Андрагогика: наука обучения взрослых (110913)

Посмотреть архив целиком

Анатомия толерантности

О. Я. Бондаренко

Сегодня слово “толерантность” стало модным, особенно за рубежом. Но существует ли толерантность на самом деле? Или это не более чем миф, призванный идеологически обосновать западное “общество всеобщего процветания”? Давайте рассмотрим это понятие подробнее. И начнем... с самого начала.

Большой энциклопедический словарь (М., 1987) определяет слово “толерантность” так: “Терпимость к чужим мнениям, верованиям, поведению; происходит от латинского tolerantia – терпение”. Т.е. в основе термина – согласие воспринять нечто (духовное, нравственно-идейное, этико-эстетическое, религиозное) даже в том случае, если это нечто противоречит мировоззренческим установкам самого наблюдателя. Как говорил в свое время Вольтер: “Ваши убеждения мне чужды, но за ваше право их отстаивать я готов пожертвовать жизнью”.

Строго говоря, толерантность нельзя изучать саму по себе, в отрыве от ее первопричины – равенства, знаменитого французского egalite. Равенство в нормальном обществе должно быть первичным, категория толерантности подчинена ему и обслуживает, главным образом, его. Без равенства толерантность теряет смысл, как бессмысленно говорить о терпимости применительно к разгневанному отцу, лупящему ремнем свое напроказившее чадо – в данном случае отец и дитя заведомо не равны, почему и толерантностью в их отношениях не пахнет. Но если равенство есть, то толерантность возникает автоматически. Поэтому ее допустимо рассматривать как методологический инструмент обеспечения равенства, его неразрывную составляющую, обуславливающую само существование равноправия – де-юре и де-факто.

Толерантность есть следствие равенства, его жена, подруга, спутница и т.д. Короче, она – часть сложной системы, именуемой “демократическое общество” и, в свою очередь, является причиной динамического развития этого общества по ступеням эволюции.

Чтобы исследовать толерантность – явление, на первый взгляд, не терпящее математического вмешательства, – достаточно предварительно изучить феномен равенства. А это делается с помощью обычных формул, ибо формула равенства такова: 1=1=1=1=...=1. Если мы допустим, что 1> 1 или 1< 1, то, естественно, равенство здесь уже исключено и как следствие исключена толерантность.

Итак, рассмотрим равенство. Здесь мне придется сделать небольшое отступление к основам философии. Я хотел бы уточнить, статична или динамична по своей природе категория равенства и, в зависимости от результата, строить дальнейшие умозаключения.

Что значит “статичность” или “динамичность” рассматриваемого явления, процесса, объекта? Статичность предполагает его неизменность, данность безотносительно времени и пространства; статичность касается прежде всего содержания, сущности и ей безразличны формы. Например, бесконечность является статичной, ибо не имеет ни начала, ни середины, ни конца, хотя формы проявления бесконечного весьма разнообразны. Статичными являются Бог и материя, энергия (как таковая) и движение (движение вообще, с философской точки зрения, а не как частный акт), взаимодействие (как глобальный физический процесс) и жизнь (жизнь вообще как форма существования и проявления материи), пространство и мысль, познание и истина и много чего другого. Статичность, по идее, – это некий абсолют. Что же касается динамичности, то она всегда относительна, она есть форма воплощения статичного, его конкретная ипостась, ибо как бы ни была хороша абстракция, мы живем в мире конкретных вещей. То есть, говоря о жизни, мы можем утверждать, что она по сути статична, но отдельные формы, которые она может принимать, – динамичны, ибо они появляются, развиваются и умирают. Жизнь нуждается в циклическом проявлении в каждом отдельном организме, она воплощается, и это воплощение суть динамично. Так, статичная энергия может содержать в себе динамичные формы энергии кинетической или ядерной, статичное взаимодействие – динамичные формы взаимодействий электромагнитного, гравитационного, слабого и сильного и т.д. и т.п. Схематически это можно было бы изобразить в виде разветвленного треугольника, исходная точка которого всегда статична относительно других, производных от нее, динамичных уровней – такая схема относится к сфере исследований философской теории единства, единого поля, которой занимаюсь и я, автор данной статьи.

Сделанное отступление понадобилось для постулирования простой вещи: всякая статичная система дискретна, т.е. может принимать лишь целые значения, в то время как всякая динамичная система (субсистема, подсистема, составляющая статичной системы высшего порядка) – непрерывна, т.е., с математической точки зрения, может быть представлена как сплошной, непрерывный ряд чисел или как функция от какой-либо системы координат. Пример дискретности статичной системы Вселенная: существуют ее высший уровень (космос, или макромир), наш уровень, в котором мы живем (мезомир), и уровень элементарных частиц (микромир). Все они соответствуют этажам разветвленного треугольника, о котором шла речь выше. Между этажами (уровнями) постепенного перехода нет, т.е. мы скачкообразно переходим от макромира к мезомиру и от мезомира к микромиру. А это есть дискретность!

