Современная политическая элита (Зюганов Г.А.) (29157-1)

Посмотреть архив целиком

МОСКОВСКИЙ НОВЫЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ












РЕФЕРАТ ПО ПОЛИТОЛОГИИ

НА ТЕМУ: “Современная политическая элита (Зюганов Г.А.)”







Студентки 1-го курса

Кочетковой Оксаны Сергеевны








МОСКВА, 1997г


ЗЮГАНОВ ГЕННАДИЙ АНДРЕЕВИЧ

Председатель ЦИК Коммунистической партии Российской Федерации, сопредседатель Политсовета Фронта национального спасения, председатель Совета Народно-Патриотических сил России


Бывший главный идеолог Компартии РСФСР, патриот-государственник, с февраля 1993 г. лидер самой многочисленной российской компартии Геннадий Андреевич Зюганов - фигура неоднозначная и в своем роде уникальная на российском политическом небосклоне. Многие из его соратников по патриотическому лагерю не могут простить Зюганову его коммунистическое прошлое и настоящее. "Правоверные" же коммунисты также не склонны принимать его за "своего", обвиняя в национализме, ревизионизме и т.п. Есть и те, кто считает именно такую фигуру наиболее подходящей для объединения раздираемых противоречиями оппозиционных сил, "красных" и "белых". Противники, такие как Михаил Полторанин, раздраженные тем, что "куда ни кинь взгляд - всюду Зюганов", называют его "коммунистическим Фигаро". Сам же Геннадий Андреевич, естественно и органично сочетающий в своей позиции как "левый", так и "правый" компоненты, пытается всюду успеть. Зюганов убежден в совместимости национальной государственнической и социалистической идей, но пока он - "свой среди чужих, чужой среди своих"...


Родился Геннадий Зюганов 26 июня 1944 г. в селе Мымрино Знаменского района Орловской области, в местах, для России весьма примечательных. "У нас в селе петух кричал на три области - Орловскую, Брянскую и Калужскую, - вспоминает Зюганов. - Это граница лесостепи, дальше идут Брянские леса. Междуречье Оки и Волги, откуда русский народ пошел". В 1941 г. сто мужчин ушли из села на фронт, вернулись десять. Геннадий формировался в среде, в которой "чувство защиты Отечества, добросовестный труд были присущи всем".

Зюганов происходит из семьи потомственных учителей в трех поколениях, десять педагогов из этой семьи проработали в общей сложности 300 лет: "были партийные, беспартийные, но есть две особенности: все с утра до вечера трудились, все практически воевали, защищая Отечество, многие не вернулись, отец потерял ногу в Севастополе; и никто ни разу не был под судом и следствием". Трудовая биография самого Геннадия началась примерно с 7-8 лет, когда шло послевоенное переустройство деревни и мальчишкам небольшими бригадами приходилось крыть крыши щепой. Тогда просто больше некому было делать это.

В 1961 г. Геннадий заканчивает с отличием среднюю школу в родном селе (в начальных классах учителем у него была его мать) и, следуя семейной традиции, вступает на педагогическое поприще. В течение года работает сельским учителем, а в 1962 г. поступает на физико-математический факультет Орловского педагогического института. Затем три года службы в армии (1963-1966) - в Группе советских войск в Германии, в специальной военной разведке по борьбе с атомным, химическим и бактериологическим оружием. "Служба - никому такой не пожелаешь, - вспоминает Зюганов. - Из трех лет год провел в противогазе и резиновом костюме. Таскал руками все типы отравляющих и радиоактивных веществ. Сжег три пары сапог, пропитанных радиацией". Однажды на полигоне,зараженном синильной кислотой, верхняя гайка на его противогазе отошла: "потерял бдительность". Почувствовав привкус металла во рту, Геннадий Андреевич успел подать сигнал напарнику, и тот, увидев у Геннадия "зрачки во весь глаз", перекрыл подсос ядовитого воздуха... Тогда же в армии в 1964 г. Зюганов "совершенно осознанно" вступил в КПСС. В студенческие годы активно занимался общественной работой, избирался председателем студенческого профкома института.

По окончании ОПИ преподавал на кафедре высшей математики физико-математического факультета. С 1971 г. Зюганов на комсомольской работе. Сначала он секретарь одного из райкомов, первый секретарь Орловского горкома и обкома ВЛКСМ. Затем - секретарь, второй секретарь Орловского горкома КПСС (1974-1978). С этого начинается его довольно быстрое восхождение по партийной иерархической лестнице. В 1978 г. Зюганов вновь садится за "парту" в Академии общественных наук при ЦК КПСС, где получает философское образование и в 1980 г. защищает кандидатскую диссертацию по теме: "Основные направления планового развития городского образа жизни (на примере крупных городов страны)".

