Бондаж, садомазохизм и сексуальность в японской рисованной порнографии (комиксы и анимация) (69875)

Посмотреть архив целиком










Доклад

Бондаж, садомазохизм и сексуальность в японской рисованной порнографии (комиксы и анимация)



Введение


Энн Мэгнусон, солистка и автор текстов музыкальной группы «Bong Water», играющей экспериментальный рок с элементами социальной сатиры, в песне «Woman Tied Up in Knots» поет: «Когда мне становится скучно, я беру японское порно. Вы понимаете, о чем я? Я купила их в Киото. Это комиксы. Садомазохистские комиксы. Они действительно в узлах, эти японки Узлы... и блоки... и свечи. Я знаю, что это не правильно, нет - не правильно, связанные женщины, женщины в узлах. Но... но... но... но... но... но... но... но... но Нет, это не правильно. Женщины связаны, Женщины в узлах. Скажи маме и папе. Женщины, завязанные в узлы»

Энн Мэгнусон из альбома Power Of Pussy, 1990


Мэгнусон дерзка, непочтительна, саркастична, иронична, она дитя постмодерна, и весь ее стиль как таковой - это радикальная постфеминистская пародия на все формы рок-, фолк- и джазмузыки, существовавшие после Второй мировой войны. В качестве материала эта пародия использует всю историю культурных форм, стилей, идиом, а также культурно сконструированные образы мужчин и женщин. Мэгнусон комментирует амбивалентность удовольствия, испытываемого молодыми американками, которые читают и смотрят японскую рисованную порнографию. Каждый, кого не шокирует то, о чем она поет, смеется, слушая «Bong Water». Ее стиль - это ирония как таковая (если под иронией понимать такую форму выражения, которая подразумевает аудиторию, состоящую, с одной стороны, из тех, кто, слушая, может услышать, но не может понять, и, с другой стороны, из тех, кто понимает больше, чем сказано, и знает больше, чем известно).

Забавно и то, что японская рисованная порнография, предназначенная для японских парней, при этом используется молодыми американками - женщинами достаточно просвещенными и знакомыми с феминизмом. Однако я знаю лишь трех женщин, которые смотрят японскую анимацию и читают садомазохистские комиксы. В данном докладе я попытался учесть их опыт проникновения в суть этого жанра. Я хотел бы также отметить тот факт, что эти женщины проявляют больший интерес к садомазохизму и садомазохистской литературе и фильмам, чем знакомые мне мужчины. Хотя эта область исследований является для меня, изучающего тендер и сексуальность, достаточно новой, жанр рисованной японской порнографии мне знаком. В возрасте с 6 до 10 лет (1972-1976) я жил на острове Окинава. Хотя порнографические мультфильмы, которые показывали по телевидению, не подвергались цензуре, я практически не обращал внимания на их непристойность; на протяжении многих лет я смотрел их как ребенок, представляя себе, что это нечто естественное. В Америке преобладает тенденция воспринимать порнографию как нечто плохое, пагубное, аморальное и опасное. Наиболее интересным для меня является исследование потребности в порнографии, того, что люди думают о ней, и той атмосферы умалчивания и цензуры, которая существует в этой сфере. Также интересными являются различия во взглядах мужчин и женщин на порнографию и эротическую литературу.

По-видимому, мужчины больше интересуются мягким порно (soft porn) «Плейбоя», который предлагает изображения идеализированных женских тел в различной степени обнаженности, или жестким видеопорно (hard core porn videos) с минимумом диалогов и практически отсутствующими сюжетом, сценарием и костюмами, где показаны увлеченно совокупляющиеся пары, или же высококачественным кинематографом. Женщин, кажется, больше привлекают сюжет, отношения, интрига, опасность, романтика, декорации, костюмы и совершенно неправдоподобные ситуации. Хотя сюжеты порнографических историй сильно отличаются, существует ряд поджанров, которые можно определить, как: любовные отношения в школе, одержимость демоном или инопланетное вторжение и волшебные истории. В качестве примера я проанализирую анимационный фильм «Angel of Darkness* («Ангел тьмы»), который соответствует всем трем поджанрам. Я рассматриваю «Angel of Darkness* как волшебную магическую историю с участием двух школьниц-лесбиянок, захваченных и помещенных в неволю сверхъестественной силой, которая хочет господствовать над миром и воспользоваться девушками как средством для порождения злой силы. Девушки захвачены в рабство демоном, вселившимся в одного из учителей-мужчин, и садисткой, директрисой школы. Заставляя испытывать удовольствие и боль, их подвергают мазохистской пытке, чтобы сломить волю и подготовить для сексуального рабства.

