Доклад

на тему:


«Генри ФОРД»






















Ученицы __ класса «_»

Средней школы №___

______________





СОДЕРЖАНИЕ:

Введение……………………………………………..1

О всеобщем счастье…………………………………1

Изобретатели велосипеда с мотором………………2

О пользе невежества………………………………...4

Без электричества и жить не стоит………………....6

Личное мнение….……………………………………8

Список использованной литературы.………………8






























Введение

В 20-х годах по Америке колесило пятнадцать миллионов машин марки «Форд-Т» - это были дешёвые и практичные автомобили, способные преодолеть и ухабистые поселки, и грязь, и снег, и песок, и даже каменную лестницу. В народе автомобиль прозвали «жестяной машинкой». За год было продано около двух миллионов машин «Форд-Т», заработав при этом 60 миллионов долларов. Форд подсчитал, что прибыль с каждой машины – 30 долларов, и решил снизить цену на автомобиль как раз на эти 30 долларов. Он считал: «Тот кто слишком гонится за прибылью, никогда не гребёт деньги лопатой! Вот мне лично просто нравится выпускать автомобили, которые раскупаются как горячие пирожки!» И на этом тридцатидолларовом понижении цены на «жестяную машинку» удалось сделать такую громкую рекламу, что в следующем году каждой второй из покупаемых в Америке моделей стала именно эта, и в итоге Генри положил себе в карман восемьдесят миллионов вместо прежних шестидесяти… Сам Генри Форд тоже ездил на такой, считая, что садиться за руль конкурирующей марки ниже его достоинства. А захотев пересесть на лимузин, он просто купил разорившуюся фирму «Линкольн Мотор Кар Компани». Большой прибыли от предприятия не ожидалось: сколько бы ни стоили автомобили для миллионеров, самих-то миллионеров в стране не так уж много!


О всеобщем счастье:

Мечтой Генри было сделать так, чтобы его автомобили могли покупать даже его собственные рабочие. Это в его представлении приравнивалось к всеобщему равенству и мировой гармонии.

Он брал на работу всех: эмигрантов, женщин, бывших заключенных, слепых, безногих. «Труд – это источник счастья», - провозглашал Форд. В один прекрасный день он велел выкрасить все заводские стены в белый цвет и ежедневно их мыть: грязи и пыли нет места в храме труда! Платил Генри раз в пять больше, чем на других предприятиях. Мало того, щедро премировал людей за трезвость, целомудрие и отказ от курения. Для надзора над этими вещами он велел завести на каждого рабочего личное дело, где отмечалась любая мелочь. Благо те жили на виду, все вместе, в одинаковых коттеджах на четыре семьи с ванными комнатами, электричеством и радиоточками. Магазины и столовые в рабочих посёлках тоже принадлежали Форду – цены там были очень низки, но зато о каждой купленной бутылке пива становилось известно. Недаром Генри Форда – единственного из капиталистов – любили и уважали в Советском Союзе, а Сталин прямо называл его своим другом.

У его завода вечно толпились желающие получить работу и, бывало, штурмовали ворота. А получив, через два-три года только и думали, как бы скорее уйти: живому человеку трудно перенести столь неистовую заботу… К тому же сборочный конвейер – гордость и изобретение Форда (он, впрочем, подсмотрел идею движущейся ленты на мясокомбинате) – быстро подрывал здоровье. Стоять неподвижно по восемь часов в день без малейшего перерыва, повторяя до бесконечности ту или иную операцию, не всякому по силам! Во время работы запрещалось даже переговариваться: рабочих специально сортировали по национальностям, ставя индуса рядом с немцем, а китайца – с финном. Просто Генри представлял себе жизнь как машину, которую нужно хорошенько отладить, чтобы все стали счастливы…

Изобретатели велосипеда с мотором.

Однажды посетившие Детройт и встретившиеся с Генри Фордом русские писатели Ильф и Петров описывали его так: «У него близко поставленные колючие мужицкие глаза. И вообще он похож на востроносого русского крестьянина, самородка-изобретателя, который внезапно сбрил наголо бороду и оделся в английский костюм». Так оно в сущности и было – конечно, с поправкой на национальность.

Генри был сыном фермера и, может, сам стал бы фермером, если бы в возрасте 13 лет ему по пути в Детройт (они с отцом тряслись в бричке по просёлочной дороге) не явилось чудо: чугунный монстр, отдалённо напоминающий паровоз (четыре тяжёлых колеса, с одного бока ящик с углём, с другого – пышущий жаром котёл, в топке жарко полыхает огонь), шёл сам собой, безо всяких рельс, в клубах дыма и пара, издавая чудовищный грохот и лязг. Расспросив машиниста, Генри узнал, что называется это чудо локомобиль и что оно способен развивать скорость до 10 километров в час, хотя создан и не для езды, а чтобы приводить в движение молотилки да веялки. Генри смотрел на локомобиль широко распахнутыми глазами и думал: ничего прекрасней, чем самодвижущаяся машина, на свете нет и быть не может!

