Причины, влияющие на продолжительность жизни (23216-1)

Посмотреть архив целиком

Причины, влияющие на продолжительность жизни

Личностно-социально-психологические и этнопсихологические факторы долголсителъства. Выделяются две группы фак­торов, действующие на социальном и индивидуальном уров­нях. Социально-психологические особенности определяются традиционной культурой небольших более или менее одно­родных в антропологическом отношении этносов. Но, как уже упоминалось, носителем долголетия является не этнос как та­ковой, а некоторые его гипотетические черты, способствующие долголетию, но не являющиеся исключительной его особенно­стью. Эти черты создают особый психологический климат, ког­да обеспечивается высокое уважение старикам-долгожителям, им придается реальная или номинальная власть (геронтокра-тия). Выше уже обсуждался вопрос об особенностях психологи­ческих типов долгожителей на индивидуальном уровне.

Трудовой фактор. Типично раннее начало и позднее окон­чание трудовой деятельности долгожителей. По материалам, собранным в Абхазии, почти все долгожители продолжали работать (93%), их трудовой стаж нередко превышал 60 лет. Занятия характеризуются постоянством и умеренностью на­грузок с обязательным послеобеденным отдыхом. Работающие долгожители сохраняли хорошую двигательную активность. Показатели выносливости были наибольшими у мужчин: 75— 79 лет и соответствовали уровню 20—29-летних. Отмечается, что у женщин выносливость была даже больше, чем в молодо­сти. Но у мужчин и женщин — долгожителей она была наи­меньшей. Время реакции у долголетних (80 лет и старше) сопоставимо с этим показателем у молодых. Долгожители характеризовались высокой степенью уравновешенности не­рвных процессов.

Продолжительность жизни мужчин и женщин. Половые различия (диморфизм) в продолжительности жизни существует у различных животных (насекомые, рыбы, птицы, млекопи­тающие). У многих видов и, прежде всего, у человека, женс­кие особи живут дольше мужских. У человека на эти биоло­гические причины накладываются и социально-экономичес­кие (в том числе, вредные привычки — алкоголизм, курение, травмы и другие).

Средняя и наибольшая продолжительность жизни больше у женщин и в развитых, и в менее развитых странах. Исчерпы­вающего объяснения этому факту пока не предложено. Сред­няя разница в длительности жизни мужчин и женщин со­ставляет от 2-х до 9-ти лет. Она определяется биологическим компонентом смертности, зависящей от возраста, тогда как ее так называемый фоновый компонент, зависящий от других причин (несчастные случаи, острые инфекции и т. д.), обыч­но одинаков у мужчин и, женщин. В литературе приводятся следующие цифры (Урланис, 1974); в возрасте 20—24 года смертность мужчин превышает женс­кую смертность в 2,87 раза; в 30—34 года — в 3,07 раза и в 50—54 года — в 2,4 раза. В то же время на весьма представи­тельном материале получены данные, что здоровье долголет­них женщин (свыше 80 лет) было хуже, чем у мужчин. Про­исходит как бы отбор самых здоровых мужчин вследствие их более высокой смертности, женщины же хотя и достигают долголетия в относительно большем числе, но обладают гру­зом перенесенных и приобретенных заболеваний.

Половой диморфизм существует и в частоте и особенностях течения многих заболеваний. Это было показано в клинике, а также в экспериментах на животных. Так, у мужчин атерос­клероз начинает раньше прогрессировать, раньше наблюла-, ются и грубые нарушения кровоснабжения сердца и головного мозга. Смертность мужчин от инфаркта миокарда в 40—49 лет 1 в 7,4 раза выше, чем у женщин, а в 50—59 лет — в 5,5 раза. Д В более старших возрастах (60 лет и более) разница меньше — в 2,4 раза. Предполагается, что это можно связать с изменением гормональной ситуации — «защитной ролью» женских 1 половых гормонов, в том числе, и у мужчин, тогда как защитная функция мужских гормонов значительно слабее. Выска-1 зывается предположение, что большая устойчивость женщин к стрессу и возрастным нарушениям регуляции связана с по­стоянной «тренировкой» организма из-за периодических из­менений нейро-эндокринных ритмов в овариально-менструальном цикле.

Половой диморфизм существует и во многих характеристиках жизнедеятельности организма (артериальное давление, работа сердца, легочная вентиляция, содержание ряда гормонов, белков, липидов и другое). Они также могут объяснить, различия в продолжительности жизни. В свою очередь, социально-экономические факторы могут углублять или сглаживать эти различия.

Средняя продолжительность жизни и различия между мужчинами и женщинами в этой характеристике обнаруживают этно-территориальную изменчивость. Минимальные значения сред­ней продолжительности жизни встречаются в некоторых стра­нах Африки и Азии, максимальные — в ряде европейских странах, особенно, на севере Европы, например, в Швеции, где видимо сравнительно слабо выражен и половой диморфизм.