Давайте сформулируем правило дискретности таким образом: процесс, на который может быть распространена дискретность, не имеет промежуточных состояний. Так, процесс либо осуществляется (1), либо нет (0). Все или ничего. Или – или, третьего не дано. Это распространяется на все статичные категории, или системы, например жизнь (она или есть, или ее нет), материю (то же самое), энергию и т.д. Правило дискретности в данном случае есть просто другая сторона выше оговоренного правила, или принципа, статичности.

Любопытно посмотреть с этих позиций на категорию истина (правда). По определению, она либо есть (1), либо нет (0). Т.е. либо мы излагаем полностью все достоверные факты (1), либо мы хоть о чем-то умалчиваем и потому порождаем на свет недоправду, промежуточную правду, которой в свете теории дискретности существовать не может (0). Достаточно утаить один факт или подать его тенденциозно – и все здание истины будет стоять как-то кособоко!

Правда, поскольку она статична, есть вполне дискретная категория.

Вернемся к толерантности, вернее, пока к равенству. И определим для себя: статично ли равенство или динамично? В случае, если признать равенство динамичной частью какой-либо статичной системы, то мы вправе оценивать его с позиции непрерывного ряда чисел; как вам понравится идея о коэффициенте равенства, например, принимающем значения 1,2 или 1,67?.. Т.е. 1,2 всеобщего равенства людей или, что еще лучше, один человек равен другому, но равнее его в 1,67 раза?.. Получается нонсенс. И потому, что выше уже была приведена формула равенства: 1=1=1=...=1. И это значит, что категория равенства в принципе не может быть динамичной, т.е. она вечно статична и дискретна по существу: или 0, или 1. Равенство или есть, или его нет. Толерантность или есть, или ее нет. Всякие разговоры о том, что равенство может быть избирательным, приведут нас к сбою в программе, когда мы вынуждены будем оперировать с дробными, непрерывными значениями в тех случаях, когда имеем дело с дискретностью.

Если мы увидим в сегодняшней жизни хотя бы один пример избирательной толерантности кого-то к кому-то, скажем, развитых стран по отношению к развивающимся, то можем сделать однозначный вывод: толерантности в действительности не существует, а существует, вероятно, лишь ее видимость, внешняя оболочка.

Чтобы облегчить нашу задачу, предлагаю ввести понятие точек равенства, или толерантных точек. Это – условное отражение на графике всех ситуаций (социальных, этнических, политических, экономических, бытовых, культурных, научных etc), которые могут быть разрешимы лишь при условии полного равноправия участвующих сторон или, проще, которые требуют однозначного проявления терпимости. Проиллюстрируем это на примере. Допустим, что некий человек N – культурный, цивилизованный, воспитанный, вежливый, развитый, в целом терпимый относится достаточно ровно к подавляющему большинству окружающих его людей: A, B, C, D, ... К подавляющему числу – значит, все-таки не ко всем. Например, к Е он относится плохо, потому что Е – известный попрошайка, пьяница и т.п. Вот как это можно представить на графике:

По вертикали здесь отложен, если так можно выразиться, некий условный коэффициент равенства (egalite) или, если угодно, толерантности (tolerantia); обозначим его Ke/t. По горизонтали – конкретные люди, личности. Жирные точки, стоящие на пересечении значений, указанных по обеим осям, мы и назовем точками равенства, или толерантными точками. Мы видим, что к Е наш герой относится менее терпимо, точка толерантности Е низка. Т.е. если бы мы посчитали среднее значение Ke/t, то оказалось бы, что оно для всех изображенных на графике людей меньше единицы – допустим, 0,85 или 0,9, но не 1,0. А, по условию, Ke/t может принимать лишь два значения: либо единица (вспомните формулу равенства: 1=1=1=...=1), либо не единица. И, следовательно, для N всеобщего равенства нет, если оно не распространяется на Е. Как следствие нет и толерантности.

Если расширить круг знакомых N, то и Ke/t может измениться, но все равно не достигнет своего потолка. На практике даже терпимые люди часто неадекватно относятся к кому-либо отдельно избранному. Тот же N, например, может прекрасно воспринимать своих сослуживцев (их точки толерантности равны 1,0), а вот жене многое не хочет простить из-за неудач в семейной жизни (точка толерантности равна 0,7), не очень-то воспринимает сына из-за того, что тот примкнул к рокерам (0,3), и совершенно не выносит соседа по участку, с которым судится (показатель 0 или близкий к нулю, скажем, 0,05).


Случайные файлы

Файл
34019.rtf
50206.rtf
116996.doc
55304.rtf
65932.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.