Хотя «Angel of Darkness объединяет все три поджанра, как правило, четких границ между ними нет. «New Angel* («Новый ангел») - это серия эпизодов, в которых школьники - мальчики и девочки, постигают науку любви и секса, теряют невинность и становятся активными в сексуальном отношении взрослыми, проходя через серии переживаний, разочарований, запутанных любовных треугольников и неконтролируемых желаний. Две истории рассказывают о привидении девочки, которая забеременела от одноклассника и покончила жизнь самоубийством. Ее призрак блуждает по коридорам, соблазняя мальчиков. После каждой сексуальной встречи с ней мальчики теряют свою жизненную силу - это назидательный рассказ о беременности, о том, как избыток секса крадет вашу энергию, о том, как кто-то может использовать вас для своего собственного сексуального наслаждения, а после - покинуть навсегда. Эта история как бы предупреждает девочек: парни, от которых вы забеременеете, в конце концов, бросят вас. Это также предупреждение об опасности суицида, после которого можно стать призраком, вынужденным постоянно повторять действия, толкнувшие на то, чтобы лишить себя жизни (привидение как вечно мучающаяся душа). Мне кажется, что этот «заставляющий задуматься» жанр, несмотря на свою патриархальность и сексизм, популярен, потому что позволяет зрителям, главным образом девушкам, подумать о последствиях секса и сексуальности. Вероятно, для мальчиков он в большей степени, чем для девочек, интересен как способ изучения сексуальных техник - т.е. «как это делается» - как инструкция, если позволительно здесь использовать такое выражение.

В «Новом ангеле-2» события носят скорее профилактический характер. Школьники предотвращают самоубийство одноклассницы, которая хочет покончить с собой, чувствуя, что парень, в которого она влюблена, ее не любит. После того как учащиеся удержали ее от прыжка с крыши школы, они связывают девушку для того, чтобы не позволить ей лишить себя жизни. Доказывая однокласснице, что существуют удовольствия, ради которых стоит жить (методы убеждения включают и секс с ней), девушке связывают руки и ноги и помещают ее, с кляпом во рту, в туалет. Между тем другая девушка, желая манипулировать одноклассниками, решает соблазнить одного из парней для того, чтобы его подруга бросила его, и попыталась украсть «настоящую любовь» девушки-самоубийцы для себя. Это «учит» нас тому, что некоторые молодые девушки настолько бестолковые, что им необходимо затыкать рот и связывать для их же блага (в то время как другие - опасные интриганки), а юные влюбленные должны прощать друг другу сексуальные проступки. Определение этих порномультфильмов как сексистских, патриархальных и опасных тем не менее не отвечает на мой вопрос, почему же молодые мужчины и женщины смотрят их, почему такие мультфильмы настолько популярны, о чем думают зрители, когда смотрят эти мультипликационные программы? Хотя может показаться, что парни смотрят их в качестве стимулирующего средства для мастурбации, как и любую порнографию и эротику, все же они служат им и как руководства - вроде Кама Сутры, - содержащие модели сексуальности и сексуального поведения.

Одна молодая женщина рассказала мне, что она читала такие классические работы, как Кама Сутра, «История О» и романы маркиза де Сада не только в качестве пособий по изучению искусства сексуальности (до того, как она сама стала сексуально активной), но также потому, что подобная литература предлагала ей разнообразные варианты сексуальных практик, которые она могла опробовать со своим партнером, - чтобы выяснить, что работает, что ей нравится и что больше подходит ей и ее партнеру. Отвечая на вопрос, почему же ей нравятся бондаж и садомазохистские фантазии, она сказала, что сама идея о том, чтобы быть связанной, позволяет ей притворяться, что сама она не ответственна за сексуальное удовольствие: возможность быть связанной и «принужденной» к сексу освобождает ее от самоосуждения и вины. Она призналась, что в атмосфере вины и стыда, которая существует вокруг сексуального удовольствия, не реальность, а фантазия о бондаже и садомазохизме была способом испытывать эти чувства в меньшей степени, потому что она могла сделать вид, что это не она, а ее любовник был активно заинтересован в сексуальном контакте, так что она могла играть роль его пассивной жертвы. Ее строгое католическое воспитание и пуританские массачусетские корни внушали ей, что секс - это что-то постыдное, грязное и допустимое только для продолжения рода. Однако она не согласилась с этой культурной традицией и нашла временное освобождение от наложенных на нее пут сексуальной морали в сексуальных фантазиях. Парадокс в том, что, хотя в подобной ситуации она могла бы представить все так, будто она была лишь пассивной жертвой своего любовника и ничего не совершала, она тем не менее признавала, что фантазия исходит от нее самой и, связывая ее, любовник разыгрывает ее фантазию.


Случайные файлы

Файл
26852.rtf
LABOR2.doc
176993.rtf
CBRR4531.DOC
33697.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.