Северо-причерноморские глазури XIII-XV вв. (26808-1)

Посмотреть архив целиком

Северопричерноморские глазури XIII-XV вв.: археометрическое изучение

Благодаря значительному прогрессу в археологическом, изучении традиционных позднесредневековых керамических центров - Херсонеса, Каффы, Солхата и Судака, обнаружение керамических браков в Алуште и Фуне [Мыц, 1991, с. 99], определение производящих зон большинства разновидностей аутентично крымских глазурованных сосудов в гораздо меньшей мере опирается на статистическую представленность и характеризуется возможностью сопоставления с твердо локализованными морфологическими совокупностями. Потребности дальнейшего изучения этого рода археологических артефактов, помимо археологических локализаций и накопления массива опорных дат, требуют постановки вопроса также и в плоскости распространения технологических традиций, их взаимодействия и характера развития. Кроме того, аналитический материал, будучи, сродни археологическому артефакту, самодостаточным, способен предоставить самые разнообразные возможности для более точных хронологических и типологических дефиниций.

Основу проанализированной выборки (1-24) составляют образцы глазурованной керамики из находок преимущественно в Херсонесе (1-8,10,21-23) и Судаке (11-20) (Приложение 1), Один образец происходит из Солхата (24), один - из Киева (9). Эти керамические находки принадлежат к достаточно хорошо изученным археологически группам, и, как кажется, способны составить основу интерпретационного континуума, необходимого для представления результатов исследований.

В первую группу проанализированных образцов входят красноглиняные полихромные поливные сосуды открытых и закрытых форм на кольцевом поддоне с ангобированной поверхностью под прозрачной поливой с легким желтоватым оттенком. Декорирование сосудов целиком находится в рамках обычных для крьмского средневековья сграффито-композиций, выполненных по ангобированной поверхности толстой врезной линией, и двухцветной гаммы подглазурной железо-медной росписи. В качестве основных орнаментальных мотивов здесь выступают геометрические композиции в виде радиально-полосчатых построений, растительные розеткообразные рисунки с сетчатой штриховкой фона, сложные плетенки. Заметную и оригинальную группу внутри этой совокупности составляют блюда и чаши с изображениями птиц и сиринов. Ритм подглазурной росписи подчинен чередованию зеленого и коричневого цветов.

В отношении технологии формовки сосуды отличает чрезвычайно характерный способ крепления кольцевого поддона, обнаруживающий аналогию в существенно раннем массиве византийской поливной посуды,-белоглиняной керамике с пятнистой зеленой поливой 1Х-Х вв., и, наряду с другими признаками, стабилизирующий группу. Он состоит в креплении поддона способом кольцевого налепа, в основном, к уже сформованному, подсохшему днищу сосуда. Характерным признаком этой технологии для херсонесских изделий является отсутствие выпукло выдавленного образования на участке заключенной в кольцевой поддон поверхности днища, сохранение этой поверхностью естественной кривизны, значительно меньшая толщина стенки сосуда внутри поддона по сравнению с толщиной вне его, образующейся ввиду распределения остаточной глинистой массы по наружной стороне емкости.

Сосуды этого вида составляют наиболее значительную группу средневековой поливной керамики Херсонеса, обнаруживаясь в слоях и комплексах начиная с XIII в. [Якобсон, 1979, с. 140]. А.Л. Якобсоном отмечено местное, херсонесское происхождении этой группы, стилистически близкой ближневосточной поливной посуде, прежде всего керамике Персии и Закавказья [Якобсон, 1950, с. 187]. Помимо Херсонеса керамика этого вида хорошо представлена в археологических материалах других крымских памятников. Отмечены ее находки в Судаке, в числе сосудов XIII-XV вв. она обнаруживались при раскопках крепости

Алустон [Мыц, 1991, с. 90, рис. 39-1,4]. По данным А.И. Романчук и В.И. Перевозчикова аналогичные херсонесским образцы составляют заметную группу в археологических материалах Азова, где датируются "не ранее первых десятилетий XIV в." [Романчук, Перевозчиков, 1990, с. 98-99]. Аналогичные херсонесским фрагменты имеются в стратиграфически невыраженных материалах из раскопок Десятинной церкви в Киеве [Залесська и др., 1996, с. 202-203, рис. 4-7]. Помимо этих находок следует также обратить внимание на сообщения об обнаружении керамики сходного вида в Белгороде-Днестровском [Кравченко, 1986, с, 70, рис. 26-8], где она датируется второй пол. XIII-XIV вв., а также о ее находках в Сухуми, которые, по свидетельству А.Л. Якобсона, "совершенно идентичны херсонским" [Якобсон, 1950, с.187]1.

В состав проанализированной выборки входят образцы из находок в Херсонесе (1-8). В качестве материала сравнения в выборку включен экземпляр из Киева (9), в целом по формальным признакам близкий аутентично херсонесским образцам, однако обнаруживающий несколько иное качество формовки. В качестве близкой аналогии для орнаментации дна киевского образца выступает чаша из раскопок крепости Алустон [Мыц, 1991, с. 90, рис. 39-3].

Во вторую группу включены полихромные красноглиняные, несколько более светлого оттенка, сосуды на кольцевом поддоне под прозрачной, как правило, холодных тонов поливой. Аналогично сосудам первой группы в их декорировании используются сграффито-композиции выполненные по ангобированной поверхности толстой врезной линией, и двухцветная гамма подглазурной железо-медной росписи. Система орнаментации состоит в использовании лилиевидных рисунков и шести-, восьмигранников в качестве средоточий сложных геометрических и растительных композиций. Техника формовки сосудов этой группы характеризуется использованием приема налепа комком при формовке кольцевого, невысокого, как правило, обратнораструбовидного поддона. Характерный технологический признак здесь - наличие выпукло выдавленного образования в центре днища (иногда оно срезано ножом), большая толщина его стенки по сравнению с частью непосредственно примыкающей к поддону извне, хорошо заметные следы работы гончарным ножом на внешней поверхности сосуда, использовавшимся для снятия остаточного слоя глины, образованного при формовке поддона. Наиболее примечательно здесь наличие характерной закраины вдоль основания поддона.

