Щукино

Местность, на которой расположено "Щукино", заселена людьми по крайней мере более трех тысяч лет назад. Именно к концу третьего тысячелетия до нашей эры относятся неолитические стоянки первобытных людей, обнаруженные археологами. Вблизи речки Химки археологи открыли культурный слой древнего русского селища, датированного учеными XV веком. Село "Щукино", на месте которого в двадцатом веке вырос московский район, впервые упоминается в грамоте московского великого князя Василия Васильевича Темного, адресованной его двоюродному брату Дмитрию Юрьевичу Шемяке. Этот документ датируется 1441-1442 годами. В грамоте говорилось: "А мне, великому князю, тебя держати, как отец мой, князь великий Василий Дмитриевич, держал своего брата молодшего, твоего отца, князя Юрия Дмитриевича в братстве и в чести, без обиды... и жаловати ми тебя... твоею отчиною... так же и тем же, чем брате, яз тебя пожаловал, дал ти есмь в вудел, в вотчину оудел дяди нашего, княж Константинов Дмитриевича, Ржеву и Оугличе, и с волостями, и с селы, и чем, так же и в Московском оуезде села Зарадылье, Сохна, Раменеицы, Усташковские деревни, Щукинская..."

На Москве-реке под деревней "Щукино" был брод, через который шла дорога на Острогино (теперь Строгино) и Троикое-Лыково. Это отразилось на планировке деревни, которая протянулась под углом к берегу Москва-реки со стороны старой Волоколамской дороги, проходившей в то время по линии современных улиц Маршала Василевского и Маршала Бирюзова. В 1701 г. при деревне числился пруд с рыбой и мельница на речке Химке. Население по данным ревизской сказки 1721 г. составило 49 душ мужского пола.

На рубеже следующего, девятнадцатого столетия в "Щукине" насчитывалось 25 дворов и 156 жителей обоего пола. Близ деревни на речке Химке круглогодично работало две мельницы-крупчатки, Верхняя и Нижняя, о трех поставах каждая. Отдельные предприимчивые крестьяне выписывались в купеческое сословие. Среди них были Алексей Иванов с двумя сыновьями, Василий Никитин и др. Однако в Отечественную войну 1812 г. деревня была разграблена и пришла в упадок.

После отмены крепостного права поблизости от Щукина появляются первые предприятия. Московский купец второй гильдии Ефим Хрисанович Белишев устроил на речке Химке небольшую шерстопрядильную фабрику. После революции это предприятие получило название "Красная прядильня", а затем была реорганизована в завод шитых ремней (сейчас на улице Водников у Волоколамского шоссе). Другое небольшое предприятие - красильно-отбельная фабрика была основана инженером Александром Наумовичем Гранатом. Работало на этой фабрике только десять человек, а в 1908 году в результате застоя в делах она прекратила свое существование.

По обе стороны старой Волоколамской дороги в старину располагались леса - Ходынская роща и Большая Всехсвятская роща. Постепенно леса эти сводились и на их месте размещались летние лагеря войск московского гарнизона. На месте прежней Ходынской рощи стояла лагерем 1-я Гренадерская артиллерийская бригада, квартировавшая неподалеку - в Николаевских казармах на Хорошевском шоссе. А на опушке Всехсвятской рощи разместилось лагерное отделение Московского военного госпиталя для военных училищ. В 1897 г. здесь построили деревянную церковь великомученика Пантелеймона-целителя. Эта небольшая церковка напоминала сруб деревенской избы. В 1902 г. к церкви был пристроен каменный придел, посвященный иконе Божией Матери "Скоропослушница".

Здание храма было построено на средства благотворителя И.А.Колесникова. После революции храм закрыли, а деревянную его часть снесли. Ровно через 90 лет после основания, в 1992 г. в день праздника иконы "Скоропослушницы" церковь вновь была открыта.

Часть Всехсвятской рощи, прилегавшая к Ходынскому полю, в начале XX века застраивается дачными домами, заселявшимися в основном семьями офицеров. После открытия в 1908 году на Окружной железной дороге станции Серебряный Бор, дачный поселок получил название Всехсвятский Серебряный Бор.

