Творчество Леонардо да Винчи (22680-1)

Посмотреть архив целиком

Творчество Леонардо


Влияние Сандро Боттичелли на творчество Леонардо.

Значительно большим должно было быть влияние быстро делавшего карьеру Сандро Боттичелли. Ко времени приезда Леонардо во Флоренцию Боттичелли было двадцать лет, он был красив, полон надежд и энергии и только начинал создавать свои наиболее значительные произведения, отличающиеся жеманностью и несколько преувеличенной экспрессией, что обеспечило этим произведениям успех при дворе Медичи. Леонардо со вниманием следил за работой становящегося всё более знаменитым Боттичелли и многому учился у него.

Готизирующие, подчёркнуто аристократические черты произведений Боттичелли не привлекают юного Леонардо, но он пытается повторить в своих первых художественных опытах его особую экспрессивность, вкладывая в неё своё, индивидуальное содержание. От этого стремления и, следовательно, до некоторой степени от влияния Сандро Боттичелли, которого он за многое нередко и резко порицал, Леонардо не отделался всю свою жизнь.


Влияние Пьетро Перуджино на творчество Леонардо.

Глубоко отличным от страстного, увлекающегося и капризного придворного живописца Боттичелли был его ровесник, художник Пьетро Перуджино. Творец многочисленных картин иконного типа, нежных и несколько однообразных, мастер золотистого колорита и один из продолжателей дела Учелло в создании современного пейзажа, Перуджино в личной жизни был рационалистом, материалистом и безбожником. Художник и биограф художников Вазари так характеризует его: “Пьетро был человеком весьма мало религиозным, и его никогда нельзя было уверить в бессмертии души. Словами, прекрасно выражавшими его гранитный дух, он упорно отвергал всякий путь добра; возлагал все надежды только на земные блага и за деньги сделал бы всё, что угодно”.

Юный Леонардо, воспитанный в традиционной, может быть, несколько формальной, но всё же строгой религиозности дома провинциального нотариуса, столкнулся с логически безупречными, несколько грубыми, но упрямыми и пугающе убедительными доводами материалиста и безбожника Пьетро и был покорён ими. Никогда уже не вернётся он позже к наивной вере своих отцов, трезвый, скептический, разоблачающий голос творца нежнейших мадонн и святых Себастьянов нанёс ей первый сокрушающий удар, опыт и наблюдение окончательно разрушат её. Как художник Пьетро должен был привлекать юного Леонардо горными фонами своих картин, напоминающими родные пейзажи Винчи, как человек он поразил его воображение и, может быть, оказал на его характер серьёзное влияние.


Ангел Леонардо.

1 июля 1472 года двадцатилетний Леонардо да Винчи вступил в объединение художников, внеся установленный взнос и взнос на цеховой праздник св. Луки. Но, закончив учение у Верроккио, Леонардо не разошёлся со своим учителем. Когда сэр Пьеро предложил уже взрослому сыну устраиваться самостоятельно, Леонардо вернулся в мастерскую Верроккио. Здесь он выполнил свои первые самостоятельные живописные работы.

Валомброзские монахи заказали Верроккио для своей обители картину “Крещение Христа”. Художник горячо принялся за работу. И вот под его кистью явились Христос и Иоанн. Верроккио задумал написать ещё двух ангелов, благоговейно созерцающих великое событие. Было в обычае, что ученики и подмастерья помогают мастеру в больших, сложных картинах, выписывая второстепенные фигуры и мелкие детали, смотря по степени подготовленности.

Верроккио поручил юному Леонардо написать расположенную в углу картины фигуру ангела. “Ангел Леонардо вышел лучше, нежели фигуры Верроккио. Это явилось причиной того, что никогда больше Андреа не хотел прикасаться к живописи, считая обидным, что у мальчика больше мастерства, нежели у него”. Последнее утверждение не соответствует действительности, но в остальном Вазари прав. Достаточно бросить взгляд на дошедшую до нас картину “Крещение Христа”, чтобы убедиться в этом. На фоне сухих, неплохо написанных, но жёстких фигур Христа, Иоанна Крестителя и первого ангела, принадлежащих, по-видимому, кисти Верроккио, резко выделяется самая левая фигура юного коленопреклонённого ангела – произведение Леонардо.

Тело изображено почти со спины, а голова повёрнута профилем к зрителю. Сложная поза ангела не выдумана и не искусственна, она вполне естественно объясняется движением, в котором ангел находился до мгновения, изображённого художником, и которое будет продолжаться в следующее мгновение. Здесь, как и во многих своих дальнейших произведениях, Леонардо удаётся как бы поймать некий краткий момент, реально существующий между двумя движениями, момент, позволяющий изобразить тело одновременно с разных точек зрения и тем добиться гораздо более полного, чем у предшествующих художников, отражения в картине реальной жизни в её реальном протекании.