Сосуды этого облика относятся к наиболее массовым образцам крымской керамики и составляют заметные группы в материалах крупнейших центров позднесредневековой Таврики. Они обнаруживались в Феодосии, где являются обычным материалом генуэзских слоев и датируются XIV-XV вв. [Айбабина, Бочаров, 1994, C.I 8-19, рис. 7,8]; при раскопках крепости Алустон в числе сосудов XIII-XV вв. [Мыц, 1991, с. 90, рис. 39-2]; в донжоне замка Фуны в археологическом комплексе 1459-1475 гг. [Мыц, 1991, с. 90, рис. 41-1,2 и др.]; при раскопках мангупского дворца с датировкой в пределах 1425-1475 гг. [Мыц, 1991, с. 94-95, рис. 43-44]; на укреплении г. Ай-Тодор [Паршина, 1974, с. 68-69, рис. 10; Мыц, 1991, с. 89, рис. 38,3]; выявлены при раскопках крепости в Гурзуфе [Паршина, 1974, с. 68-69,70-71, рис. 10; Мыц, 1991, с. 89, рис. 38-3], Симеизе [Паршина, 1974, с. 68-69,70-71, рис. 10]. За пределами Крымского п-ова образцы керамики этой группы имеются в материалах Белгорода-Днестровского [Кравченко, 1986, с. 70-74, рис. 26-28], обнаруживались в комплексе хозяйственных ям на поселении Днепровское II в Нижнем Побужье [Бураков, 1991, с. 106, рис. 3,4]. По всей вероятности, имеются они и в слоях Азова XIV-XV вв. [Романчук, Перевозчиков, 1990, с. 115, рис. 53]. По своему происхождению керамика этого облика является восточнобережной и, по находкам производивших ее печей, закономерно связывается с керамическими производствами Каффы2 и Судака3. Группу, отобранную для анализа, составляют образцы из находок в Судаке (11-18) и Херсонесе (10). Отдельную подгруппу в составе этой коллекции образуют материалы из комплекса гончарной печи по обжигу глазурованной посуды в Судаке (13-15), стратиграфическими показаниями датируемой сер. XV в. Ближайшую аналогию этому комплексу представляют находки сходным образом орнаментированной керамики из донжона замка Фуны и дворца Мангупа [Мыц, 1991, с. 90,94-95, рис. 41-1,43-44].

Третью группу составляют монохромные красноглиняные на кольцевом поддоне сосуды под плотной темно-зеленой поливой и подглазурным гравированным рисунком, выполненным по ангобу толстой врезной линией. Сграффито-композиции керамики этой группы используют растительно-геометрическую орнаментальную основу, в качестве основных мотивов в декоре выступают спирали и листья, пересекающиеся линии и полосы, штриховка. Декор этих сосудов гораздо более индивидуален и разнообразен, чем керамики первой и даже второй группы, и вряд ли может быть представлен в виде адекватного формализованного описания. Формовка разнообразна, для некоторых образцов она характеризуется наличием ровной плоской поверхности внутри кольцевого поддона, покрывающей днище, обращает внимание практически равная толщина стенок внутри и вне его.

В состав группы входят экземпляры из находок в Херсонесе (21-23), Судаке (18-20) и Солхате (24). В отношении образцов этой группы речь должна идти о несомненно крымском, в настоящее время не локализирующемся по выделению морфологической основы, материале. Датировки проанализированных сосудов находятся в пределах XIV-XV вв.

Аналитический метод

Определение химического состава поливных покрытий производилось электронно-зондовым методом на микрорентгеновском анализаторе JCXA-733 фирмы JEOL (Япония) по программе, разработанной аналитиком ЦТО НАН Украины В.Б. Соболевым, с использованием коррекции Бенса и Олби [Albee, Кау, 1970]. Электронно-зондовый микроанализ, или рентгеноспектральный локальный анализ (РЛА) позволяет проводить качественный и количественный анализ химического состава минералов на элементы от бора (z=4) до урана (z=92) с объемной локальностью в несколько кубических микрон. Метод основан на возбуждении в исследуемом образце характеристического и тормозного рентгеновского спектра с помощью тонкого электронного пучка и разложении полученного спектра по длинам волн с помощью рентгеновского спектрометра с целью идентификации элементов и определения их содержания. Содержание элементов оценивается путем сравнения интенсивностей рентгеновского излучения аналитической линии в исследуемом образце и образце сравнения (стандарте). Абсолютная чувствительность (наименьшее количество вещества, которое можно обнаружить) составляет 10-8 -10-15 г. Относительная чувствительность (минимальное содержание элемента при равномерном распределении в веществе объекта) находится в пределах 0,1- 0,001%, в зависимости от определяемого элемента и условий анализа. Достоинствами этого вида анализа является: 1) высокая экспрессность; 2) простота выбора площадки для анализа с визуальным контролем отсутствия примесей на ней; 3) сохранение образцов при анализе, а значит возможность дальнейшего их использования для исследований и контроля результатов.


Случайные файлы

Файл
55375.rtf
54255.doc
45869.rtf
20528-1.rtf
123086.rtf




Чтобы не видеть здесь видео-рекламу достаточно стать зарегистрированным пользователем.
Чтобы не видеть никакую рекламу на сайте, нужно стать VIP-пользователем.
Это можно сделать совершенно бесплатно. Читайте подробности тут.