Ургентные ситуации и консультативная помощь (94123)

Посмотреть архив целиком

Министерство образования Российской Федерации

Пензенский Государственный Университет

Медицинский Институт

Кафедра Психиатрии

Зав. кафедрой д. м. н., - ------------------






Доклад

на тему:

"Ургентные ситуации и консультативная помощь"





Выполнила: студентка V курса

Проверил: к. м. н., доцент









Пенза 2008


План


1. Ургентные ситуации, требующие неотложного вмешательства

1.1 Суицид и суицидальные попытки

1.2 Угроза насилия

2. Консультативная помощь и направление пациента

Литература



1. Ургентные ситуации, требующие неотложного вмешательства


1.1 Суицид и суицидальные попытки


Самоубийство стоит на девятом месте среди ведущих причин смерти населения США в целом и на втором месте - в возрастной группе до 24 лет. По-видимому, существуют определенные различия между группами лиц, предпринимающих попытки самоубийства, и индивидуумами его совершающими. Так, среди лиц, совершающих самоубийство, больше мужчин, обычно среднего возраста, живущих одиноко или психически больных. По данным O'Brien, соотношение попыток самоубийства и совершенных самоубийств составляет примерно 40:

1. Пациент ОНП с суицидальной попыткой должен быть тщательно осмотрен и максимально защищен от обстоятельств, способствующих самоубийству, дабы он не перешел из категории пытавшихся в категорию покончивших с собой. Одной из трудностей при оценке состояния лиц, пытавшихся покончить с собой, является типичное представление о том, что мысли о самоубийстве часто возникают в периоды депрессии или обычного понижения настроения, что случается почти у каждого. По данным Paykel и соавт., при выборке из общей популяции суицидальные мысли (о том, что жизнь в последние годы не стоит того, чтобы ее продолжать) возникают лишь у 7,8% лиц. В том же исследовании отмечено, что 2,6% лиц серьезно намеревались совершить самоубийство, а 1,1% - действительно попытались покончить с собой. Как было показано, суицидальные мысли чаще посещают женщин (а не мужчин) и обычно связаны с депрессией, социальной изоляцией, негативными жизненными ситуациями и ранней потерей родителей. Во многих случаях размышления о самоубийстве месяцами предшествуют самой попытке; как показывает последующее наблюдение, суицидальные мысли у многих пациентов сохраняются в течение длительного времени даже после улучшения их психического состояния и личностных взаимоотношений.

Из сказанного следует, что пациент, поступивший в ОНП по поводу суицида, требует к себе (по крайней мере, вначале) самого серьезного отношения. Поведение персонала должно быть достаточно корректным, без проявлений открытого осуждения; следует предпринять необходимые меры предосторожности во избежание новых суицидальных попыток, а после проведения соответствующего лечения тщательно оценить (и задокументировать) риск подобных попыток.

Отношение медперсонала ОНП к пациентам с суицидом должно быть очень внимательным и никак не осуждающим. Тем не менее, негативное отношение к таким пациентам отмечается как на уровне парамедицинского персонала, так и у сестер и врачей ОНП. Подобное отношение еще более усиливает и без того низкую самооценку пациента, что повышает риск последующего суицида и затрудняет установление нормальных контактов с психиатрами и психологами.

На ранних этапах неотложного обследования лица с суицидальными попытками должны рассматриваться как больные, состояние которых в случае неадекватного лечения может привести к внезапной смерти. Решение о предоставлении необходимой помощи и о госпитализации, о переводе пациента в другое учреждение или выписке его из ОНП зависит от целого ряда обстоятельств: от психического состояния пациента, его поведения, социального положения и планов на будущее, а также от известных факторов риска.

Пациенты с диагнозом шизофрении, депрессии или злоупотребления алкоголем или наркотиками составляют группу относительно высокого риска. Так, 10% больных шизофренией рано или поздно кончают с собой. Частота суицида у алкоголиков в 50 раз выше, чем у неалкоголиков; 25% случаев удавшихся самоубийств связаны с употреблением алкоголя. Достаточно высока частота суицидальных попыток со смертельным исходом, а также совершившихся самоубийств у пациентов с депрессией.

Суицидальные попытки чаше бывают неудачными у индивидуумов с личностными расстройствами, обусловленными транзиторными стрессовыми ситуациями. Риск суицида у пациентов с подобными расстройствами выше, чем в общей популяции.

В настоящее время, подавляющее большинство суицидальных попыток связано с приемом тех или иных препаратов в токсических дозах. Препараты, используемые для самоубийства, в какой-то мере сохраняют параллелизм медикаментам, часто прописываемым врачами. Наблюдавшееся в 60-х и в начале 70-х годов учащение суицидальных попыток привело к выводу, что этому способствовала широкая распространенность назначаемых более безопасных психотропных препаратов, их наличие в свободной продаже.