В 1980-1983 гг. Геннадий Андреевич заведует отделом пропаганды в Орловском обкоме КПСС и одновременно преподает марксистско-ленинскую философию на литературном факультете и факультете начальных классов педагогического института, в своей alma mater. В 1983 г. Зюганова выдвигают на работу в аппарат ЦК КПСС заведующим сектором в отделе пропаганды и направляют в Москву. "На Старой площади в нижних этажах, наверное, не было ни одной ступеньки, где бы не пришлось себя попробовать", - говорит Геннадий Андреевич. Работа была "весьма разнохарактерна": "С одной стороны я проехал всю страну насквозь - от Западной границы до Сахалина, от Ленинграда до Средней Азии. Наверное, за последние 10 лет не было ни одного социального пожара, где бы мне не пришлось разбираться, т.к. я был одним из немногих, кто занимался "Особой папкой" на случай чрезвычайного положения и войны. Принимал участие как в крупных массово-политических мероприятиях, так и в мероприятиях военно-стратегического характера". Приходилось с коллегами готовить аналитические материалы по ситуации в Прибалтике, по Кавказу, Средней Азии - "все они были положены руководством под сукно". А в них между тем предупреждалось, например, о том, что будет в Таджикистане в случае разрушения государственно-политических структур и о многом другом. Перестройку Геннадий Андреевич "воспринял как знамение, приближал, как мог", но вскоре понял, что его надежды на реформы не оправдываются: "перестройка - это тяжелая и ответственная работа, а не бесконечная, бессодержательная говорильня", - считает он. Гласность Зюганов видит в образе "неопрятного существа с узким лобиком,, злыми глазенками, визгливым голосом, бессердечно гогочущее у постели больной матушки Отчизны". Горбачева он называет не "выдающимся реформатором", а "гениальным разрушителем, путаником и приспособленцем". Уже в 1989 г. Зюганов начинает бить тревогу в связи с положением в стране и прежде всего ростом преступности. Занимаясь анализом работы Советов и правоохранительных органов, Геннадий Андреевич кладет на стол своему руководителю, по его словам, "мастеру закулисных интриг", А.Н.Яковлеву доклад с ужасающими цифрами роста за год числа убитых, погибших в результате несчастных случаев, изуродованных, изнасилованных и ограбленных, в несколько раз превышавшими десятилетние потери в афганской войне. Проблемы, которые накапливались в обществе, были у Зюганова на глазах и не могли оставить его равнодушным. По его мнению, системный кризис в стране начался еще в 70-е гг. Именно тогда "социализм в СССР постепенно начал утрачивать историческую инициативу, КПСС не смогла адекватно ответить на новые проблемы внутригосударственной и международной жизни, а верхний эшелон компартии постепенно деградировал - нравственно, идеологически и политически". С конца 80-х гг. происходит "постепенное, вполне осознанное отстранение партии от выработки политического курса, когда она, как правило, в основном лишь узаконивала ряд положений и мер, которые в принципе уже были проговорены и на высшем уровне приняты".

Еще тогда, когда противоречия между "командой Горбачева" и российскими коммунистами только назревали, Зюганов активно поддержал идею создания Российской компартии как "партии, отстаивающей национально-государственные интересы". Это вызвало, по словам Геннадия Андреевича, "жуткий пропагандистский огонь из всех "демократических" орудий. С нами не столько спорили по существу, сколько пытались дискредитировать". К тому времени Зюгановым была уже опубликована целая серия статей -"Третий раз гневаемся, а репа не растет", посвященных гласности как "инструменту социально-психологической обработки населения", ряд статей о российской государственности и других.

Летом-осенью 1990 г. Зюганов участвует в работе Учредительного съезда Компартии РСФСР и XXVIII съезда КПСС. На российском съезде его избирают членом ЦК, а на пленуме - членом Политбюро, секретарем ЦК КП РСФСР. "Либеральная" пресса писала по этому поводу: "Мало кому известный мелкий функционер воспользовался почти невероятным шансом пробиться наверх в скандально учреждавшейся иерархии руководителей РКП. Сумел-таки совершить головокружительный кульбит - смог стать членом Политбюро, секретарем ЦК и главным партийным идеологом".

В то время, выражаясь словами Зюганова, уже во всю "гремели фанфары перестроечной пропаганды, витии свободы вещали о новой духовности в распахнутом всем ветрам общеевропейском доме. Под этот грохот яковлевской идеологической молотилки к 1991 году горбачевская команда... уже наглядно доказала, как она заботиться об "этой стране" и "этом народе". Нарастает ощущение того, что "наш государственный корабль без руля и ветрил болтается в бушующем политическом море и вот-вот налетит на рифы". Попытка пленума ЦК Компартии РСФСР в ноябре 1990 г. "прямо и честно ответить, почему не удалась перестройка и что нужно сделать для того, чтобы были все-таки реализованы идеи социалистического обновления, была попросту блокирована замалчиванием". Уже в декабре 1990 г. Зюганов всерьез говорит "о возможности социального взрыва".


Случайные файлы

Файл
29735-1.rtf
161202.rtf
187045.rtf
ref-14445.doc
41758.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.