Пропагандистская война на территории Калининской области в годы II-й Мировой войны (58972)

Посмотреть архив целиком

Пропагандистская война на территории Калининской области в годы II-й Мировой войны


Пропаганде в годы II-й Мировой войны обе стороны придавали огромное значение. Немецкое руководство помнило, что именно пораженческая пропаганда помогла им разложить царскую армию и вывести Россию из войны. Советское руководство отлично понимало опасность воздействия вражеской пропаганды на население и армию и делало все, чтобы найти возможность свести немецкую пропаганду к минимуму и противопоставить ей что-либо. Немецкая пропаганда акцентировалась в основном на следующих аспектах:

а) Критика недостатков советской системы и личности советских руководителей;

б) Пропаганда пораженческих настроений в армии и среди партизан и советских подпольщиков;

в) Пропаганда расписывающая преимущества нового оккупационного порядка и немецкого национал-соци.

г) Антисемитская пропаганда следует отметить, что антисемитская пропаганда со стороны немцев и советских коллаборационистов на территории Калининской области встречалась не часто. Вероятно это было вследствие того, что еврейское население области было немногочисленным, было практически ассимилироно местным населением и в отличии от западных областей СССР антисемитские настроения на территории Калининской области до войны не были распространены.

В антисемитский аспект в немецкой пропаганде территории области был скорее явлением обусловленным тем, что антисемитизм всегда практически присутствовал в ней.

Например, в объявлении русскому населению Калинина, которое распространяла в ноябре 1941 года немецкая полиция безопасности, говорилось, что «большевистско-еврейское иго свергнуто победами германского оружия и больше не вернется».

Жительница деревни Кривцово Сазонова Мария Ивановна, пережившая в этой деревни оккупацию, рассказала тот факт, что в их деревне листовки с аналогичными заявлениями распространяли пришедшие сразу же вслед за передовыми немецкими гостями русские, одетые в форму советских солдат, но без знаков различия. Расклеивали они эти воззвания надзором немцев. Сазонова не могла сказать точно, добровольно ли эти русские выполняли эту работу или немцы заставляли военнопленных делать это.

На территориях нашей области оккупированных немцами, их пропаганда была направлена в основном на борьбу с партизанами и подпольщиками на обеспечение поддержки в установлении нового оккупационного порядка.

Многие трудности списывались на наследие советской власти и на ее оставшихся в немецком тылу сторонников. Например, пожары в г. Калинине, которые были после занятия города немцами и возникли вследствие боев в основном, приписывались в первую очередь отступающим большевикам и советским партизанам.

Советская пропаганда в немецком тылу в основном лежала на партизанах и советских подпольщиках. Организовывать пропагандистские мероприятия и выпускать соответствующую литературу приходилось в основном самим своими силами. По свидетельству секретаря подпольного Идриицкого райкома Дунаева В.А., указанному в отчете, в I-й Калининской партизанской бригаде очень плохо с советскими газетами и листовками. Получают их редко. Из советского тыла попадают чаще распечатки приказов.

Газеты и иные печатные издания из советского тыла приходили в небольшом политичестве, да и то с перерывами до 2-х месяцев. 2 Просьбы о присылке советских пропагандистских материалов встречаются в счетах коммисаров и других партизанских бригад.

Партизаны пытались наладить выпуск листовок и агитационных плакатов сами, но это было очень трудно из-за отсутствия бумаги. Да и писались листовки, судя по сохранившимся в Тверском центре документации новейшей истории экземпляром, в основном от руки, как и приказы командования. Но есть и напечатанные. В своем отчете за май 1943 года, коммисар V-й Калининской партизанской бригады Кулеш радостно рапортует о том, что получена печатная машинка. Произошло это уже почти через полтора года, после немецкой оккупации района, где эта бригада боролась. Но многие другие партизанские отряды и вовсе не имели печатных машинок за всю войну.

Несомненно серьезно мешало советской пропаганде в тылу врага и то, что секретари подпольных первичных организаций не имели опыта агитационной работы. И вообще какой-либо политической работы. Этот недостаток пытались прикрыть частым инструктажом и проверкой работы секретарей подпольных первичных организаций.

Шла и усиленная подготовка пропагандистских кадров, так, например, ссылаясь сведениям из отчета Дунаева, ежедневно с 7 часов утра коммисары отрядов, политруки, секретари парторганизаций прибывают в бригаду и слушают по радио сводку информбюро и читают газету «Правда»

Похожая практика проводится и во многих других партизанских бригадах.

