Место жанра эмблемы в эпохе барокко (70464)

Посмотреть архив целиком

В эпоху барокко одним из важнейших жанров, который предельно выражал основные особенности искусства того времени, в котором, как в фокусе, собирались и перекрещивались идейные устремления и художественные тенденции эпохи, был жанр эмблемы. Остановимся кратко на истории его формирования, которое началось, в первую очередь, благодаря иностранным сборникам, речь о которых пойдет ниже, но этот жанр, тем не менее, скоро завоевал признание и в странах славянского мира. Одной из форм, предшествующих эмблеме, были «отличительные значки» (итал. emblema), прикреплявшиеся к щитам, шляпам, оружию, которые получили распространение около ХIУ в. в Бургундии, а затем в Италии. Намекая на имя носителя, его дамы или задуманного предприятия, они, в отличие от родовых гербов, служили индивидуальным деталям и снабжались девизами. Ими обзаводились не только рыцари и придворные кавалеры, но и епископы, банкиры и кабинетные ученые. Их заказывали художникам и поэтам. Складывалась поэтика жанра эмблемы и появлялись посвященные ему трактаты, среди которых наиболее известен «Диалог» Паоло Джовио. По его словам, эмблема, телом которой служит изображение, а душой слово (надпись, девиз), должна сохранять между ними добрую пропорцию. Она не должна быть такой темной, чтобы для ее истолкования потребовалась Сивилла, но и не столь очевидной, чтобы ее мог уразуметь каждый плебей. Изображение должно быть приятным для взора. Для него могут послужить звезды, солнце, луна, огонь, вода, цветущие деревья, инструменты, редкостные звери и фантастические птицы. Не следует изображать человеческие фигуры. Девиз должен быть кратким. Его надлежит избирать на другом языке, чем язык носителя.

Структуру эмблемы стала составлять «триада», придававшая ей композиционное единство: изображения, надписи или девизы к эпиграмматической подписи. Изображение предлагало зрителю какой-либо предмет или сочетание предметов (как правило, не более трех). Обычно это были растения, животные, орудия различных ремесел, утварь, музыкальные инструменты, а также явления природы (морская буря, радуга и др.), исторические, библейские и мифологические фигуры и сцены. Над изображением, а иногда и в его поле помещался девиз или краткое изречение на латинском, реже — на греческом или другом языке. Подпись состояла из короткого стихотворения, написанного для этого случая, или стихотворной цитаты. Позднее к ней пристраивался прозрачный учено-литературный комментарий, содержавший пространное толкование эмблемы, исторические примеры и параллели, что отвечало пристрастию к эрудиции барокко. Изображения и девизы отличались сложностью и изысканностью. На них можно было увидеть мифологические - чудовищ, монстров, кентавров, химер, странные сочетания предметов и образов. Они то и дело требовали пространных объяснений, с которыми не всегда справлялась подпись. Так, в «Эмблематике» Гадриана Юпиуса на одном изображении помещены рядом старец и дитя, рыба, сокол, и «ужасная лошадь», обитающая в Ниле. Все вместе «согласно мудрости египтян» должно означать: «Бог ненавидит бесстыдство». Мальчик и старец знаменуют, что это положение относится ко всем возрастам, а все остальное отнесено за счет толкования надписи в Саисе (со ссылкой на Плутарха). Значение эмблемы, «умственный образ» не был строго фиксирован. Он отличался динамичностью, мог быть многозначен, хотя в значительной мере связан традицией. Так, одно и то же изображение приобретало различный смысл при разных девизах и даже с одним и тем же девизом в различных сборниках, о чем можно узнать из поясняющей подписи. В русской традиции, например, изображение Фаэтона могло служить символом безрассудства, означать неразумного правителя, предостерегать от опрометчивости в любви, символизировать непомерную гордыню. Несмотря на многообразие изображений и девизов в эмблематике, несложно выделить среди них часто повторяющиеся, популярные, переходящие из сборника в сборник. Таково изображение зеркала. Оно связывается с представлениями о неизбежности смерти(характерного барочного мотива) как у Коваррубиуса, на одной из эмблем которого пзображея скелет перед зеркалом с девизом «Он узрел самого себя и пошел дальше». Подпись поясняет: «Мысль о смерти — истинное зеркало жизни». Зеркало служит эмблемой самопознания и в то же время имеет «мирское», чаще всего дидактическое значение. Спиритуалистическим представлениям, связанным с зеркалом, в еще большей мере отвечает стеклянная, хрустальная или иная сфера, смутно и искаженно отражающая предметный мир. С ней соединяется и представление о свете и чистоте как атрибутах бога. Еще один устойчивый образ — мыльный пузырь, который скоро лопается и память о котором исчезает, олицетворяет человека, ибо жизнь его так же скоротечна, особенно человека гордого и тщеславного. Уподобление это, известное еще античности означает также весь мир, испорченный, непрочный, иллюзорный: «Жизнь исчезает, как мыльный пузырь, и, как цветок, увядает». Итак, эмблема, опирающаяся на мир реальных представлений, обязательно отягчалась этическими требованиями, поддерживаемыми житейской мудростью или религиозными правилами. Она получает религиозно-философское и дидактическое осмысление. С ее помощью умозрительное и отвлеченное, невещественное и фиктивное делается «наглядным», запечатлевается в сознании.

