия", практического применения этой силы вовсе не хотел. А хотел напомнить мировому сообщест-ву, увязшему в развязывании боснийского узла, о существо-вании руководимой им Хорватии. О том, что на её террито-рии тоже живут сербы, которые, как и боснийские, стремятся жить по-другому - вместе со всеми сербами бывшей Югославии. Следовательно, великим державам, не заинтересованным в создании Великой Сербии, надобно быть начеку.

Среди великих держав президент Туджман имеет в виду Германию и США - то есть тех, кого считает своими друзь-ями. А надо заметить, что друзья эти сейчас выбились в лидеры югославского урегулирования. Понятное дело, не только из чистых помыслов миротворчества. Нынешний кровавый балканский передел - лишь часть бескровного передела мирового.


Случайные файлы

Файл
3229.rtf
kursovik.doc
125119.rtf
25594-1.rtf
46578.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.