Листовки и обращения партизаны адресовывали не только к населению, но и к советским коллаборационистам, находящимся на службе у немцев. Так, например, в Идрицком районе было составлено «Обращение» к полициям, «украинцам» и казакам, которые размножались в отрядах и разными путями доставлялись к ним. Если верить Дунаеву В.А., то агитация велась даже и среди немцев.

Действовало на территории калининской области большое количество русских коллаборационистов, армянский добровольческий батальон, а так же большое количество немецких пособников из поляков и прибалтийских народов. Русские коллаборационисты набирались не только из местного населения, но и из военнопленных и не только добровольно, но и путем мобилизации.

Для прибалтийских и прочих коллаборационистов обращения писались на родных языках. Особое внимание уделялось латышам, так как по свидетельствам очевидцев их было больше, чем многих других коллаборационистов, за исключением разве что русских. И работали они не только в военных, но и в гражданских отраслях.

Особенно это деятельность усилилась к концу 1943 года, когда немцы из-за больших людских потерь все больше стали привлекать на службу бывших граждан СССР. Так, например, только в Идрицком районе и только в ноябре 1943 года было написано несколько сотен обращений на латышском языке.

Практически каждый месяц писались новые обращения к русскоязычным коллаборационистам, которые в отчетах партизанских коммисаров и секретарей подпольных именуются «власовцами» и «полицейскими». В основном в виде писем эти обращения доставлялись потенциальным перебежчикам. Если верить партириским источникам, то переходили каждый день почти группами и по одному с оружием и без оружия. 4

Что же до национального состава перебежчиков, то данные здесь противоречивы. В одном случае упоминается о том, что перебегают в основном украинцы и армяне, а в другом утверждалось, что переходили в основном русские, но было и несколько лиц из прибалтийских народов.

Вероятнее всего, все зависело от конкретных обстоятельств, способствовавших конкретному случаю перехода к партизанам.

Из партизанских источников можно сделать выводы, что письменная и устная пропаганда, подкрепленная вероятно и изменением ситуации на фронтах в пользу СССР давала иногда очень хорошие результаты. Так, например, только в 16-ю Калининскую партизанскую бригаду за май только месяц 1944 года перешло несколько десятков перебежников. Большинство из них – русские. Так же несколько прибалтов.

Крупный переход русских коллобароционистов состоялся в июле 1943 года в Себежском районе. Первоначально в г. Себеж прибыла группа из 120 русских коллаборационистов. В основном это бывший командный и начальствующий состав РККА. Агентура партизан связалась с ними и узнав их настроения предложила бежать к партизанам. Замысел сорвал один полковник, бежавший к партизанам раньше намеченного срока. В результате к партизанам ушло лишь 20 человек. Прочих же разоружили и отослали в Латвию. Перебежчиков распределяли по отрядам, где они давали информацию о врагах.

Среди перешедших был некий Бончковский Виктор Семенович. До войны работал доцентом и преподавателем наук Днепропетровском университете. Он показал, что создало из числа пленных командиров РККА т.н. «политический центр борьбы с большевизмом». В нем было около 200 человек. Руководство осуществляли генерал-майоры Бессонов и Будыха, полковник Любимов, подполковник Бродников и сам Бончковский. Он дал много ценной информации. В частности показал, что многие сотрудники центра мечтают вернуться к своим.

По свидетельству бывших партизан и в частности партизана Голубева многие перебежчики из числа поляков, прибалтов и итальянцев перебегали обратно к немцам довольно часто, так как не могли вынести тяжелых условий жизни у партизан. По словам же Голубева под воздействием советской пропаганды к партизанам перебегали и немцы. Он лично был свидетелем перехода к партизанам 2-х немцев-антифашистов, которые после войны уехали в ГДР.

К пропаганде привлекались бывшие коллаборационисты довольно активно. Им поручали оставаться у немцев и приводить агитацию среди других коллаборационистов в пользу перехода к партизанам. Возможно, что более в связи с пропагандистскими, а не с реально боевыми целями на территории Калининской области в Идрицком районе перебежчик Трофимов возглавил целый партизанский отряд из бывших коллаборационистов. 1

Хотя, сказанное в отчете Дунаева, что полицейские переходят к партизанам благодаря умело наложенной перевербовке ежедневно 2 и следует подвергать сомнению, все же не вызывает сомнения тот факт, что пропагандистская работа партизан и их усилия по разложению коллаборационистских формирований на территории Калининской области была в целом успешна. Особенно в период наступления советских войск, когда уже многие перестали сомневаться в скором поражении Германии.






Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.