Очень сильно выражены половые различия в продолжитель­ности жизни в Финляндии, где наблюдается высокая смерт­ность мужчин от сердечно-сосудистых заболеваний. У них отмечен мировой максимум посодержанию в крови холестери­на и пониженное содержание веществ, препятствующих свобод­но-радикальному окислению.

Также существует ряд психологически-социальных причин, по разному влияющих на продолжительность жизни разных полов.

Для мужчин важна продолжительность жизни отца, для женщины - матери.

Для женщин социальными факторами долголетия: удовлетворенность сексуальной жизнью, наличие семьи и детей.

Для мужчин - удовлетворенность карьерой.


Долгожительство и этнос. Среди долгожительских групп фигурируют определенные этносы (народности), хотя как уже упоминалось, индивидуальные генотипы распространены зна­чительно шире и встречаются почти везде. В то же время в отличие от долгожительских популяций этнос, как таковой, не является носителем долгожительства, так как в пределах одного и того же этноса популяции могут быть как долгожительскими, так и недолгожительскими. Все же предполагает­ся, что в этносах с четким наличием долгожительских попу­ляций существует некий комплекс черт, способствующих долгожительству. Можно проиллюстрировать это на примере аб­хазов, в фольклоре которых изучение долгожительства и пред­ставления о нем играют важную роль.

Мужчины и женщины долгожители занимают немало места в абхазских сказках, легендах, мифах, народном эпосе и т. д. Таково, например, предание о древнейших обитателях края — племени Курынв, отличавшихся необыкновенным долголе­тием. Особое место в творчестве многих кавказских народов принадлежит и героическому эпосу о нартах, являющемуся древнейшим памятником фольклора. Абхазские нарты — не­победимые герои, дети одной матери, их отец — великан, могучий престарелый пахарь. Матери, видимо, не менее 150 лет (у нее было 99 сыновей и одна дочь), но она вечно молода и играет в эпосе основную роль. Это носительница се­мейного начала, обладающая даром предвидения.

Огромна в фольклоре роль старейшин, она отчетливо про­являлась еще до сравнительно недавнего времени в обществен­ной жизни народа. Своеобразна возрастная периодизация аб­хазов. Ее называют «категориальной», а не хронологической. Для каждой категории описаны свои социальные роли, но сами возрастные пороги четко не фиксированы. Например, катего­рия молодого человека — от 18 лет до женитьбы, или девуш­ки от 15—17 лет до замужества. Несколько шутливый отте­нок имеет категория немощного старика, впавшего в детство. Вместе с тем, предполагается связь долгожительства с высо­ким социальным положением в обществе и семье. Существо­вание совета старейшин, куда обычно входили главы семейств, , также способствовало развитию культа предков и почитанию «живых предков». Тем самым создавался бытовой, мораль­ный и психологический климат, помогавший самоутвержде­нию старейшин. Старейшины (обычно люди старше 50—60 лет) руководили всей хозяйственной, общественной и идеоло­гической жизнью групп.

Своеобразная черта уклада — «социальная импликация» («подразумевание») долголетия влиятельного и ценного чле­на группы. Это сформировавшееся в абхазском этносе поня­тие «настоящего старика», которое в дальнейшем могло быть уже достаточно не зависимо от реального биологического дол­голетия. Получалось некое «социальное долголетие» — возве­дение в статус долгожителя — глубокого старика — людей, еще далеко не достигших этого возраста. Этнологи считают «социальное долголетие» самостоятельным этнокультурным феноменом, который в своей дальнейшей эволюции подчиня­ется социальным закономерностям. В целом перечисленные выше особенности уклада содействовали престижу старости и активному долголетию. В истории народа это был интуитивно найденный путь к продлению человеческой жизни.

Антропологическое изучение самих долгожителей весьма затруднительно из-за их малочисленности, возрастных дефор­маций фигуры, дефектов осанки и т. д. По сути, отсутствуют и вполне корректные антропометрические нормативы для лиц старше 90 лет. Сравнение возрастных изменений скелета у детей и взрослых из долгожительских и недолгожительских семей не показало наличия между ними достоверных разли­чий. Это дало основание предположить, что носителем специ­фических свойств долгожительства является вся популяция, продуцирующая долгожителей (Павловский, 1987). Поэтому наряду с обследованием самих долгожителей и их родствен­ников большое значение придается изучению морфо-функционального статуса всей этно-территориальной группы, в кото­рой существует высокий процент долгожителей, то есть, долгожительской популяции.


Случайные файлы

Файл
prognoz.doc
159097.rtf
72992-1.rtf
35143.rtf
38275.doc




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.