Степень отравления, вызываемого тем или иным препаратом, обычно отражает летальные намерения пациента, а, следовательно, и относительный риск. Таким образом, пациенты с намеренной передозировкой амитриптилина имеют гораздо больший риск, чем лица, принявшие несколько таблеток антигистаминового препарата. Некоторые пациенты, однако, могут оставаться в неведении относительно потенциальной токсичности их передозировки, поэтому врач должен выяснить степень осведомленности пациента и его дальнейшие намерения (в отношении суицида), задав ему такой вопрос: "Не удивляет ли вас то, что вы остались живы после такой передозировки?"

Суицидальные попытки, совершаемые с помощью огнестрельного оружия, повешения или спрыгивания с большой высоты, обычно расцениваются, как очень серьезные и сопряжены с высоким риском повторения в будущем, если только полученные пациентом повреждения не объясняются иными причинными факторами. В ряде публикаций описан так называемый синдром перерезки вен запястья у молодых и привлекательных незамужних женщин. Хотя подобные инциденты часто носят повторный характер, они редко отражают серьезные намерения покончить с жизнью. Такие действия обычно совершаются в состоянии нарастающего нервного напряжения или деперсонализации с последующим психическим облегчением и индифферентностью к повреждению. Исследователи, изучавшие достоверные случаи суицидальных попыток, обнаружили среди таких членовредителей значительное число мужчин, а также немало лиц среднего возраста (как мужчин, так и женщин).

Распространенное мнение, что членовредители составляют группу невысокого риска в отношении совершения самоубийства, опровергается данными, по крайней мере, одного исследования: при последующем наблюдении за подобными пациентами в течение 5-6 лет после первой суицидальной попытки 3 из 19 все же покончили с собой.

При определении суицидальных намерений традиционно целесообразны некоторые демографические характеристики. Как правило, риск успешного суицида повышается с возрастом. Мужчины совершают "успешные" самоубийства в 2-3 раза чаще, чем женщины, тогда как женщины в 2-3 раза чаще мужчин пытаются покончить с собой. Одинокие, разведенные или разошедшиеся вдовые и не занятые работой лица статистически имеют более высокий риск совершения самоубийства, чем семейные и работающие.

Пациент с психозом, который пытается покончить с собой, должен быть обследован психиатром и госпитализирован. Ввиду искаженного или ложного восприятия окружающего такой пациент, охваченный страхом или иными чувствами, может повести себя совершенно непредсказуемо.

Хотя первичной мотивацией самоубийства является уход из жизни, суицидальная попытка может быть продиктована необходимостью совсем другого рода, например настойчивым желанием привлечь к себе внимание родителей или возлюбленного (ной). В подобных случаях при достижении этой вторичной цели риск последующей попытки самоубийства уменьшается.

Однако относительное изменение обстоятельств вряд ли может служить надежной гарантией последующей нормализации поведения пациента.

Возможно, наиболее важной частью оценки пациента с суицидальной попыткой является определение его чувств и мыслей при совершении этой попытки и во время беседы с врачом. Пациент, испытывающий чувство беспомощности, безнадежности, неспособный преодолеть депрессивное состояние и четко выражающий свое намерение уйти из жизни, безусловно, имеет высокий риск суицида. Если пациент продолжает выражать такие чувства во время беседы с врачом, то необходимость в неотложной консультации с психиатром становится вполне очевидной. Некоторые пациенты, однако, находят иные эквиваленты самоповреждения, которые способствуют психологической разрядке, например крик, беседа с другом или употребление алкоголя. При этом они расценивают свой поступок как фатальный. На вопрос об их чувствах во время суицидальной попытки такие пациенты могут сообщить о злости или мести. Переживания и чувства, которые обычно указывают на хороший прогноз во время беседы пациента с врачом, это злость, сожаление и озабоченность. Пациента, сидящего спокойно и отказывающегося предоставить врачу дополнительную информацию, следует отнести к группе высокого риска, пока не будет найдено другого объяснения такой молчаливости.

Чувство безнадежности, по-видимому, является одним из наиболее точных индикаторов долговременного суицидального риска у пациентов, когда-либо госпитализированных по поводу депрессии. Лица, выражающие безнадежность, беспомощность или моральное бессилие, имеют высокий риск серьезных суицидальных попыток.


Случайные файлы

Файл
CBRR1524.DOC
referat.doc
97432.rtf
20277-1.rtf
TCP-IP.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.