Изображение могло быть взято из мира обыденных вещей и могло быть фантастическим. Иногда оно могло отсутствовать. Так, в книге Г. Ф. Харсдерфера описывается черный щит с надписью «Ни одно изображение не сравнится с моей скорбью». Было известно изображение пустого щита, на котором могли быть помещены слова «Скоро начертает удача». Нередким было собрание эмблем в виде каталогов символов, так называемые библиотеки символов. интересно, что существовали эмблематические сборники, лишенные изображений, как популярный в Польше сборник Ю. Доманевского и, видимо, сборник Ст. Лоховского. Смысл эмблемы не заключен в самом изображении, как в иероглифе. Этим она отличается от различных малых систем с условным языком изобразительных символов, используемых в астрологии, алхимии п пр. Точно так же она не является ребусом, где осуществляется простая подстановка значений. Затейливые ребусы, пользовавшиеся успехом в период маньеризма, выделялись в эмблематических сборниках в особый раздел — энигматику, включавший своего рода «эмблематическую смесь», объединявшую родственные, жанровые разновидности. Изображения, помещенные в одном сборнике, могли быть однородными, как в собрании эмблем нюрнбергского врача И. Камерария , где все эмблемы заимствованы из флоры и фауны и связаны с легендами и представлениями о них. Эти представления восходили к античным источникам, средневековым «физиологам» и Бестиариям». Среди эмблем этого сборника орел, с открытыми глазами летящий к солнцу, пеликан, кормящий своих птенцов собственной кровью, живородящая гадюка, детеныши которой прогрызают ее чрево, выходя на свет, хамелеоны, страусы, райские птицы, пчелы и множество других, в том числе и мифологических, существ (феникс и др.). Классифиицированньие по родам изображений, они представляли обильный материал для метафорических осмыслений. Эмблематика сохраняет историческую связь с иероглификой, частично унаследовав от нее готовый реквизит изображений и некоторые традиционные метафорические соотношения, известные со времен глубокой древности, как например, изображение журавля, стоящего на одной ноге с камнем в поднятой лапе (чтобы, когда он задремлет, упавший камень его разбудил ). Бытовало мнение, что изобразительные средства превышают по своей силе словесные, что и вызывало обращение к эмблеме и жанрам, связанным с ней. В русской поэзии рубежа эпох представлена типичная для славянского шире — западноевропейского барокко медитативная, религиозно-философская лирика с характерными для нее темами ничтожности земного существования, размышлениями о судном дне и конце всего сущего. Поэты барокко любят писать об эфемерности бытия. Ощущение бренности создается перечислением того, что недолговечно и преходящеi “Мир — это пыль и прах, мир — пепел на ветру, / Всё бренно на земле. Я знаю, что умру Э’* [Андреас Грифиус. “Всё бренно. . .“, 183. С. 242]. Поэтическую рефлексию чех Ш.Ломницкий выразил в образе жзньискчь “Мы пролетаем как искры по свету — / Только что были и вот уж нас нету’**

Появились специальные сборники эмблем, и первым из них была «Эмблематика» Альциата. Она сразу стала одной из самых популярных книг ХУI---ХУII вв. и выдержала впоследствии более 150 изданий на различных языках. Первоначальное число изображений (98 гравюр на дереве Порга Ерея), дополненных в переработанных различными художниками, достигло 211, но общий тип книги неизменно сохранялся. Она настолько отвечала требованиям времени, что вскоре вызвала многочисленные подражания, а сам Альциат получил прозвище «отца эмблематики» он придавал своему сочинению прежде всего прикладное значение. Его произведение прожило долгую жизнь, трансформируясь в поэзии и живописи, архитектуре, положив начало нескончаемому ряду эмблематических сборников ХУII—ХУIII вв. Развитие жанра эмблемы не было не замечено славянскими литературами. Произведения эмблематического характера, предшествующие сборнику Альциата, сам сборник Альциата и выходившие вслед за ним быстро распространились в Польше, Чехии, в России, на Украине. Например, автор дидактического сочинения «Мир с богом человеку» (Мир человеку с Богом, или покаяние Святое примиряющее Богови человека, учением от Писания Святого и Учителей Церковных собранным, напечатана в Киево-Печерской Лавре 1669 г. в лист. В сей книге есть несколько и непристойных толкований, а в Главе о позволенных и непозволенных степенях родства в браках, многое несходное с правилами Кормчей Книги. По сему-то Указом Св. Синода 1766 года запрещено ссылаться на книгу сию в решении степеней родства и дел брачных) И. Гизель (Киев, 1669) сравнивает назначение своей книги с назначением изображения страшного суда, истканного на златой завесе, как оно объяснялось Кириллом-философом кн. Владимиру: «сия книга учением своим к честному на страшном суде предстоянию наставляет...».


Случайные файлы

Файл
34411.rtf
117629.rtf
11636-1.rtf
37163.rtf
47982.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.