Лицо леонардовского ангела несколько женственно, глаза мечтательно устремлены вдаль, их взгляд полон какого-то тайного смысла. Взгляд этот как бы одновременно обращён во вне, на зрителя, и внутрь, во внутренний мир ангела. Как контрастируют эти глаза с ничего не выражающими, традиционно трактованными глазами второго ангела! В неменьшей степени отличается и трактовка волос обоих. Леонардо, в течение всей своей жизни уделявший особое внимание волосам, сам щеголявший пышной шевелюрой и бородой, всматривается в каждый волосок мягких юношеских кудрей, с любовью изображает их во всём разнообразии их формы и оттенков цвета, в то время как у ангела Верроккио волосы написаны условно, общей массой, без деталировки.

Обращает на себя внимание и своеобразная одежда ангела Леонардо. Всматриваясь в неё, видим, что каждая складка её продумана, изучена на модели, предварительно проработана в ряде рисунков. И действительно, из ранних рисунков художника и из биографии Вазари мы знаем, сколько внимания он уделял складкам одежды, как много работал над ними.

Вся фигура в целом, хотя и выдаёт юность создателя, говорит о его совершенно исключительной одарённости, о своеобразии его устремлений.

Ангел Леонардо помещён на фоне горного пейзажа. Угловатые, с острыми очертаниями скалы омываются широкой рекой. Пейзаж этот также выполнен Леонардо. Выросший среди горных склонов, художник на всю жизнь сохранил привязанность к местечку, в котором протекали его детские годы. В первых же своих живописных работах он пытался изобразить пейзаж родных мест и притом изобразить не условно, а любовно передавая увиденное.

В левом верхнем углу рисунка сделана надпись: “В день Марии Снеговой 5 августа 1473”, дающая первый образец почерка Леонардо. Почерк этот нетвёрд и неуверен, переобременён завитками и вывертами. Но замечательно в нём не это, а то, что запись – зеркальная, то есть, написана справа налево, как бы зашифрована и читается только при помощи зеркала. Уже в юные годы Леонардо усвоил привычку свои записи вести зеркальным письмом, удивлявшим его современников и доставляющим немало хлопот многим поколениям исследователей, расшифровывающих рукописи художника. Привычку эту Леонардо сохранил на всю жизнь.


Оригинальность гения Леонардо.

Зеркальное письмо Леонардо принял по ряду причин. Во-первых, он был левшой: писал и рисовал левой рукой, хотя умел почти столь же хорошо работать и правой. Левой рукой и штриховать рисунок и писать было удобнее справа налево. Этот способ и принимает Леонардо, рисунки и записи которого легко отличить от рисунков и записей его современников.

Второй причиной принятия зеркального письма было, несомненно, свойственное молодым людям стремление к таинственности, желание засекретить свои записи, которые, конечно, легко могли попасть в чужие руки и в мастерской Верроккио, всегда полной любопытного народа, и в доме отца. Иногда излишне интересующегося жизнью и работой своего уже взрослого сына. Третьей же и, может быть, основной причиной, определившей выбор столь странного способа записи, было свойственное Леонардо стремление к оригинальности во что бы то ни стало, подчёркиванию своей индивидуальной несхожести со всеми остальными людьми.

Но не одна только манера письма выделяет молодого мастера, приступающего к самостоятельным работам, из толпы окружающих его флорентийцев: художников, учёных, придворных. Он отличался от окружающих и своим видом, и своим поведением. Красивый, стройный мальчик, запечатлённый в образе архангела, превратился к этому времени во взрослого мужчину, красотой и физической силой обращающего на себя всеобщее внимание. Анонимная биография Леонардо (написанная либо при его жизни, либо вскоре после его смерти) говорит нам: “Он был прекрасен собой, пропорционально сложён, изящен, с привлекательным лицом”, а Вазари прибавляет: “Блистательной своей наружностью, являвшей высшую красоту, он возвращал ясность каждой опечаленной душе, а словами своими он мог заставить любое упрямство сказать “да” или “нет”. Своей силой он смирял любую неистовую ярость и правой рукой гнул стенное железное кольцо или подкову, как будто они были сделаны из свинца”.

Тягу к подчёркнутой оригинальности, характерную для всей его жизни и для его творчества, Леонардо проявляет уже в первые годы самостоятельной жизни. Как-то отец принес домой круглый щит, переданный ему приятелем, и попросил украсить его каким-нибудь изображением по своему вкусу, чтобы доставить этому приятелю удовольствие. Леонардо нашёл щит кривым и шероховатым, тщательно выправил и отполировал его, а затем залил гипсом. Затем он натаскал в свою уединённую комнату великое множество хамелеонов, ящериц, сверчков, змей, бабочек, омаров, летучих мышей и других причудливых животных. Вдохновившись зрелищем этих тварей и воспользовавшись обликом каждой в самых фантастических сочетаниях, он создал для украшения щита некое страшное чудище, “которое заставил выползать из тёмной расщелины скалы, причём из пасти этого чудовища разливался яд, из глаз вылетал огонь, а из ноздрей дым”.






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.