В советское время часть дачной застройки в роще вместе с устроенным в ней парком отошли к поселку Покровское-Стрешнево, а другая часть, примыкавшая к деревне, образовала дачный поселок "НовоЩукино". Территория бывшего Ходынского поля, переименованного в Октябрьское, вошла в состав Москвы, а деревня "Щукино" осталась в Козловской волости Московского уезда, а позже - Кунцевского района Московской области. В "Щукине" был создан колхоз "Работник". Однако хозяйственными успехами он не блистал. Зато большую славу приобрели пляжи Серебряного Бора, куда после того, как в Покровское-Стрешнево пришел трамвай, устремлялись каждое лето тысячи москвичей.

Существенно изменился вид окрестностей Щукина и вся его жизнь в связи со строительством канала Москва-Волга. Близ Щукина создается уникальный транспортный узел, где можно наблюдать движение на трех уровнях: вверху железная дорога, под ней находится шлюзовая камера канала и под каналом автомобильный и трамвайный туннели. Под ними, в трубах, протекают две речки - Химка и ее приток Чернушка. А ниже проходят туннели метрополитена.

Уровень воды в Химкинском водохранилище на 36 метров превышает уровень Москва-реки. Для спуска судов построены два шлюза, расположенные один за другим. Эти шлюзы №7 и №8 - самые большие на канале. так как они имеют по две камеры и по шесть башен управления. Шлюзы строились очень тяжело. Котлован под седьмой шлюз глубиной в 25 метров отрывался в водонасыщенных плывунах. Тяжелые экскаваторы на железнодорожном ходу порой засасывало вместе с рельсами. Дорога-лежневка к экскаваторам долго не выдерживала и тоже уходила в разжиженный грунт. Требовалось уложить 4,5-метровую толщу бетона на дно будущих шлюзов; для его производства был построен бетонный завод. Транспортеры в утепленных галереях подавали бетон к месту раздачи, и заключенные-каналармейцы в ручных тачках по узким доскам перевозили его в котлован.

Автором архитектурного решения шлюзов №№ 7 и 8 был известный архитектор В.Ф.Кринский.

Окрестности Щукина с их сухими песчаными почвами и здоровыми климатическими условиями в 1930-х годах было решено использовать для создания огромного научного комплекса - Всесоюзного института экспериментальной медицины, под строительство которого отвели участок в 400 гектаров.

Из семи проектов планировки и застройки ВИЭМ выбрали вариант № 6, разработанный выдающимся архитектором Николаем Евгеньевичем Лансере в соавторстве с В.И.Гридиным, Э.Б.Кольби и С.С.Некрасовым. Проект предусматривал строительство 22-этажной соматической клиники, здания для конференций и съездов, музея с научной библиотекой, лабораторного, хозяйственного и жилищного секторов. Перед войной начались строительные работы, но начавшаяся Великая Отечественная перечеркнула планы. В недостроенных корпусах ВИЭМа в 1943 году была размещена Лаборатория измерительных приборов АН СССР (Липан) - центр ядерных исследований, которыми руководил Курчатов. Рядом разместились научные центры-смежники - СНИИП, Институт №9 НКВД. В задачи последнего входила организация исследований, направленных на обеспечение производства ядерных материалов (теперь Всероссийский НИИ неорганических материалов имени академика А.Бочвара). В конце 40-х годов деревня "Щукино" вошла в городскую черту Москвы.

В 1930-1940-е годы застройка прилегающих к "Щукину" территорий была малоэтажной и состояла из небольших ведомственных поселков. Названия новых улиц не отличались разнообразием: от 1-й до 10-й улицы Октябрьского поля. В пятидесятых-шестидесятых годах развернулось массовое жилищное строительство на пространстве Октябрьского поля. Новые улицы получают названия по именам военачальников Советской Армии.

Список литературы

Для подготовки данной работы были использованы материалы с сайта http://all-moscow.ru




Случайные файлы

Файл
111893.doc
27428.rtf
78577.rtf
9855-1.rtf
22150-1.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.