Он был с младенчества влюблён в технику, пропадал у паровой лесопилки, на кузнице или на мельнице и непременно докапывался до устройства любого механизма. «Только не давайте Генри, он разберёт!» - кричали братья и сёстры, когда в доме появлялась новая игрушка. Карманные часы, подаренные отцом на десятилетие, Генри тоже разобрал, осмыслил принцип действия и стал лучшим в округе часовщиком, зарабатывая на этом не малые карманные деньги.

Ему было 16 лет, когда, проснувшись ни свет ни заря, Генри вдруг понял, что пора перебраться в город и найти там работу механика. Покидал в саквояж пару рубашек и был таков – напрасно домашние ждали его к завтраку!

Это было за семь лет до того, как немец Карл Бенц создал первый в мире автомобиль. Впрочем, идея соединить двигатель внутреннего сгорания с колёсами и получить таким образом «самоходный экипаж» носилась в воздухе – в Америке ещё до Бенца некто Джордж Селден подал в патентное бюро заявку с чертежом и описанием «самодвижущейся дорожной машины» (правда, попытка построить действующую машину Селдену не удалась). А с каждым годом механиков-энтуазистов автомобильного дела становилось всё больше – одним из них стал молодой Форд.

Он служил механиком на электростанции у Эдисона, а по выходным возился с бензиновым двигателем в собственном сарае. Когда пришла пора выводить машину на улицу, оказалось, что она не проходит в дверь – пришлось разбирать стену. Зато игра стоила свеч! Мотор в 80 лошадиных сил ревел и вибрировал, сотрясая стальную раму. К ней крепились высокие колёса со спицами и сиденье водителя. Вместо руля – двойная рукоять на вертикальном штыре, как на велосипеде. Ни капота, ни ветрового стекла – одна голая конструкция. Зато скорость достигалась головокружительная – до 32 километров в час! «В 1896 году мой экипаж был первым и долгое время единственным автомобилем в Детройте, - вспоминал Форд. – К нему относились, как к стихийному бедствию, так как он производил много шума и пугал лошадей. Я стеснял уличное движение, и из-за этого у меня вечно были неприятности с полицией».

А уже в 1903 году по улицам Детройта колесило 800 авто. С собственной фирмой Форд чуть было не опоздал. Просто всё никак не мог собрать средства. Даром «Форд Мотор Компани» получила его имя: из двенадцати акционеров сам Генри был единственным, кто не внёс ни копейки – зато предоставил идеи, чертежи, эскизы и изобретательные патенты. Другие компаньоны, от школьной учительницы до преуспевающего банкира (всех их Генри заразил идеей массового производства автомобилей, с ветерком катая по Детройту), сообща раскошелились на 28 тыс. долларов, и дело пошло!

Впрочем, на первых порах Генри чуть было сам всё не загубил, отказавшись играть по общим правилам. Просто тот самый Селден, что первым догадался запатентовать сочетание двигателя внутреннего сгорания и четырёх колёс, потребовал у автомобильных Компаний «дани». Задира Форд платить отказался. «Это роковая ошибка, Генри, она погубит всех нас,» - схватились за головы компаньоны. Он же только презрительно фыркал…

Тяжба тянулась восемь лет. Конкуренты, выступавшие заодно с Сельденом, запугивали покупателей: мол, приобретая автомобиль у Форда, вы приобретаете повестку в суд. Генри в ответ стал прилагать к каждому проданному автомобилю страховку на случай судебных издержек, якобы гарантированную особым фондом в 12 миллионов долларов. На самом деле никаких 12 миллионов у него и в помине не было, и риск выходил огромный! Компаньоны Форда, испугавшись, бросились продавать свои доли в предприятии – их с готовностью покупал сам Генри, став со временем единовластным хозяином завода. К слову, никто из покупателей так и не обратился за компенсацией, потому что в суд на них никто не подавал.

В конце концов для решения затянувшегося спора был устроен «следственный эксперимент». По чертежам, приложенным к патенту Селдена, а также по юношеским чертежам Форда сделали по допотопному монстру. Колымага Селдена проползла с бесконечными остановками метров десять и навсегда заглохла. Фордовское же чудище наматывало круг за кругом, жизнерадостно грохоча мотором.

Когда суд присудил Форду победу, ликовала вся Америка! Генри величали борцом за священный для любого американца принцип свободной конкуренции! Национальной гордостью! Крутым парнем! Он сам и его автомобили прочно вошли в моду. Так ошибка в первый раз обернулась для него грандиозной победой. В первый раз, но не в последний…


Случайные файлы

Файл
145384.rtf
138898.rtf
175229.rtf
14623.rtf
71398.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.